В обществе

В обществе Маленькое кино

22 ИЮЛЯ 2020 г. ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Коллаж ЕЖ

От автора.

Весну 2020 года мы с вами провели на самоизоляции  и все это время успешно осваивали zoom, всячески расширяя его применение. Отпустив фантазию в эту сторону, с подачи моего знакомого кинорежиссера я и придумал в апреле это маленькое кино.
Увы, малютка-киносценарий пока так и не нашел тех, кто решится его воплотить – и остался текстом, который я публикую здесь, в «Ежедневном журнале».

 

В обычной московской квартире говорит радио.

РАДИО. Новости этого часа. Режим самоизоляции в столице будет продлен до конца месяца, сообщается в указе мэрии. Название месяца будет сообщено позже. В Сокольниках, после погони, расстрелян таксист, осуществивший посадку пассажира без QR-кода. Родные и близкие зараженных коронавирусом обратились с письмом к президенту России, в котором приветствуют дальнейшую оптимизацию здравоохранения. Сегодня в Пресненском суде, в удаленном режиме, будет рассмотрено дело блогера Чижика, написавшего в своем Фейсбуке…

Радио перекрывает разговор на повышенных тонах – женщины и ее сына лет восьми.

ЖЕНЩИНА. Хватит уже твоих фиксиков!

МАЛЬЧИК. Ну ма-ам!

ЖЕНЩИНА. Ты математику сделал?

МАЛЬЧИК. Там связь плохая была, я не понял...

ЖЕНЩИНА. А почему ты мне не сказал? Почему ты мне не сказал?

В ее айфоне сигналит будильник.

ЖЕНЩИНА. Никаких фиксиков – два дня!

МАЛЬЧИК. А-а-а-а!

Женщина включает zoom и нажимает на «вход в конференцию».

ЖЕНЩИНА. И перестань выть!

МАЛЬЧИК. Ма-ам!

ЖЕНЩИНА. Я занята! Перестань выть!

ГОЛОС ИЗ ЗУМА. Что?

ЖЕНЩИНА. Я не вам, Анна Петровна! Я ссылку послала.

ГОЛОС АННЫ ПЕТРОВНА. Видео нету!

ЖЕНЩИНА. Там внизу плашка!

Мы переносимся в квартиру Анны Петровны. Звуки телевизора, в котором идет какой-то сериал.

АННА ПЕТРОВНА. А, вот, нашла… (Кричит в сторону гостиной.) Мама, убавь звук!

МАМА. Что?

АННА ПЕТРОВНА. Звук убавь! У меня работа!

МАМА. А кто сегодня?

АННА ПЕТРОВНА. Один кретин, какая разница! Мама, убавь звук!

МАМА. Да сейчас, сейчас… Что ты кричишь?

Анна Петровна стоит в коридоре с флагом России в руках. И кричит в другую сторону квартиры.

АННА ПЕТРОВНА. Паша!

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Что ты орешь?

АННА ПЕТРОВНА. Оденься!

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Блин! Забыл.

АННА ПЕТРОВНА. Придурок…

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Сейчас!

Мужчина в рубашке, заправленной в рейтузы, лет тридцати пяти, сидит на холостяцкой кухне с бутылкой водки. Забитая пепельница, неуют, гора посуды. Перед ним – часы. Он смотрит, как стрелка приближается к трем часам, и пьет.

Мордоворот в черном мундире наливает себе на кухне чай. Прихватывает блюдце с сушками, идет в комнату, включает плазму – и щелчками пульта начинает выбирать кино из списка. Дощелкивает до «Криминального чтива».

ГОЛОС АННЫ ПЕТРОВНЫ. Все на месте?

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ. Две минуты, Анна Петровна! Семен Кузьмич!

МОРДОВОРОТ В ЧЕРНОМ. Да готов давно я!

Включает видео.

Какая-то брюнетка заглядывает в камеру телефона

БРЮНЕТКА. Я здесь! Одну минуту...

Она следит за туркой кофе на плите, поглядывая на время на айфоне. На столе – раскрытые папки, кипа бумаг…

Лысоватый мужик, сидящий перед своим айфоном у себя дома, надевает поверх майки синий прокурорский костюм с галстуком-ермолкой. Внизу у него пижамные брюки и тапочки с помпонами. Надев, кричит куда-то за дверь.

ЛЫСОВАТЫЙ. Анюта, я тута!

Пьяница в майке трясущимися руками пытается прислонить мобильный к бутылке, чтобы тот показывал его, но мобильный падает.

МУЖЧИНА В МАЙКЕ. Надо завязывать…

АННА ПЕТРОВНА. Мама, помоги завязать!

И мы видим со спины, как мама завязывает ей какой-то балахон.

АННА ПЕТРОВНА (кричит куда-то). Паша, орла повесь!

Титр:

Работа на удаленке,

или

ПравоZOOMие

На стене – герб России и триколор.

Голос женщины, которая кричала на мальчика (это, как выясняется, секретарь суда):

СЕКРЕТАРЬ. Встать, суд идет!

И все, кроме мужика в майке, встают – каждый у себя дома.

СЕКРЕТАРЬ. Подсудимый, встаньте!

Мужчина в майке вздрагивает и встает.

За стол садится Анна Петровна. Она в мантии. Это – Судья.

СУДЬЯ. Прошу садиться. Слушается дело Чижика Ильи Сергеевича, 1985 года рождения, обвиняемого по статье 282 УК (пункт «а» части второй): «Возбуждение ненависти или вражды в интернете с угрозой применения насилия». По данным следствия (лист дела семь на восемь), 13 марта 2020 года в 14 часов 20 минут в социальной сети Фейсбук в разделе «комментарии» подсудимый Чижик сделал запись следующего содержания (перевернув страницу, торжественно): «Класть я хотел на Путина!»

Пьяный мужик в майке у себя на кухне обхватывает голову руками.

СУДЬЯ. Подсудимый!

ПОДСУДИМЫЙ (тот самый мужик майке). Чего?

СУДЬЯ. Не «чего», а встаньте!

Подсудимый встает, и на экране возникают его рейтузы.

СУДЬЯ. Подсудимый!

ПОДСУДИМЫЙ. Чего?

СУДЬЯ. Сядьте!

Подсудимый садится.

СУДЬЯ. Я вас оштрафую за неуважение к суду!

ПОДСУДИМЫЙ. Что я сделал?

СУДЬЯ. Отвечайте суду! Вы клали на Путина?

ПОДСУДИМЫЙ. Я имел в виду…

СУДЬЯ. Неважно, что вы имели в виду! Отвечайте на вопросы. Вы писали: «Класть я хотел на Путина!»?

ПОДСУДИМЫЙ. Да.

СУДЬЯ. Что именно вы планировали положить на Путина?

АДВОКАТ (та самая брюнетка с кофе). Я протестую!

СУДЬЯ. Протест отклонен. Что именно вы положили на Путина 13 марта в 14.20?

ПОДСУДИМЫЙ. Я же не в этом смысле!

СУДЬЯ. Вторично делаю вам замечание. Вы в суде! Тут смысла не надо, отвечайте на вопросы! Обвинение!

Секретарь суда (женщина, кричавшая на ребенка) включает окошко Прокурора – того самого лысоватого в синем мундире.

ПРОКУРОР. Спасибо, Ваша честь. Подсудимый, скажите: положить на Путина было вашим личным намерением или вы планировали сделать это в составе преступной группы?

ПОДСУДИМЫЙ. Не было никакой группы, вы чего?!

ПРОКУРОР. Значит, сами. Хорошо. Когда именно вы это сделали? Потом, когда никто не видел – или в 14.20, при всех, с особым цинизмом?

ПОДСУДИМЫЙ. Я не понимаю, чего вы говорите!

ПРОКУРОР. Прошу занести в протокол: подсудимый пытается ввести суд в заблуждение.

СУДЬЯ. Ходатайство удовлетворено.

ПРОКУРОР. Также я просил бы суд внимательно изучить обстоятельства дела в плане ущерба, нанесенного Чижиком Российской Федерации.

АДВОКАТ. Я протестую!

СУДЬЯ. Протест отклонен.

АДВОКАТ. Ваша честь, это расширение обвинения…

СУДЬЯ. Я не давала вам слова!

ПРОКУРОР (продолжая). А именно: не помешало ли Президенту возложенное на него Чижиком исполнять возложенное на него до этого?

СУДЬЯ (поднимая глаза от бумаг). Еще раз скажи.

ПРОКУРОР. Ну чо ты как эта?

СУДЬЯ. Уважайте суд.

ПРОКУРОР. Чего?

СУДЬЯ. Да говори же!

ПРОКУРОР. Я и говорю! Не помешало ли Президенту возложенное на него Чижиком – в 14.20, 13 марта – исполнять возложенное на него же, но до Чижика? (Поясняет.) Обязанности Президента!

СУДЬЯ. Сам как думаешь?

ПРОКУРОР. Я думаю, помешало!

СУДЬЯ. Так и запишем.

ПРОКУРОР. Прошу уважаемый суд приобщить к делу график работы президента в этот день. Во второй половине дня Владимир Владимирович Путин проводил совещание, посвященное вопросам энергетической безопасности страны. И как раз в этот момент подсудимый Чижик на него положил…

АДВОКАТ. Я протестую!

СУДЬЯ. Протест отклонен.

В продолжение речи Прокурора и последующего диалога в окошке zoom у Пристава продолжается «тарантино»: Брюс Уиллис с шариком во рту слушает, как трахают его черного товарища.

ПРОКУРОР. Таким образом, действия Чижика могут быть дополнительно квалифицированы как причинение крупного экономического ущерба кооперативу «Озеро» по статье 165 УК РФ…

ПОДСУДИМЫЙ. Да вы чо!

ПРОКУРОР. Через плечо!

ПОДСУДИМЫЙ. Нет, ну это как?

СУДЬЯ. К порядку! Пристав!

ПРИСТАВ. Ведите себя! Обесточу!

СУДЬЯ. Ходатайство приобщено. Защита!

АДВОКАТ. Защита дает отвод суду!

СУДЬЯ. Опаньки. Суд удаляется на совещание.

Судья уходит.

Звонок в дверь. Секретарь, с айфоном в руке, открывает дверь своей квартиры. Там стоит курьер в маске, груженый рулонами туалетной бумаги. Курьер кланяется, сложив руки по-восточному, и втаскивает рулоны в квартиру.

Звук спускаемой воды.

Судья возвращается под флаг, поправляет мантию.

СУДЬЯ. Отвод не принят. Адвокат, приступайте к допросу подсудимого.

АДВОКАТ (вздохнув). Подсудимый, расскажите, как вообще появилась эта запись? Как это было?

ПОДСУДИМЫЙ. Я ж вам рассказывал!

АДВОКАТ. Надо еще раз.

ПОДСУДИМЫЙ. Ну, это было так: Сергеев написал у себя…

АДВОКАТ. В Фейсбуке.

ПОДСУДИМЫЙ. Да! Мол, приколись, народ, Путин обнулился, до тридцать шестого года теперь… типа песец вам.

СУДЬЯ. Подсудимый!

ПОДСУДИМЫЙ. Так я это… Я ж рассказываю, как она просила. Ну вот: он написал… это…

АДВОКАТ. Сергеев.

ПОДСУДИМЫЙ. Да! Он написал, я сперва подумал: шутка…. потому что ну с какого хера вдруг…

СУДЬЯ. Подсудимый!

ПОДСУДИМЫЙ. Извините. Ну и пишу, значит, в комменте, по приколу: да ладно, типа, до тридцать шестого, столько не живут…

СУДЬЯ. Подсудимый!

ПРОКУРОР. Я протестую!

СУДЬЯ. Протест принят. Допрос прекращен!

АДВОКАТ. Ваша честь! Но в интересах правосудия…

СУДЬЯ. Допрос прекращен!

АДВОКАТ. …мы исследуем важный вопрос, что именно хотел сказать…

СУДЬЯ. Пристав! Удалите защиту!

АДВОКАТ. Это незаконно!

СУДЬЯ. В Страсбурге расскажешь.

Пристав щелкает мышкой, и окошко адвоката гаснет.

СУДЬЯ. Перерыв!

Накапывает себе валокордин, пьет.

МАМА СУДЬИ (громким шепотом, слышным всем). Аня, обед!

СУДЬЯ. Мама, я на работе!

МАМА СУДЬИ. Дай ты ему пятерку и иди, все же стынет!

ПОДСУДИМЫЙ. Нет, стрезва я тут долбанусь…

Наливает стакан водки.

Прокурор наливает себе стакан виски.

СУДЬЯ (маме). Сейчас! (Всем.) Перерыв окончен. Переходим к допросу потерпевшего.

ПРОКУРОР. Ваше здоровье!

СУДЬЯ. Что?

ПРОКУРОР. Я хотел сказать: Ваша честь! Это очень правильно, сколько можно терпеть! (Выпивает, закусывает орешками.)

СУДЬЯ. Включите потерпевшего!

На фоне синего неба, пальм и бассейна, за огромным окном в пол появляется детина в халате.

СУДЬЯ. Представьтесь.

ПОТЕРПЕВШИЙ. Вы чо, с дуба упали, своих не узнаете?

СУДЬЯ. Такой порядок.

ПОТЕРПЕВШИЙ. Кукушас Пал Кузьмич, сенатор.

СУДЬЯ. Место жительства?

ПОТЕРПЕВШИЙ. Сама не видишь?

СУДЬЯ. Потерпевший, расскажите, что вы испытали, когда прочитали комментарий подсудимого.

ПОТЕРПЕВШИЙ. Напомни.

СУДЬЯ. Насчет того, что он клал на Путина.

ПОТЕРПЕВШИЙ. А где эта гадина? Этот? (Подсудимому.) Сука, скажи спасибо пандемии, вернусь, заизолирую под асфальт. Жди, понял?

СУДЬЯ. Потерпевший! Расскажите нам, что вы испытали!

ПОТЕРПЕВШИЙ. Это фигня, что я испытал. Вот что он испытает…

СУДЬЯ. Но вы же испытали моральное потрясение, да? Вспомните, пожалуйста, это очень важно для суда!

ПОТЕРПЕВШИЙ. А, ну да. Морально был очень плох. Три дня не вставало.

Мимо проходит полуголая телка, и свидетель успевает схватить ее за попу. Слышен легкий взвизг.

СУДЬЯ. Опишите свои чувства подробнее.

ПОТЕРПЕВШИЙ. К этой, что ли?

СУДЬЯ. Нет! Свои моральные страдания! После того, как вы прочитали комментарий подсудимого.

ПОТЕРПЕВШИЙ. А! Ну, я прямо на политсовете сказал: надо его закопать, сука, чтобы другим неповадно было. Ну и дал поручение…

СУДЬЯ. Нина, отдохните.

СЕКРЕТАРЬ. Я не устала, спасибо.

СУДЬЯ. Не надо это записывать!

СЕКРЕТАРЬ. Я и не записываю. Я дура, что ли?

СУДЬЯ. Потерпевший…

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (со стороны бассейна). Пуся, принеси вина!

ПОТЕРПЕВШИЙ. Погоди, я занят!

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Ну Пу-уся!

ПОТЕРПЕВШИЙ. Мася, я занят!

СУДЬЯ. Короче: вы были оскорблены, я правильно поняла?

ПОТЕРПЕВШИЙ. Ну! Ты же умная, запиши там, как надо. И давай уже заканчивать, дел по горло.

СУДЬЯ. Допрос окончен.

ПОТЕРПЕВШИЙ. Ну, вот и ладушки. (Подсудимому.) А ты, сука, жди.

СУДЬЯ. Спасибо! Подсудимый, вам предоставляется последнее слово. Вставать не надо!

ПОДСУДИМЫЙ (после паузы). Простите… Как вас зовут?

СУДЬЯ. Меня зовут «Ваша честь».

ПОДСУДИМЫЙ. Моя?

СУДЬЯ. Подсудимый, вы хотите что-нибудь сказать?

ПОДСУДИМЫЙ. Да. (После небольшой паузы.) Слушайте, вы это, что ли, всерьез?

ПРОКУРОР. Дошло наконец!

СУДЬЯ (вздохнув). Суд удаляется для вынесения приговора.

Привычным движением достает из рукава мантии флешку, вставляет в компьютер и нажимает «печать». Принтер начинает выдавать листы бумаги.

Под окна подсудимого – мы видим это его глазами – подъезжает автозак, и из него выходят полицейские.

Под звуки работающего принтера Судья уже сидит на кухне над тарелкой салата. Кричит в сторону зума:

СУДЬЯ. Пристав, адвоката верните!

Адвокат появляется в окошке зума, вся в слезах, над кипами бумаг.

Прокурор раскладывает в компьютере пасьянс. Потом кричит куда-то в пространство.

ПРОКУРОР. Долго там еще?

Принтер печатает, Судья ест.

Наконец она вытирает рот салфеткой и машет в айфон: давай.

СЕКРЕТАРЬ. Встать, суд идет!

Подсудимый смотрит в окно – полицейские внизу надевают маски и заходят в его подъезд.

Судья берет листы из принтера.

СУДЬЯ. Именем Российской Федерации!

В плазме у Пристава – двое убийц из «Криминального чтива» переглядываются и стреляют.

СУДЬЯ. Рассмотрев в удаленном режиме дело Чижика Ильи Сергеевича, 1985 года рождения, обвиняемого в преступлении, предусмотренном статьей 282 (пункт «а» части второй) УК РФ…

Бормотание Судьи накрывает перфоратор за стенкой.

Под этот нескончаемый звук подсудимого уже сажают в автозак, а Судья все говорит, говорит, говорит…

Она говорит, перфоратор работает… Автозак едет по российским просторам... Перфоратор продолжает стучать…

Потом стук перфоратора обрывается, и вдруг становится очень тихо. Слышно, как тоскливо воет ветер за стенами автозака.

Слышно и радио, читающее стихотворение Пушкина:

Забыв и рощу и свободу,

Невольный чижик надо мной
Зерно клюет и брызжет воду,
И песнью тешится живой.

Адвокат плачет, сидя у себя в квартире.

 

ЭПИЛОГ

Прокурор и Судья выходят из своих комнат и встречаются в гостиной просторной квартиры. Это муж и жена, как выясняется.

Он вешает в шкаф синий мундир, она – мантию.

Вместе скручивают триколор на палке и прячут его в тот же шкаф.

ПРОКУРОР. Пожрать есть чего-нибудь?

СУДЬЯ. Есть, есть… (Уходит в ванную комнату и весело кричит оттуда.) Ну ты сегодня дурканул, с ущербом!

ПРОКУРОР. Да красиво же! (Тоже смеется.)

Идет на кухню, садится за стол, наливает стопочку из лафитничка… Жены все нет.

ПРОКУРОР (кричит в просторы квартиры). Ваша честь, ты где?

ГОЛОС СУДЬИ. Я умываю руки!

Секретарь суда орет на своего мальчика, который, весь изляпанный, сидит на изляпанном ковролине.

СЕКРЕТАРЬ СУДА. Кто разрешил тебе брать краски? Идиот! Кто тебе разрешил брать краски?

Музыка из «Криминального чтива» в плазме у Пристава. Он пританцовывает, изображая из себя Джона Траволту. Из зума доносится вой мальчика и крики Секретаря суда.

ГОЛОС СЕКРЕТАРЯ СУДА. Кто! Тебе! Разрешил!..

Судья и Прокурор едят борщ.

В телевизоре появляется Путин.

СУДЬЯ. Мама, выключи его, я же ем!

Кот говорит мяу, и Прокурор роняет ему кусочек мясца.

МАМА. Погоди, он про меры поддержки...

СУДЬЯ. Какие меры!

МАМА. Поддержки!

СУДЬЯ. Мама! Выключи, я тебя прошу!

МАМА. Но это же Путин…

СУДЬЯ. Мама! Я класть хотела на Путина! Сколько раз тебе говорить? Я класть на него хотела! Дай поесть!

ПРОКУРОР. Соль передай.

Автозак едет по пустым российским просторам.

РАДИО. Коротко новости этого часа. Цена за баррель нефти на торгах в Лондоне опустилась за ноль и ушла из зоны видимости. В церкви Министерства обороны в Тютюшах торжественно открыта мозаика с изображением лукавого. Стоимость метра московского бордюра в восемь раз превысила мировые значения и вошла в книгу рекордов Гиннеса. Комментируя сегодняшний приговор блогеру Чижику, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что президент не следил за ходом этого процесса, потому что класть хотел на всех. Общественное движение «Положи на Путина» зарегистрировано в Татарстане и Калмыкии…

Титр: в октябре 2019 года российский блогер Владислав Синица был приговорен к пяти годам тюремного заключения. Его срок заканчивается летом 2024 года.

 

Конец фильма

Автор выражает благодарность адвокату Марии Эйсмонт за юридическую консультацию.

Апрель 2020


Коллаж ЕЖ



Все права на материалы, находящиеся на сайте ej.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на ej.ru обязательна.