КОММЕНТАРИИ
24 ЯНВАРЯ 2020, ДМИТРИЙ ОРЕШКИН

Кто-нибудь сомневался, что он останется? Сто восемнадцать раз всё было предсказано и обсуждено. Тогда о чем же шумят народные витии? Разве изнасилование произошло в особо циничной, извращенной форме? Тоже, вроде бы, нет. Нормальное такое изнасилование, ничего личного. В фирменном корпоративном стиле. Шум же народных витий, похоже, объясняется возрождением интереса к политике (неужели достало наконец?) и смещением полюса от разоблачений мирового империализма к событиям внутренней жизни.

23 ЯНВАРЯ 2020, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Чем спорт отличается от физкультуры? Конкуренцией. Именно она толкает спортсменов на новые рекорды. Тогда почему же молодые люди левых убеждений ратуют за государственную собственность, несовместимую с конкуренцией? Их не убедили сто лет нашей истории? Поможет ли нам возрождение уравниловки, присущей крестьянской общине? Или новая попытка реализовать утопию Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, декларирующая преимущество бюрократического регулирования перед рыночной конкуренцией? Давайте это обсудим.    

22 ЯНВАРЯ 2020, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Большинство комментаторов, пишущих о заменах в правительстве РФ, начинают с фиксации того, что имена министров, и новых и старых, не имеют значения, поскольку политику в РФ определяют не министры, и не вице-премьеры, и не премьер. При всей очевидности этой истины она требует некоторого уточнения. Поскольку, будучи винтиками и шестеренками путинской государственной машины, все эти министры все-таки живые люди, которые вносят в общую атмосферу российской государственности свои личные запахи, эмоции, разговаривают, в конце концов. Ну и, кроме того, внутри довольно узкого коридора заданной «генеральной линии партии» существуют, пусть и небольшие, варианты ее реализации.

21 ЯНВАРЯ 2020, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Есть всего две версии происходящего сегодня в самой верхней точке отечественной властной вертикали. Либо Владимир Путин сошел с ума (и тогда анализировать его действия без специальной профессиональной подготовки невозможно), либо он продолжает пребывать в здравом уме. Оба предположения имеют право на существование, но я все же стану придерживаться второй версии по причине, высказанной выше. Итак, в минувший понедельник Владимир Путин продолжил набрасывать на вентилятор сенсационные сюжеты, никак между собой не связанные. Такое поведение уже входит у него в привычку. 

20 ЯНВАРЯ 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

В полном соответствии с советскими пропагандистскими канонами главное программное выступление лидера (тогда это был отчетный доклад ЦК КПСС очередному съезду партии, сегодня — Послание Федеральному собранию) подкрепляется дополнительными выступлениями, призванными «расширить и углубить» судьбоносные решения. Вот и главный начальник страны поспешил укрепить скрепы на встрече с ветеранами Великой Отечественной и «представителями патриотических объединений», собранными по случаю годовщины прорыва блокады Ленинграда. Понятное дело, участники кипели праведным гневом по адресу проклятых зарубежцев...

17 ЯНВАРЯ 2020, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Когда гром аплодисментов, сотрясавших здание Манежа во время послания Путина, немного стих, вдруг выяснилось, что многое из того, что он говорил, разные люди понимают прямо противоположным образом. А уж то, что он сказал по поводу «конституционной реформы», вообще требует специальной должности толкователя. Например, предложенные им поправки к Конституции Путин собирается поставить на «народное голосование». Многие, в том числе к стыду своему и я, решили, что речь идет о референдуме. Просто потому, что «народное голосование» в переводе на юридический язык — это и есть референдум, или всенародный опрос.

17 ЯНВАРЯ 2020, БОРИС КОЛЫМАГИН

В Москве завершил работу Гайдаровский форум, работавший в этом году не три, как было раньше, а два дня. Впрочем, качество собрания не изменилось. Несмотря на отсутствие по уже понятным теперь причинам Дмитрия Медведева, политически ангажируемых жестов хватало. Как и веселого студенческого смеха — ведь большинство слушателей были студенты РАНХиГСа.

17 ЯНВАРЯ 2020, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Политику нашего правящего класса по отношению к простым гражданам лучше всего характеризует такой показатель, как доля заработной платы в производимом товаре: в Японии — это 72%; в США — 70%;  в Европе — 68%;  в России — лишь 35%[1]. Даже вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая перед работниками Воронежского механического завода (производит двигатели для ракеты «Протон-М»), вынужден был признать: «Если эти люди получают 12-15 тысяч рублей в месяц, ждите беды. Диверсанты — те, кто не платит этим рабочим»[2].

16 ЯНВАРЯ 2020, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…

Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?

 (1/1181)  Вперед