КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеСвоя игра

РИА Новости

Что касается политических интриг, аппаратных игр и подковерной борьбы, то представителям сегодняшней российской политической «элиты» в этом нет равных. Эти умения компенсируют недостаток общей политической культуры, беспомощность в вопросах экономики и отсутствие осмысленного взгляда – как на историю России, так и на ее будущее. Поэтому «элита» пишется исключительно в кавычках.

Одна из характерных черт нынешней российской власти – навязчивость. Корни этого умения – в советском тоталитаризме, который под угрозой репрессий навязывал обществу коммунистические «ценности» и нормы жизни. Тоталитаризм рухнул, а умение осталось. Сегодня оно проявляется не столько в прямом политическом диктате, сколько в навязанной обществу повестке дня и строго очерченных рамках обсуждения тех или иных тем.  

Умение морочить людям голову и вводить в заблуждение мало информированный российский электорат продемонстрировал на днях первый замсекретаря президиума генсовета «Единой России» Андрей Исаев, который то ли по недоразумению, то ли на безрыбье считается в «ЕР» главным идеологом. Он объявил, что в связи с грядущими в этом году выборами в Госдуму «Единая Россия» решила сменить традиционного оппонента – вместо КПРФ главным объектом для их критики станет возглавляемая Михаилом Прохоровым партия «Правое дело». Карманная оппозиция будет безропотно подставлять мордасы под шквал единороссовской критики и, размазывая сопли по щекам, публично демонстрировать слабость «либеральных» позиций. Жестко управляемые Кремлем федеральные телеканалы разнесут весть о поражении либеральной идеи до самых темных уголков России. Шуты из «Правого дела», возможно, получат за это несколько мест в Государственной думе и тем утешатся. Ну, так на то и создавалось «Правое дело», чтобы сыграть холуйскую роль в грядущем осеннем спектакле по сценарию Кремля.

Дергать за ниточки собственных марионеток – дело не хитрое. Иное умение нужно для игры вживую. Но и тут Кремль не ударил лицом в грязь. Умелая и настойчивая пропаганда за пару лет навязала обществу мысль, что не существует в стране иной альтернативы, чем выбор в 2012 году между Медведевым и Путиным. Просто не может быть других вариантов! Знатоки реальной политики возразят мне, что иного выбора и в самом деле нет, на что я им отвечу, что его нет именно потому, что общество с этим согласилось.

А согласилось оно не в последнюю очередь потому, что даже самые либеральные публицисты в самых либеральных изданиях приняли навязанные обществу рамки серьезного обсуждения возможных кандидатов на выборах в 2012 году. К сожалению, многие искренне увлечены копанием в тех различиях, которые с эксгибиционистским усердием выставляют на всеобщий предвыборный показ президент и премьер-министр. Участие в навязанной дискуссии, ограниченной установленными властями рамками, сужает поле общественных возможностей. Азартное обсуждение в прессе двух клонов-кандидатов практически вытесняет из информационного пространства даже мысль о возможности существования иных кандидатов в президенты. Это должно казаться смешным, несбыточным, прожектерским и фантастическим.

Нет никакого сомнения, что такая предвыборная схема запущена самой властью, а периодические взаимные «наезды» одного кандидата на другого призваны подогреть интерес публики к этим двум персонам, одиноко сияющим на российском политическом небосклоне. Их предвыборные программы могут даже очень сильно различаться, а сами они не на шутку соперничать, но они едины в одном и главном – в нежелании жить в конкурентной политической среде и уступать власть в результате проигрыша на выборах. И это главное, а псевдолиберальные потуги Медведева или просоветские судороги Путина на этом фоне второстепенны. Центральный вопрос – сменяемость власти, а не политический курс нового узурпатора из старой обоймы. Однако именно честные выборы они считают самой страшной отравой, и согласны готовить новые блюда под любым соусом, выглядеть сколь угодно противоречащими друг другу, лишь бы считаться легитимными в глазах соотечественников и зарубежья. Жаль, что сохранившие остатки свободы и независимости российские СМИ не понимают, сколь унизительно дегустировать пропагандистскую стряпню, приготовленную кулинарами с Краснопресненской набережной и Старой площади.

Еще хуже, когда на поводу у власти идет оппозиция. Не та, которая по каждому поводу бегает советоваться в Кремль и легко покупается на губернаторское кресло или должность статиста на президентских выборах. Речь идет о настоящей оппозиции, не продажной и не запуганной.

Одним из инструментов политического воздействия на общество является создание нужной повестки дня. Тут у властей огромные возможности. Заставить общество обсуждать «нужную» тему и предать забвению «ненужную» – мастерство, отточенное десятилетиями. Пока им неподвластен интернет, но и здесь они прилагают разнообразные усилия с целью ограничить свободу информации. Речь, однако, не о механизмах манипуляций, а о том, что предложенную властями повестку дня иногда склонна принимать и оппозиция. Так, едва объявился путинский Народный фронт, как в оппозиционной среде началось обсуждение необходимости создания антипутинского фронта. В ответ на предвыборную пропагандистскую кампанию «Единой России» по инициативе правозащитников началась митинговая кампания против «Едра». В ответ на ежегодный шабаш «нашистов» на Селигере создается оппозиционный «Антиселигер». У властей, наверняка, еще много таких заначек, но значит ли это, что каждой из них оппозиция должна противопоставить свое анти-начинание? К этому случаю есть хорошая русская пословица «На каждый чих не наздравствуешься».

Между тем, властям объективно выгодна оппозиция, которая нацелена не столько на создание у общества представления о возможной альтернативе существующему режиму, сколько на конфронтацию с действующей властью, а еще лучше – с конкретными политиками. Если эта конфронтация становится главным содержанием оппозиционной деятельности, а не дай бог и единственным, то оппозиционеров всегда можно представить в роли людей, которые борются за власть ради самой власти.

К сожалению, это не исключено. Коллаборация «Солидарности» с просоветским «Рот-Фронтом» и национал-большевистской «Другой Россией» на Триумфальной, в «День гнева» или на других общих мероприятиях основана на общем неприятии нынешнего режима. Поскольку у «Солидарности» и «красных» идеологические мотивы отрицания власти не просто различны, но прямо противоположены, любой сторонний наблюдатель сделает естественный вывод, что все эти оппозиционные группы просто хотят сокрушить власть, а для чего – это вопрос десятый. Если принципиальные радетели свободы легко солидаризуются с ее принципиальными гонителями, то политические идеи отходят на задний план. Так, по крайней мере, видится со стороны.

Вероятно, в этом причина того, что «Солидарность» замерла в своем развитии, ее популярность не растет, а ряды не ширятся, как того хотелось бы. Большинство людей, готовых голосовать за оппозицию или присоединиться к ней, хотят знать не столько «против чего» она, сколько «за что». Нормальный человек хочет знать, что ему предложит оппозиция после гипотетического прихода к власти. Сталинизм Удальцова? Социализм Лимонова?

Понимание политических перспектив – непременное условие широкой поддержки оппозиции. Однако позитивные цели недостаточно артикулированы, их нет в информационном пространстве, они – не главное, с чем ассоциируется «Солидарность».

И как тут не заметить, что следование идеям свободы и демократии несовместимо с коллаборационизмом, по крайней мере, если оппозиция стремится стать популярной. Политиканство в стиле «цель оправдывает средства» будет понятно своим, но не найдет широкой поддержки среди либерально мыслящих людей. Это бы уже следовало понять за 20 лет безуспешных попыток каким-нибудь ловким способом сделать либеральную идею популярной в российском обществе. На самом деле для этого есть только один способ – не фальшивить, но это не очень модно среди российских политиков.

Протестное движение – существенная составляющая оппозиционной деятельности. Однако если это единственное, что есть у оппозиции, то окончательный эффект может оказаться слабым, а то и обратным.

Так в начале XX века вся российская интеллигенция страстно желала погибели монархии, ради чего сочувствовала всем революционерам, а особенно тем, кто пострадал от монархии больше всего. Они и пришли к власти, ввергнув страну на семь десятилетий в коммунистический хаос.

В конце 80-х – начале 90-х наше общество консолидировалось на идеях отмены 6-й статьи советской Конституции и демонтажа коммунистической системы. Мощное общественное движение смело сначала коммунизм, а затем и советскую власть. Однако в качестве позитивной программы общество простодушно приняло то, что ему приготовили осколки советской и партийной номенклатуры под руководством бывшего секретаря свердловского обкома КПСС. Результаты налицо.

Общественное движение, основанное на негативной платформе, может иметь успех, но счастье это недолговечно. В последнее время у «Солидарности» появились самостоятельные и перспективные проекты. Власть же, вполне вероятно, заинтересована именно в том, чтобы оппозиция всегда делала только ответный шаг и никогда – первый. Стратегия власти – лишить оппонента инициативы и навязать свою игру. Стратегия сопротивления подобна шахматному заданию – оппозиция начинает и выигрывает.

 

Автор – член федерального политсовета движения «Солидарность».

 

Фотографии РИА Новости

 

 

 

Обсудить "Своя игра" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Тьма египетская // ЮЛИЙ НИСНЕВИЧ
Отбивные по Магнитскому.
Часть 1: Мясо нон-грата
// ВЛАДИМИР НАДЕИН
Два вопроса членам Координационного совета // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Спасение утопающих // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Средней прожарки // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
С огоньком // АНТОН ОРЕХЪ
Тени унтеров // ГРИГОРИЙ ДУРНОВО
Ни шагу назад! // ДМИТРИЙ ВАЙСБУРД
Тяжелая беременность с токсикозом // МИХАИЛ БЕРГ
Вторая версия // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ