КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеГоворит и подразумевает Москва

14 НОЯБРЯ 2011 г. ВЛАДИМИР НАДЕИН

РИА Новости

 

Известный политолог Глеб Павловский опубликовал в «Ведомостях» замечательную статью. Она представляет собой выдержки из его же новой книги с явно издевательским заголовком «Гениальная власть!». Чтобы не оставалось сомнений относительно того, к кому относится ехидный восклицательный знак, автор дает и подзаголовок: «Словарь абстракций Кремля».

В магазинах я этой книги еще не видел, а увижу – непременно куплю. Судя по аннотациям, она невелика и написана по горячим следам. Их, самых горячих, по крайней мере, два. Первый очевиден для всех: Путин идёт в Кремль напролом. О втором же следе чуть позже.

Статья Г. Павловского столь привлекательна, что хочется цитировать её без устали. Мало того, что автор знает путинскую власть вдоль и поперек, так он ещё и в ударе. Блестящие афоризмы сменяют один другого. Начинается просто классно: «В чем великолепие российской власти? Ей все заведомо по плечу».

Статья вся о Путине. Гадостей множество, но всё упаковано под комплименты. Например: «Путин — мастер неясности, которую сам же провоцирует». Или: «Принимаемые Путиным решения не являются решениями по сути — это лишь временные меры, они все обратимы». Переложим на простой язык. Первое означает, что Путин – темнила. Второе – что лжец.

Если бы автор писал научную работу, безразличную к лексическим красотам, то словом «Путин» были бы густо засижены все страницы. Но автор чтит законы высокой словесности, отчего, кроме собственно имени своего героя, избирает несколько прозрачных и благозвучных подмен. Главная из них – «власть». Например: «Считая себя ультракомпетентной, власть пренебрегает простой управленческой компетентностью». Сказано изящно, но означает лишь, что всё тот же конкретный простофиля мнит себя эрудитом.

Впрочем, вы и сами без труда переведёте в общепонятную речь такие максимы, как «команда власти всегда готова проявить компетентность в вещах, о существовании которых еще вчера не знала» или «власть чувствует себя о-о-очень мудрой, бесконечно ученее всех, кто ей что-то советует». И ещё вы увидите, что собственно власть как система тут не причем. Ни на какие «о-о-очень» совокупность рычагов государственного управления, сами понимаете, не способна. Это зона чувств, поле личностных воззрений, исключительная прерогатива человеческого существа.

Второй из ведущих эвфемизмов, подменяющих в этой статье собственное имя «Путин» – местоимение «мы». Например: «Мы алчем небывалых проектов, которые отбираем негласно случайным образом». Или: «Как преступный крупье в казино, мы ставим и ставим на самих себя».

Мы – это кто? Из контекста неопровержимо вытекает, что самого себя Г. Павловский к этому «мы» никак не причисляет. Признаться, я – тоже. Да и многие из тех, кто читает сейчас эти строки, мысленно воскликнет: «Чур меня!». Следовательно, такой афоризм, как: «Мы давно отказались от оценки альтернатив в обмен на комфорт быстрого реагирования» – к нам с вами не имеет отношения. А читать его следует так: «Путин уже давно, принимая важные государственные решения, не рассматривает разные варианты. Он просто ляпает первое, что в голову взбредет, зная, что возразить никто не посмеет».

Из второстепенных эвфемизмов автора отметим также такие, как «Медведев» или «Сурков». То есть. И Медведев, и Сурков в природе есть. Автор не отрицает реальности этих лиц как способа существования белковых тел. Но он категорически отказывает им в самостоятельном политическом бытии. По автору, вся думающая Россия, а уж тем более Москва уже давно, говоря «Медведев», подразумевает – «Путин».

Тут пора отметить, что картинка будущего, нарисованная Г. Павловским, ужасна. Если собрать в кучку все эти «власть», «мы», «Медведев», «Сурков» да еще прибавить к ним и Путина под его собственным именем, то станет ясным предостережение автора. Именно: над Россией нависла грозная опасность. В ближайшие годы она, по всей видимости, подпадет под ничем не сдерживаемую власть человека до нельзя самовлюбленного, невежественного, упрямого, лживого и ни в грош не ставящего народ, который он оседлал.

Как и когда пришел Г. Павловский к выводу, что продолжение путинского режима принесёт России большие беды? Судя по тому, что книжка, которую он успел написать, хоть остроумна, но тонка, случилось это совсем недавно. То есть примерно тогда, когда его вышибли из реестра жирно прикормленных кремлевских гадателей и звездочетов.

И это есть второй свежий след, достойный пристального общественного разнюхивания. Известно, что Г. Павловский внес достойный личный вклад в становление путинского режима. Много лет он с неиссякаемой изобретательностью находил изощренные, порою этюдные доводы в оправдание той политики, которой не могло быть оправдания. Он произносил имя Путина с едва заметным, но все же сакральным трепетом, а сам охотно отзывался на сомнительную кличку «рупор Кремля».

В недели пошлой театральности, когда кукольный президент валял Ваньку насчет того, что он «ещё думает», Павловский совершил опрометчивость. Он заявил, что ставит на Медведева и что Путину надо уйти. Звезду политологии тут же вышибли из советников, покарав морально и материально. К этому времени, судя по числам, и относится начало его работы над книжкой «Гениальная власть! Словарь абстракций Кремля», которая то ли вышла, то ли вот-вот выйдет в издательстве «Европа». Пусть Путин увидит, какого друга он потерял и какого врага нажил.

А не собирается ли издательство «Европа» выпустить книгу актуальных произведений В. Новодворской? За двадцать прошедших лет у неё накопилось немало крылатых слов и про гениальность российской власти, и про абстракции Кремля. Только это вряд ли. С Валерией Ильиничной не случилось ничего сенсационного. Она никуда не перемётывалась, не подвергалась и вспышкам внезапного прозрения. Она всегда знала истинную цену самому Путину, его гэбэшным корешам и ни от кого этого не скрывала. Какой была, такой осталась. То есть издавать её нет информационного повода.

В нашей политической культуре перебежчики издавна пользуются какой-то особо извращенной любовью. Имея Буковского и Сахарова, предпочитают Ельцина. Для воцарения в России порядка и честности делают кумира из плута-подполковника. То ли устыдившись и опомнившись, то ли почуяв дальним чутьем неизбежность скорых перемен, приметные личности режима сваливают с путинской галеры – кто тихо, при зашедшей за тучи луне, кто при ярком свете дня и с воплями запоздалого проклятия. Со скандалами покинула «партию воров и жуликов» балерина Анастасия Волочкова. Хлопнул издательской дверью Глеб Павловский. Явно антипутинское запел Андрей Макаревич. Бурными, продолжительными аплодисментами встретила прогрессивная общественность лучики правды в лауреатской речи знаменитого Леонида Парфёнова.

Конечно, если тщательно покопаться, то ничего нового в этих скандальных откровениях нет. Авторы ряда изданий, включая и данный журнал, вот уже много лет изо дня в день излагали, развивали и доказывали те истины, с которыми только сейчас иные знаменитости выходят на свет Божий. Главное различие в исходной позиции. Мы никак не подходим под «мы». Мы никогда не очаровывались альфа-самцами и никогда не ели с их руки.

Не может быть и речи о том, чтобы выталкивать Г. Павловского или Л. Парфёнова из демократических рядов со склочными претензиями типа «Вас здесь не стояло!». Просто замечательно, что такие тонкие и талантливые люди, как А. Макаревич теперь снова поют «не с нами», а сами и по своей совести. Но по мере гниения и последующего распада путинского режима в бегство пустятся массы серых приспособленцев и беспросветных негодяев. Как Лужков, который два десятилетия плескался в безмерной лести и вдруг обнаружил себя выброшенным на мель, так и Путин сделает для себя немало открытий чудных, о которых он пока и не подозревает. Это будет новый фронт, и грязь недавнего угодничества перед падшим лидером он примется усердно изводить едкой концентрированной клеветой – ну, примерно так же, как это делает Путин с некогда азартным своим опекуном Березовским.

Эти массы смогут всё. Им поможет раскаявшееся телевидение. И когда долгожданная правда о Путине утонет в потоках непристойных выдумок, поднимется все та же В.И. Новодворская и с присущим ей тактом заявит:

– Да заткнитесь вы, шакалы! Путин – это Путин, но он никогда не пил на ночь кровь свежеубиенных младенцев.

 

Фотография РИА Новости

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

В мире полной и окончательной ясности // ЛЕОНИД ГОЗМАН
В СМИ //
Даешь позитив! // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В СМИ //
Два лжеца: профессионал и любитель // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Медиафрения. Дожорка и мячик // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Четыре часа лицемерия // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ