КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииВ кольце «друзей»

15 ИЮНЯ 2012 г. АРКАДИЙ МОШЕС

РИА Новости
География недавних внешнеполитических контактов Владимира Путина от Парижа до Пекина, личная физическая энергия и переговорные ресурсы, которые понадобились для проведения всех этих встреч и визитов, не могут не впечатлять. А вот содержательная сторона заставляет задуматься. Реального продвижения, гарантий стабильных и беспроблемных отношений с партнерами нет, по сути, ни на одном направлении. В отличие от 2004 года, когда российская дипломатия под руководством занявшего свой пост во второй раз  президента Путина начинала внешнее наступление, сегодняшний план действий выглядит как оборонительный и на поведение уверенной в своих силах державы походит не слишком. Все труднее скрывать, что сложности и вызовы нарастают.

Начнем с Белоруссии. В твердом остатке только согласие Москвы предоставить Минску очередной транш экономической помощи, что еще недавно объявлялось возможным исключительно в обмен на запуск программы приватизации. Произошедшее нельзя воспринимать иначе как победу Александра Лукашенко и громадную имиджевую потерю для Кремля. Лукашенко не испугался, проявил твердость, обычную свою риторическую прямоту, нарушающую дипломатические приличия. «Нет ресурсов ни у России. ни у Путина, чтобы задушить Беларусь», — сказал он за три недели до визита и, вопреки всем досужим разговорам о сдаче страны, получил деньги. Можно ожидать, что в ближайшее время аппетиты Минска только возрастут, поскольку Москва в настоящий момент демонстрирует, что не может позволить себе обострение отношений с Лукашенко, не говоря уже о том, чтобы действительно начать выкручивать ему руки, добиваясь передачи собственности или других уступок.

Перейдем к блиц-визиту в Берлин и Париж. Уличные протесты, которыми российского президента встретили в германской столице, можно, конечно, не замечать, но холодное отношение к третьему сроку Путина со стороны лично госпожи Меркель игнорировать не получится. Безусловно, деловые круги Германии не собираются отказываться от существующих бизнес-возможностей, но провал заявленных планов медведевской модернизации серьезно и, видимо, надолго понизил планку ожиданий в области двустороннего экономического сотрудничества. Превращение европейского газового рынка в рынок покупателя, а не продавца практически покончило с ранее распространенным в Германии мнением, что увеличению доли российского газа в европейском энергопотреблении нет альтернативы. Следует добавить, что описание России в немецкой прессе практически перестало отличаться от англоязычных медиа, и убедить кого-то, как это было во времена Герхарда Шредера, что правление Путина — это «несовершенная» демократия, которая, тем не менее, стремится к совершенству, сегодня уже невозможно.

Невозможно и воссоздание треугольника Москва-Берлин-Париж, подобного существовавшему в период подготовки американской операции в Ираке. С одной стороны, Бараку Обаме в значительной степени удалось восстановить трансатлантическое единство, символом чего стало проведение последнего саммита НАТО в Чикаго, на территории США. С другой стороны, российские оценки ситуации в Сирии в корне не совпадают с мнением европейцев. Военное вмешательство Запада в Сирии пока не стало неизбежным, но порог, безусловно, существует. В какой-то момент эскалация насилия, если она продолжится, рост числа жертв станут неприемлемыми, и неспособность Совета безопасности ООН принять решение перестанет быть сдерживающим фактором. Прецедентов действий в обход СБ в последние годы было достаточно. Впрочем, если западное вмешательство даже не станет реальностью, режим Ассада в Сирии все равно ослабнет, и поддержка его Россией будет съедать ее влияние на Ближнем Востоке, а это отразится на международных позициях Москвы в целом.

К отсутствию результатов саммитов Россия-ЕС все давным-давно привыкли. Действительно, бессмысленно ожидать введения безвизового режима — для всех граждан и тем более отдельно для владельцев служебных паспортов, — когда общий уровень ожиданий падает, а уверенность европейцев в том, что служебный паспорт в России может получить любой человек со связями или деньгами, наоборот, растет. Москва приучила всех, что ничего не драматизирует. Но это только хорошая мина. На самом деле драматические ноты звучат отчетливо. Так называемый Третий энергетический пакет напрямую угрожает позициям Газпрома в странах ЕС, и Владимир Путин публично требует сделать для российского монополиста исключение и разрешить ему не продавать активы, приобретенные до принятия данного законодательства. На что глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу — человек, который раньше в ответ на резкие заявления российского лидера, как правило, молчаливо улыбался — твердо и прозаично отвечает, что Третий пакет будет реализован, нравится это России или нет. И говорить о приближающемся крахе евро и самого Евросоюза в тот самый момент, когда рубль падает по отношению к этому евро, оказывается как-то не с руки.

Потом наступает черед Азии. Ислам Каримов, по-видимому, сам не желая того, ставит неприятный диагноз нынешнему состоянию России, когда говорит, что номенклатура российских товаров очень скудная. Таким образом выясняется, что российский промышленный экспорт неконкурентоспособен даже в Узбекистане. Визит в Казахстан становится светлым пятном, и по-другому и быть не может, поскольку он и официальный, и юбилейный, раз проходит в год 20-летия подписания базового договора о дружбе и сотрудничестве. Но это не значит, что вопросов не существует. Всего несколько недель назад в Минске президент Назарбаев недвусмысленно дал понять, что для дальнейшего развития интеграционных процессов от России будут ждать улучшения условий для транзита казахстанских энергоносителей.

И, наконец, Китай. Статус визита — государственный, что снимает все вопросы относительно реальных приоритетов российской внешней политики. Но не устраняет накопившегося беспокойства. Взаимно восторженные дипломатические заявления и достигнутая стабильность в политических отношениях не в состоянии скрыть нарастания проблем в других сферах. Да, товарооборот растет, но растет он за счет увеличения китайского экспорта в Россию, а не наоборот. То есть деньги, заработанные продажей сырья в Европу, уходят в Поднебесную. Способов изменить эту тенденцию практически нет. Российский оружейный экспорт в Китай быстро сокращается, контрактов на поставку газа как не было, так и нет, вступление России в ВТО практически наверняка даст китайским производителям новые возможности проходить через российскую таможенную защиту, а китайские инвестиции в Белоруссию в среднесрочной перспективе позволят им развивать производство уже в пределах Таможенного союза.

Про саммит ШОС уже все было сказано. Достаточно упомянуть, что российские СМИ восприняли способность России заблокировать принятие ШОС целого ряда экономических инициатив Китая как дипломатическую победу. На этом фоне привычные умеренно антизападные заявления и встречи с президентом Ирана Ахмадинежадом уже не выглядят главной новостью.

К слову, в этом контексте вновь вспоминается и тот визит Путина, которого не было — его неучастие во встрече «восьмерки» в Кемп-Дэвиде. «Перезагрузка» с США — в данном случае не важно, на чем она в реальности основывалась — была успехом. А теперь перспектива ее сворачивания становится реальностью. Барак Обама отказался приезжать на важнейший для России саммит АТЭС во Владивосток, без поддержки США наращивание присутствия России в Тихоокеанском регионе будет делом крайне сложным, а без этого выравнивание баланса в отношениях с Китаем трудно себе представить.

Подведем итоги. Эффект присутствия, безусловно, обеспечен, однако говорить о перспективе восстановления глобальной роли или хотя бы регионального лидерства не приходится.

Так получилось, что в последние десять лет Москва стремилась к сохранению свободы рук, «равенства» в отношениях с большими игроками, лояльности со стороны постсоветских клиентов и прагматичным, деловым и не всегда прозрачным не только в экономике «разменам». Взаимного доверия, долгосрочных и основанных на ценностях отношений такой подход не предполагал. Поэтому сегодня не приходится удивляться тому, что и другие ведущие страны не хотят связывать себя какими-то непреложными обязательствами относительно России, но готовы переиграть ситуацию в свою пользу по мере изменения обстоятельств, а клиенты все время готовы искать новых покровителей.

Фотография РИА Новости

Версия для печати
 



Материалы по теме

Беспредельщик // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В СМИ //
В блогах //
Диалог посредством «Бастиона» // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Прямая речь //
В СМИ //
Форум опричников: бессмысленный и беспощадный // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В СМИ //
В СМИ //
Сирийский вопрос // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА