КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииСосредоточиться на главном

9 ФЕВРАЛЯ 2012 г. АЛЕКСЕЙ КОНДАУРОВ

Митинг на Поклонной горе, последовавший затем комментарий господина Пескова и стройные ряды доверенных лиц – сплошь спортсмены, мастера культуры и попсы... Все эти события лишний раз подтвердили догадку, возникшую ещё недели три назад в связи с парадоксальным ростом в январе вциомовских рейтингов господина Путина, что второй тур властью даже теоретически в расчет не принимается. Не принимается по очень простой причине – кремлёвские ребята ни за что его не допустят, нарисовав больше пятидесяти процентов без какой-либо оглядки на уровень фальсификаций, нужных для «победы». Надо будет добавить необходимых для «триумфа воли» 15 процентов – добавят 15, надо 20 – значит 20. В зависимости от того, сколько показывают закрытые социологические опросы. А они, наверняка, крутятся в районе 30 процентов, и более высокому числу неоткуда взяться: ну нет за господином Путиным подвигов, в результате которых за те двенадцать лет, что он у руля, жизнь для большей части населения страны стала бы «веселей». Но если даже предположить, что в путинском штабе свято верят в заоблачный рейтинг своего сюзерена, то всё равно отвечающие за результат не могут себе позволить из чувства самосохранения полагаться только на градус «народной любви», не подстраховавшись прагматикой административного ресурса. Вассалы «его величества» будут действовать по принципу – достижение цели требует адекватных средств: лучше пусть будет честных 50% плюс 20% голосов, вброшенных в пользу их кандидата, чем честных 50% минус 1% тех, кто поленился прогуляться по морозцу до избирательных участков. Понятно, что фальсификации, а тем более масштабные – суть будущей нелигитимности, а значит, путинские политтехнологи придумают ходы, затрудняющие фиксацию нарушений на выборах. Уроки из провальной для режима избирательной кампании в Думу, наверняка, извлечены.

 Эта та субъективная реальность, которая вплоть до 4 марта будет определять все публичные и закулисные ходы охранителей режима и с которой не могут себе позволить не считаться лидеры протеста. Считаться же – это значит сосредоточиться на главном. Главное – доказать с цифрами на руках нелегитимность избрания господина Путина в первом туре. Конечно, есть масса других признаков нелигимности выборов 4 марта, начиная от игнорирования духа Конституции, в соответствии с которым не допускается в демократическом государстве пожизненное президентское правление, заканчивая драконовским законодательством, закрепившим по факту запретительную процедуру выдвижения независимых кандидатов в президенты и неравные условия избирательной борьбы. Но в том-то и штука, что эквилибристы в области права, обслуживающие режим, юридическим резонам оппозиции всегда отыщут юридические контрдоводы, забалтывая проблему властного произвола. Кремлёвская публика реагирует пока только на количественный язык протеста: или на число граждан, вышедших на улицу, или на цифры выявленного в день голосования «фальшака». Цифры на ближайшие год-другой останутся единственным инструментом и предупреждения власти от необдуманных поступков, и принуждения к политическим уступкам.

 За три недели до выборов с «главным», т.е. с набором волонтёров для контроля подсчёта голосов, их обучением и общей координацией деятельности наблюдателей, у оппозиции пока, к сожалению, не всё благополучно. По оценкам экспертов, добровольцев, заявивших о своём желании участвовать в контроле, насчитывается порядка 16 тысяч человек. С учётом партийных активистов, представляющих зарегистрированных кандидатов в президенты, потенциальных контролёров имеется в общей сложности тысяч 25, что очень мало на 96 тысяч избирательных участков. При этом надо отдавать себе ясный отчёт, что партийные активисты официальных кандидатов будут работать в полсилы, так как их вожди всего лишь имитируют борьбу и не заинтересованы обострять отношения ни с местными царьками, ни с господином Путиным, которого все без исключения кандидаты в президенты боятся гораздо больше, чем народного гнева. Поэтому в оставшееся до выборов время, коего катастрофически мало, единственной разумной задачей лидеров протеста является агитация с целью тотального пополнения рядов наблюдателей, достижение договорённостей о получении добровольцами мандатов от партий, чьи кандидаты участвуют в выборах, и организация единого центра для параллельного с чуровским подсчёта первичных протоколов голосования. Гражданская активность населения должна быть в короткое время перенаправлена с площадей на избирательные участки. Продолжение уличного протеста до 4 марта, судя по тактике раскручивания Кремлём альтернативных митингов, не создаст критического давление на власть, но напрасно отвлечёт усилия организаторов от создания алгоритма фиксации истинного волеизъявления масс на фоне жульничества власти. В этом смысле планируемый на 26 февраля митинг оппозиции мало влияет на придание протесту после 4 марта нового качества в отличие от эффективного контроля на выборах и выявления фальсификаций, которые предопределены. Точно также весьма сомнительно предложение о проведении накануне 4 марта праймериз по назначению единого для поддержки оппозицией кандидата, так как никоим образом единодушное голосование за Зюганова ли, Прохорова ли, Миронова ли не меняет итоговый результат первого тура: суеты много, а толку – ноль. «Маниловщина» второго тура для пользы дела должна быть купирована в головах достойных людей. Зажигать перспективой 18 марта, бесспорно, нужно, чтобы повысить явку, но самим-то властителям дум и идущим во главе колонн негоже в мечтаниях парить в облаках.

 Бесспорно, организация эффективного наблюдения на избирательных участках по всей стране в день выборов, сбор, концентрация и обработка информации от контролёров требует значительного напряжения сил и ресурсов. Но на дворе, слава богу, век 21 с интернетом, а не 18 с почтовыми тройками, а потому задачка должна быть вполне по силам для людей, имеющих амбиции и претензии на власть.

 Объективные изменения в общественном сознании, обусловленные целым рядом экономических, социальных и, как ни покажется странным, морально-этических факторов, не оставляют лично Путину никаких шансов удержать власть более полутора-двух лет, сколько бы ему ни нарисовали 4 марта. Но процесс его ухода с политической сцены или критического ослабления может произойти и быстрее, если оппозиция сумеет явить миру «воровской» характер третьего воцарения. А что касается надгробия режиму, то он уже заготовлен его же творцами и ждёт своего часа. И название ему «Олимпиада в Сочи-2014». Стоит разве что над эпитафией подумать. Впрочем, для этого как раз время ещё есть.

Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
В блогах //
Алексей Навальный поучаствовал в выборах // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Сил нет! Непредвыборные заметки // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Последняя битва с Диваном – 2 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Проклятие трех процентов // СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО
Про хорошего пса // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ