КОММЕНТАРИИ
В регионах

В регионахВ основе сегодняшних событий в Татарстане — напряженные отношения в мусульманской общине

РИА Новости
Громкое двойное преступление против высокопоставленных мусульманских священнослужителей в Татарстане накануне Рамадана — убийство бывшего заместителя муфтия Валиуллы Якупова и покушение на самого муфтия Илдуса Файзова — заставило многих говорить о том, что в республику пришел «кавказский сценарий». Звучат разные версии о том, кто стоит за этими преступлениями. На вопросы «Ежедневного журнала» отвечает сопредседатель программы «Религия, общество и безопасность» Алексей Малашенко.

 

РИА НовостиКто может стоять за преступлениями в Татарстане?

В основе всего — напряженные отношения в самой мусульманской общине Татарстана. Нельзя сказать, что она расколота, но в ней все активнее и энергичнее действует оппозиция официальному исламу, салафиты. Они консолидированы, их много, у них большие амбиции, их раздражает новый муфтий Файзов, их очень раздражал покойный Якупов — человек незаурядный, умный, образованный, который много писал в защиту традиционного татарского ислама. В этом глубинная основа, подоплека сегодняшних событий. И с точки зрения ситуации, сложившейся в республике, и с точки зрения собственно исполнения преступлений, представляется, что это противостояние внутри мусульманской общины сыграло главную роль. А в качестве причины могла сработать и история вокруг хаджа, поднятие цен на услуги. Но вокруг хаджа всегда и везде накручивалось множество скандалов — и в Татарстане, и на Северном Кавказе. Но я не припомню, чтобы из-за этого убивали.

Тем не менее, нельзя не обратить внимания на то, что об открытом письме муфтию от мусульман, обвиняющих его в том, что он захватил весь бизнес вокруг хаджа, стало известно два дня назад.

Это можно считать предлогом, но не причиной. В любом случае история с хаджем не объясняет, почему мишенью стали два человека, а не один. Это серийный теракт, похожий на кавказский. Ведь на Кавказе тоже убивают и муфтиев, и имамов, и хадж здесь ни при чем.

То есть почерк, на ваш взгляд, похож на кавказский?

Очень похож, но одного почерка недостаточно, чтобы делать какие-то выводы. Дело в том, что в Татарстан проникает очень много салафитов из Северного Кавказа и Средней Азии. В республике процветает интернациональный салафизм. Для салафитов это естественно.

Те, кто проникает, это возможные исполнители, или они могут играть более серьезную роль?

Думаю, что не только исполнители, это могут быть и люди, которые накопили опыт идейной борьбы на Кавказе.

Что вы думаете о версии насчет причастности силовиков к преступлениям?

Такие версии я слышу с 11 сентября 2001 года, когда Буша обвиняли во взрыве башен. Такие вещи надо доказывать. Всегда, когда подобные преступления совершаются, кто-нибудь заявляет, что за этим стоят либо силовики, либо президенты, одним словом — темные антиисламские силы.

В последнее время постоянно запрещают один за другим важнейшие мусульманские труды, их вносят в Федеральный список экстремистских материалов. Как это сказывается на настроениях среди мусульман?

Это наша родная постсоветская глупость. Если исходить из того, чем руководствуются те, кто запрещает мусульманские труды, надо запретить все собрание сочинений Ленина, у которого всюду сплошные призывы к насилию, а также Библию и Коран. Любая книга может восприниматься как вызов, как разжигание межнациональной розни. Но такие действия властей вызывают у верующих дополнительное раздражение. Это вызывает лишние трения и взаимное отторжение — в частности потому, что решения о мусульманских книгах выносят не мусульмане.

Фотографии РИА Новости

Версия для печати
 



Материалы по теме

Господин Маркин, Вам не стыдно? // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
О крутых, терроре и генеральном прокуроре // АЛЕКСАНДР ФЕДУТА
Стабильность, ограниченная терактом // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В чем разница между Генрихом Минхом и Доку Умаровым? // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Переводя стрелки // АНТОН ОРЕХЪ
Уроки на завтра // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ
 Домодедово: не теракт, а катаклизм // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Теракт, который спецслужбы не имели права допустить // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Итоги недели. Где же наши деды // ВЛАДИМИР НАДЕИН
У патриарха возникла потребность // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК