КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеИтоги года. Фаталисты в Кремле

2 ЯНВАРЯ 2013 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ЕЖ
Внешняя политика первого года третьего президентства Владимира Путина характеризуется несколькими основными тенденциями. Во-первых, вера в Realpolitik. Но это не цивилизованный Realpolitik Генри Киссинджера. Это простой, если не сказать примитивный Realpolitik 19 века. Государства, эти эгоистические животные, торгуются друг с другом, пытаясь реализовать свои национальные интересы. При этом они образуют союзы, цель которых — ослабить других главных игроков. Торг происходит на тайных дипломатических конференциях, где вырабатываются секретные соглашения. Вести на таких конференциях разговоры о демократии и правах человека просто смешно. Путин считает такие разговоры пропагандистским инструментом ослабления России. Он уверен, что понимает, по каким правилам идет игра.

Если попытаться определить важнейшую тенденцию политики России на международной арене в 2012 году, то это все большее отчуждение от внешнего мира и все меньшая связь с реальностью. В исповедуемым Кремлем Realpolitik 19 века в XXI веке остается все меньше и меньше реализма. Единственной внешнеполитической целью Путина является предотвращение «цветной революции» в России. Глава государства искренне верит в то, что протесты — это результат заговора других держав, прежде всего США, цель которого ослабить натужно встающую под его руководством с колен Отчизну.

А раз так, главный удар необходимо нанести по агентам врага. И вот уже одуревшая в своей безнаказанности Госдума штампует законы один чудовищнее другого. Неправительственные организации, рискующие говорить правду о состоянии дел с политическими свободами, правами человека, коррупцией однозначно являются «иностранными агентами». Причем участие в работе НКО человека с американским гражданством ведет к закрытию организации. А любой гражданин, общающийся с иностранцем, может быть обвинен в госизмене — для этого достаточно, чтобы спецслужбы заподозрили иностранца в принадлежности к организации, желающей причинить ущерб безопасности России. Один бог знает, как это сочетается с рассуждениями о необходимости интеллектуального обмена с окружающим миром. Скорее всего, никак не сочетается. Очевидно, что максимальная изоляция страны от злокозненного внешнего окружения и составляет существо путинской междунаро