КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахСпецслужбы: итоги 2012 года

ЕЖ
Самым отвратительным событием года стало введение Интернет-цензуры в России с помощью Единого реестра запрещенных сайтов. Впервые в нашей стране появилась законодательно оформленная и технически реализованная система фильтрации Интернета. Под предлогом заботы о нравственности детей Дума и президент одобрили цензуру в Сети, которая до сих пор оставалась последней относительно свободной зоной, обеспечивающей свободу выражения граждан.

С 1 ноября мы начали жить в новой сетевой реальности, в которой любая информация может быть отфильтрована и любой сайт заблокирован без решения суда на основании черного списка. За прошедшие пару месяцев в Реестр запрещенных сайтов попадал YouTube, сoцсеть Google+ и контркультурная энциклопедия «Луркоморье».

Между тем, главную опасность представляет собой технология, которой теперь должны вооружиться все телекоммуникационные операторы и интернет-провайдеры в России, чтобы выполнять требования закона.

DPI (технология глубокого анализа пакетов) позволяет провайдеру заглянуть внутрь пакетов передаваемой информации и, как образно выразился один инженер, не только посмотреть адрес на конверте, но и прочитать письмо. Эта технология, которая изначально использовалась в коммерческих целях для борьбы со спамерами, позволяет провайдерам не только мониторить трафик, но и фильтровать его, подавляя определенный сервис или блокируя контент.

Конкретно DPI не упоминается в законе, но крупнейшие интернет-компании, действующие в России, совместно с Минсвязи пришли к выводу, что именно эта технология позволит им наиболее эффективно и с наименьшими репутационными потерями осуществлять блокировку «вредной информации». Использование DPI необходимо для того, чтобы эффективно блокировать интернет-страницы, не закрывая полностью сайт. Таким образом, можно заблокировать страницы оппозиционных групп в Facebook или «Вконтакте», при этом большинство пользователей соцсетей ничего не заметит. Именно DPI используется в китайском Firewall для фильтрации Интернета.

Кроме очевидных возможностей фильтрации, технология DPI дает новые возможности для слежки. С ее помощью можно идентифицировать всех пользователей, посетивших крамольный ресурс или упомянувших в письмах или чатах, к примеру, протесты.

В 2012 году впервые стало известно о том, что спецслужбы в последнее время ежегодно увеличивают масштабы прослушивания граждан. Согласно статистике Судебного департамента при Верховном суде РФ, за последние пять лет только легальный перехват телефонных переговоров и электронной почты российских граждан вырос почти в два раза. По этим данным, в 2007 году правоохранительные органы получили от российских судов 265 937 разрешений на прослушивание телефонных переговоров, а также перехват интернет-трафика, в 2011 году таких разрешений было выдано уже 466 152.

В 2012 году Верховный суд РФ также впервые подтвердил право спецслужб прослушивать оппозиционеров лишь на основании того, что они ведут протестную деятельность. 12 ноября ВС признал законным наблюдение за депутатом Екатеринбургской городской думы Максимом Петлиным, который участвовал в акциях движения «Солидарность», где в том числе звучала критика расширения полномочий ФСБ. За два года до этого УФСБ по Свердловской области получило санкцию местного суда на все виды слежки за Петлиным на полгода — включая прослушку телефонов и перехват интернет-трафика. То, что оппозиционеру не удалось отстоять свое право на тайну переписки, значит, что теперь любого активиста можно поставить под наблюдение только за участие в уличных протестах.

В этом году ФСБ, два первых президентских срока Владимира Путина непрерывно расширявшая свои полномочия, потребовала новых. Спецслужба протолкнула через Госдуму закон, изменивший понятие госизмены: уголовное преследование предусматривается теперь не только за раскрытие гостайны, но и за любую помощь иностранному государству, международной или иностранной организации, если их деятельность направлена против безопасности РФ. Теперь шпионами могут оказаться те, кто оказывает «консультационную или иную помощь… иностранной организации», а появление новой 283 статьи в УК позволяет наказывать не только тех, кто передал или разгласил секрет, но и тех, кто его услышал. Эти поправки расширили круг людей, которые могут оказаться под подозрением у ФСБ. Не слишком эффективная организация в борьбе с терроризмом, ФСБ вполне успешно помогает Кремлю замораживать атмосферу в обществе. 

Расширение понятия госизмены, так же как и принятые в декабре поправки, запрещающие американским гражданам работать в неправительственных организациях на территории России – сигнал, что государство больше не нуждается в международном обмене идеями, равно как и в любых видах внешней экспертизы, и превращается в герметично замкнутую, непроницаемую систему.

Фотография ЕЖ


Версия для печати
 



Материалы по теме

Итоги недели. Этапы отечественной суверенизации // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Слежка по-олимпийски // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
ФСБ на дальних подступах // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
«Норд-Ост»: десять лет спустя // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Какое низкое коварство… // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Закон об «иностранных агентах» вернул практику доносов // СЕРГЕЙ ГОГИН
Сорок бочек арестантов // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Морозная свежесть 37-го года // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Госдума погрузилась в тайны // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Заморозка // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ