Амнистия
27 июня 2016 г.
Сказки об амнистии

ИТАР-ТАСС


Амнистия похожа на снежного человека — все о нем слышали, почти никто видел, а в чудеса верят только наивные. По ту сторону колючей проволоки наивных гораздо меньше, чем по эту. Там знают цену государственной доброты и на милость власти особенно не рассчитывают.

Другое дело на воле. Здесь вопрос об амнистии обсуждают с удовольствием и в деталях. Особый привкус придает этим обсуждениям то редкое по нашим временам обстоятельство, что подготовить проект закона об амнистии к 20-летию принятия Конституции «президент» Путин поручил своему Совету по правам человека. В кои-то веки хозяин обратил свое благодушное внимание на верных царедворцев и нашел им работу!

Работа закипела и сделана была довольно быстро — 15 октября проект лег на стол Путина. Что в проекте написано, широкой публике достоверно неизвестно. Хотя правозащитная деятельность по своей природе и открытая, да придворные правозащитники легко и быстро заражаются государственными манерами: содержание законопроекта они договорились держать в секрете от широкой общественности. Это, как бы, и не ее вовсе дело. Для президента стараемся.

Тем не менее, несмотря на всю эту несуразную секретность, кое-какая информация просочилась в прессу. Утверждается, например, что под амнистию не попадут осужденные за преступления, связанные с насилием. На этом основании амнистия трактуется как широкая — дескать, все ненасильственные преступления будут амнистированы. На самом деле совершенно не обязательно: какие еще категории преступлений помимо насильственных не попадут под амнистию, неизвестно. Почти наверняка под амнистию не попадут такие ненасильственные преступления, как государственная измена, шпионаж или разглашение государственной тайны. Сомневаюсь, что будут амнистированы осужденные за педофилию и другие ненасильственные преступления в сфере половой неприкосновенности. Вряд ли под амнистию вообще попадут тяжкие статьи.

Цифры предполагаемого количества амнистированных разнятся самым невероятным образом. Член Совета по правам человека Даниил Дондурей говорит, что по амнистии предлагается освободить 26 тысяч человек. По оценкам члена СПЧ Кирилла Кабанова, по амнистии смогут выйти на свободу до 25 процентов заключенных. Общее количество заключенных в России в настоящее время составляет около 700 тыс. человек. Сколько из них реально выйдет на свободу, сейчас невозможно даже предположить. Тому есть две причины.

Причина первая. Законопроект, представленный Советом по правам человека, далеко не окончательный. Сначала его помучают все заинтересованные департаменты президентской администрации. Потом подкорректирует президент. Когда он поступит в Госдуму, его дополнительно поправит профильный комитет. Депутаты внесут свои поправки. Причем на всех стадиях обработки; в соответствии с устоявшимися правилами законопроект будет только ужесточаться. Многие преступления и категории осужденных из-под амнистии будут выведены. Можно предположить, что в конце концов получится из «широкой амнистии».

Но есть и вторая причина. О ней никто не говорит, хотя она гораздо существеннее первой. До сих пор все амнистии (и это еще советская традиция) не распространялись на нарушителей режима содержания. Либо в самом тексте закона об амнистии, либо в сопровождающем постановлении о порядке ее применения обычно содержится норма, препятствующая освобождению заключенных, имеющих непогашенные взыскания. И это фильтр гораздо более серьезный, чем все остальные. Одно взыскание за незастегнутую пуговицу или неаккуратно заправленную кровать — и амнистия становится недосягаемой. Поэтому под амнистию попадают чаще всего помощники лагерной администрации или те, кто готов заплатить за свое освобождение кругленькую сумму. Амнистия — это редкий, но обильный источник коррупционных доходов для служителей тюремного ведомства.

Отдельная интрига с грядущей амнистией — освобождение политзаключенных. Если «вторая причина» будет действовать и в этот раз, то об освобождении уже осужденных политзаключенных можно просто забыть. Возможно, у кого-то в результате невероятного везения еще нет ни одного действующего взыскания — так оно непременно появится. За лагерной администрацией не заржавеет.

Много разговоров о том, смогут ли освободиться по амнистии еще не осужденные «узники Болотной». Теоретически могут. Статья 84 УК РФ («Амнистия») допускает освобождение от наказания не только осужденных. Актом об амнистии могут быть освобождены от уголовной ответственности и лица, только совершившие преступления. То есть еще не судимые или находящиеся под судом. Будет ли применена такая норма в этот раз, зависит от законодателя.

Кроме того, амнистия может быть применена к некоторому оговоренному кругу лиц, связанных одним событием. То есть, например, к тем, кто привлекается к судебной ответственности в связи с событиями на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года. Можно напомнить, что подобная амнистия применялась, например, в 1994 году к участникам августовского путча 1991 года и октябрьских событий 1993 года или в отношении лиц, участвовавших в вооруженном конфликте в Дагестане в январе 1996 года.

Короче говоря, освободить можно кого угодно, особенно невиновных. Но для того ли нынешняя власть их сажала, чтобы теперь освобождать? Освобождение политзаключенных не укладывается в логику репрессивной путинской системы. А для того чтобы власть проявила милосердие, нужны уж совсем фантастические причины.

На фото: Россия. Москва. 10 октября. Глава президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов во время пресс-конференции.
Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин












  • Людмила Алексеева: Недостаточная... амнистия, она должна быть шире.

    Лев Пономарёв: Разочарован тем, что под амнистию не попали «узники Болотной». ...Только 6 или 7 человек выходят на свободу.

  • Коммерсант: Михаил Федотов отметил, что ход проведения амнистии во многом будет зависеть от порядка ее применения — соответствующий документ предстоит выработать Госдуме.

  • Ольга Романова: Амнистия-то ментовская.

    Николай Левшиц: Под амнистию ПОПАДАЮТ все статьи должностных преступлений: 285 (злоупотребление должностными полномочиями)

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Не о том мы говорим, встречая узников, вызволенных из застенков
31 ДЕКАБРЯ 2013 // ЕЛЕНА САННИКОВА
Вторая половина декабря порадовала нас легкой волной потепления. После 14 лет методичного закручивания гаек, ужесточения режима, эскалации политических репрессий, неправосудных процессов, отсутствия амнистий, неизменного отбывания политзаключенными срока от звонка до звонка — выбросила наконец система из своих застенков малое число политзаключенных.
История Ольги Романенковой
25 ДЕКАБРЯ 2013 // ТАМАРА ЭЙДЕЛЬМАН
«…Написала письмо Наде Толоконниковой. У нас похожая ситуация. Я ее понимаю, тем более на общем режиме все еще сложнее, чем на колонии-поселении. В СИЗО-1 мне удалось свободно вздохнуть от «дагестанской Санта-Барбары». Другого названия произошедшего со мной дать не могу. В СИЗО-1 я была год назад, и меня вспомнили и дружественно встретили сотрудники. На вопрос: «Откуда приехала?» Отвечаю: «Из Дагестана». Все смеются.
Амнистия с барского стола
20 ДЕКАБРЯ 2013 // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Амнистия двусмысленна, как и многое из того, что делает власть. Поэтому и ощущения от нее двойственные: с одной стороны, хорошо, что кто-то освободился, с другой — печально, что остальные сидят. Речь в данном случае идет о политзаключенных, об узниках «болотного дела». Сами освободившиеся почти наверняка тоже испытывают не только радость, но и озабоченность тем, что их товарищи по судебному процессу остаются под стражей и без особых надежд на близкую свободу. О несовершенстве амнистии, ее половинчатости и ущербности говорят правозащитники, журналисты, политики и общественные деятели. Всем совестливым людям хотелось бы безоговорочного освобождения всех политзаключенных.
Путин обузил амнистию как мог
10 ДЕКАБРЯ 2013 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российский президент внес в Государственнуюдуму проект долгожданной амнистии. Перед авторами стояла практически невыполнимая задача. С одной стороны, продемонстрировать, что главный начальник все-таки способен проявлять милосердие. С другой, однако, напуганная Евромайданом власть ныне намерена не столько прощать, сколько пугать. В результате рамки амнистии были сужены настолько, насколько возможно. Если по проекту, подготовленному президентским Советом по правам человека, предполагалось, что амнистия затронет около 200 тысяч осужденных и подследственных, то теперь речь идет всего лишь о 25 тысячах.
В блогах
10 ДЕКАБРЯ 2013
Ольга Романова: Амнистия-то ментовская. Николай Левшиц: Под амнистию ПОПАДАЮТ все статьи должностных преступлений: 285 (злоупотребление должностными полномочиями)
Прямая речь
10 ДЕКАБРЯ 2013
Людмила Алексеева: Недостаточная... амнистия, она должна быть шире. Лев Пономарёв: Разочарован тем, что под амнистию не попали «узники Болотной». ...Только 6 или 7 человек выходят на свободу.
В СМИ
10 ДЕКАБРЯ 2013
Коммерсант: Михаил Федотов отметил, что ход проведения амнистии во многом будет зависеть от порядка ее применения — соответствующий документ предстоит выработать Госдуме.
Путин исключил «болотников» из амнистии
5 ДЕКАБРЯ 2013 // ВЛАДИМИР РЫЖКОВ
Амнистия может распространяться только на тех, кто не совершил тяжких преступлений и насильственных преступлений против представителей власти, - заявил Путин, фактически отказав в амнистии фигурантам «болотного» дела. Трудно сказать, какой амнистия предполагалась первоначально, потому что всё, что делается в Кремле, это тайна за семью печатями. Я уже слышал много мнений о том, что на ситуацию повлияли события в Киеве, что они могли напугать нашу власть и сократить списки. Но, я повторюсь, надо продолжать прикладывать усилия. Собраны уже десятки тысяч подписей за амнистию, 11 декабря мы планируем их передать в Госдуму, это подписи обычных людей, выступивших за амнистию.
Прямая речь
5 ДЕКАБРЯ 2013
Лев Пономарёв: Либо это его политическое решение: наказать всех «болотников», чтобы другим было неповадно... Или у меня есть очень слабая надежда, что он сам находится в плену недостоверной информации.
В СМИ
5 ДЕКАБРЯ 2013
Коммерсантъ: Они убеждали президента не в том, что государство сможет продемонстрировать свою гуманность. Они понимали, что это не аргумент.