КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеСтарый дивный мир

7 НОЯБРЯ 2013 г. АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН

ИТАР-ТАСС

Захар Прилепин продолжает совершенствоваться в эпистолярном жанре. Теперь он написал очередное, на этот раз совсем короткое «письмо», опубликованное на «Дожде» в рубрике «Письма о Родине».

Первый абзац этого размышления, состоящего всего из двух абзацев, посвящен тезису, что во всем виноваты мы сами. Заметьте — не инородцы. А «мы сами». Уже хорошо.

А вот во втором Прилепин противопоставляет сегодняшней ставке на всеобщий гедонизм «методологию сохранения России», проверенную веками и основанную на трех добродетелях — аскезе, труде и доблести. «И на смену нынешним квазиэлитариям, на смену нынешней самозваной монетаристской аристократии должны прийти другие люди, другая аристократия — воины, монахи, люди книжной культуры, ставящие целью не потворство человеческой слабости, а преодоление этой слабости, преодоление глины».

Да, завораживающе звучит, я бы даже сказал, головокружительно. Но как-то странно. Сразу возникает куча вопросов. Например, что означает: "все они были больше чем люди..."? А кто — былинные герои, полубоги?

Вот и Лермонтов писал: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: богатыри — не вы!». Это и понятно: предыдущему «племени» всегда так кажется. Но все же «люди».

Теперь о «читающих воинах» (тут вообще близко к оксюморону получается). Стругацкие в «Трудно быть богом» писали, что после «серых» приходят «черные храмовники». Прилепин про них?..

В общем, создается впечатление, что автор «письма о Родине» нашел какой-то очень старый сундук и теперь перебирает все, что в нем лежит с незапамятных времен, и пытается примерить на себя и, что характерно, на нас то одно, то другое.

Касательно аскезы, вспомнилось из «Будденброков»: «...И, разумеется, строгая диета, госпожа консульша, очень строгая (выделено А.Б.): кусочек голубя, ломтик французской булки...»

У моего друга оказалась другая, куда более удачная литературная аллюзия,  из «Алисы». Помните, когда она выпила из пузырька напиток, напоминающий по вкусу — «вишневый пирог с кремом, ананас, жареная индейка, сливочная помадка и горячие гренки с маслом».

Понятно, что Прилепин не без оснований критикует господствующую потребительско-развлекательную модель массового сознания. И пытается предложить альтернативу. А точнее, вспомнить прошлое: Россия была сохранена усилиями воинов, ее защищавших, трудом ее работящего населения и былыми духовными скрепами. И, как обычно, предлагает хлесткую триаду: по типу «самодержавие, православие, народность», «Сталин, Берия, ГУЛАГ». Теперь новая спасительная мифологизированная формула: «Доблесть, труд, аскеза».  

Так о чем все-таки идет речь? Доблесть, труд... Кто будет спорить? Вполне себе общие ценности. В частности протестантские.  Аскеза?..  Ну, это разговор очень древний, со времен Эпикура и стоиков.  Если только рассматривать ее как антитезу гедонизму? Как вектор в сторону приоритета духовного развития? Возможно. Но тема слишком серьезная, чтобы быть обозначенной вскользь, в публицистической реплике.

Ну а что касается монашества... Даже если это понимать как образ служения, мы все же пока живем «в миру». Светском. Где, к слову, аскезы по определению быть не может. Иначе Захар Прилепин должен был бы отказаться и от семьи, и от общественного положения. Но это было бы уже другое государство и другое общество.

Кстати, а вот «мирские священники» давно живут среди нас. Только под этим словосочетанием Сергей Юрский подразумевает подлинную российскую интеллигенцию, которую Прилепин клеймил в предыдущих своих «письмах».

Короче говоря, к доблести, труду или даже добровольной аскезе — самим по себе, взятым по отдельности — нет претензий, а вот ко всему вместе как к совокупной национальной идее, как к единственной альтернативе гедонистской морали есть. Как и к тому, что все это полностью отвергает другой взгляд на мир. А это значит, что если «аскеты» перетянут канат, то принудительно навяжут остальным свои порядки — решительно и бескомпромиссно.

А история и так хорошо знает своих жестоких праведников: Торквемаду, Савонаролу, Кальвина...


Фото ИТАР-ТАСС/ Вячеслав Прокофьев

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Русский писатель стал международным террористом // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Довольно простой случай // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Медиафрения. Генераторы недоверия // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Лучше не станет // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Россия на коленях // МИХАИЛ БЕРГ
Все дело в «Саньке» // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Итоги недели. Путин на пороге вечности… // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН