Патриархия добилась бюджетных денег для епархий
20 НОЯБРЯ 2013, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ИТАР-ТАСС

ЕЖ: Вчера Госдума рассмотрела во втором чтении поправки в бюджет на 2014-2016 годы. Согласно поправкам, Русская православная церковь получит из федерального бюджета 1 млрд 158 млн руб. в 2014 году и еще 600 млн — в 2015-м, на финансирование «объектов епархиального управления». Средства выделяются в рамках федеральной целевой программы «Укрепление единства российской нации и культурное развитие народов России». Заметим, что Общественному телевидению, например, Дума в финансовой помощи отказала — а речь шла всего о каких-то 300 миллионах. Но церкви и миллиардов не жалко.

Помимо этой программы бюджет собирается выделить 0,8 млрд руб. на реставрацию Соловецкого монастыря, еще 50 млн — на реставрацию Николаевского женского епархиального монастыря в Тверской области и 25 млн — на завершение работ по реставрации Тульского кремля. Итого: более 3 миллиардов. Сначала поправки одобрил Думский комитет по бюджету и налогам, но и парламентское большинство не нашло в них ничего предосудительного: да, социалку приходится поджимать, но как не пособить церкви в налаживании епархиального хозяйства в новообразованных епархиях! Церковная бюрократия становится неотъемлемой частью бюрократии национальной. А проводящиеся с этого года Парламентские встречи в рамках Рождественских чтений, ежегодного образовательного мероприятия Русской православной церкви, дают патриархии новые возможности лоббирования, которые, как мы видим, она весьма успешно использует.


Русская православная церковь — это союзник власти. И в нынешней финансовой ситуации, когда у власти фактически нет возможности делать ощутимые подарки избирателям, наоборот, приходится заниматься урезанием, сокращением, экономией, конечно, она в большей степени обращает внимание на идеологию. В такой ситуации она может быть только консервативной, так как только на основе консервативной идеологии можно консолидировать сторонников власти, показать им врага, мобилизовать их против него. Врагами признаются наиболее активные, модернистские, вестернизированные группы населения. Соответственно отсюда опора, в том числе, и на ресурс Русской православной церкви. Церковное руководство уже поддержало власть и во время противостояния с оппозицией в конце 2011 — начале 2012 годов, и во время президентской избирательной кампании.

Ещё один момент, важный не только в вопросе взаимоотношений с оппозицией, но вообще в плане позиционирования страны. До определённого времени российская власть, при всех оговорках, несмотря на многие противоречившие этому решения, старалась выглядеть продвигающей страну в Европу. Со своим особым маршрутом, который включал в себя и разгром НТВ, и дело Ходорковского, и «суверенную демократию», но тем не менее: декларировалось, что нашим отдалённым образцом является Запад. А сейчас наша власть оказалась в интересной ситуации. С одной стороны, лидеры всё равно ориентируются на Европу: там сохраняется недвижимость, живут их семьи, сами представители власти значительное время там проводят. Но при этом позиционирование самой страны изменилось.

Когда российская власть говорила, что она ведёт страну на Запад, и сам Запад была более традиционалистским, это был Запад Черчилля, Эйзенхауэра и Де Голля. Сейчас многое изменилось. Запад стал в значительной степени постиндустриальным, постмодернистским, ослабли многие традиционные институты, включая национальные, изменилось представление о том, что возможно, а что невозможно в морально-нравственной сфере. Государство, которому совершенно не хотелось ориентироваться уже на такую Европу, предпочло от всех этих новаций закрыться, особенно видя, что прозападная часть населения настроена по отношению к этому достаточно негативно. Была сделана ставка на более архаичное, традиционалистское и закрытое общество, и здесь опять-таки нельзя обойтись без такого устоявшегося и авторитетного института, как Русская православная церковь.

Но при этом есть один ограничитель. Государство готово сотрудничать с церковью, поддерживать церковное строительство, оказывать разные знаки внимания, политические и финансовые, но при этом государство не готово к тому, чтобы церковь играла слишком большую самостоятельную общественную роль. Пока церковь поддерживает государство, ей, конечно, идут навстречу, но воспринимать ее как самостоятельного игрока власть не готова. Так что даже когда говорят об увеличении роли церкви, надо учитывать это обстоятельство — несмотря на усиливающийся клерикализм, церковь не входит в сферу высшей государственной власти. Причём, фактически, никогда и не входила: даже в XVII веке попытка патриарха Никона встать наравне с царём закончилась провалом.

Что касается нашей Конституции, то она очень растяжима. У нас нет государственной религии, но никто не запрещает государству поддерживать церковь в реализации каких-то культурных проектов, ремонтов памятников архитектуры. В этом смысле если бы государство, допустим, платило зарплату духовенству, то, наверное, это было бы антиконституционно. А если, например, государство спонсирует монастырь, который имеет архитектурную ценность, или поддерживает какой-то другой социально значимый проект, то это допустимо. С одной стороны, по Конституции, Церковь отделена от государства, но с другой — в Конституции нет чётких указаний на то, что государство не может, например, поддерживать те или иные проекты или что оно должно совершенно одинаково относиться ко всем религиозным объединениям. Более того, в законе о свободе совести в редакции 1997 года роль Русской православной церкви отмечается особо. Поэтому трактовки могут быть разные.

Можно провести аналогию и с политическими идеологиями. С одной стороны, у нас в Конституции есть запрет на государственную идеологию, а с другой — запретить государству поддерживать, например, фильмы, которые питает та или иная идеология, отдавать приоритет тому или иному проекту нельзя. Государство может оказывать преференции тому или иному политическому направлению, и то же самое с религиозными объединениями.


Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев













  • Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.

  • АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.

  • Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги недели. Приговор по делу покемонов в храме вынесла атеистка
12 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Существуют истины, которые, несмотря на всю их очевидность и тривиальность, приходится проговаривать из раза в раз. Политический заключенный – это не тот человек, который пострадал из-за собственных политических взглядов. Политический заключенный может вообще не иметь никаких взглядов. Политический заключенный – это тот, кто репрессирован по политическим мотивам. И в этом контексте суд в Екатеринбурге, за которым всю минувшую неделю мы столь пристально следили, классический политический процесс, к счастью закончившийся условным наказанием. В минувший четверг один из районных судов Екатеринбурга вынес обвинительный приговор популярному местному видеоблогеру Руслану Соколовскому.
«Я всего лишь матерился»: дело Соколовского
11 МАЯ 2017 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Чем ни закончится процесс по делу Руслана Соколовского (приговор вынесут 11 мая в одном из райсудов Екатеринбурга), результатом станет очередное скатывание российского общества в бездну помрачения. 28 апреля прокурор потребовал дать подсудимому 3,5 года лагеря общего режима. Статьи УК (148 и 282), по которым судят 23-летнего блогера, отличаются резиновыми формулировками. Между тем поражает убожество полемики, разгоревшейся вокруг случая Соколовского. «Уголовное дело как расплата за слова в видеороликах — варварство», — возмущается свидетель защиты, политзаключенная советской эпохи Елена Санникова.
Прямая речь
11 МАЯ 2017
Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.
В СМИ
11 МАЯ 2017
АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.
В блогах
11 МАЯ 2017
Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".
За что гонят Свидетелей Иеговы
24 АПРЕЛЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
20 апреля Верховный суд запретил в России деятельность религиозной организации Свидетелей Иеговы как экстремистской. Постановил ликвидировать Управленческий центр и 395 местных организаций. Отныне, если решение не будет оспорено и отменено, Свидетели Иеговы не имеют права рассказывать о своей вере другим людям, издавать и распространять религиозную литературу, даже собираться для молитвы не имеют права — только тихо молиться каждый в своем уголочке, если уж им так хочется. Имущество у организации отберут и передадут государству.
В дом пришли убийцы
30 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В культурном центре «Покровские ворота» состоялась презентация книги Павла Проценко «К незакатному Свету. Анатолий Жураковский: пастырь, поэт, мученик, 1887-1937», в которой приняли участие автор монографии и литературовед Мариэтта Чудакова. Анатолий Жураковский — знаковая фигура религиозной жизни Киева двадцатых годов прошлого века. Он принадлежал к поколению, призванному преобразовать «энергии высших сфер духа» и тем самым ответить на революционные вызовы времени. Вместе со своими единомышленниками он помогал бедным и заключенным, занимался просвещением народа и работой с молодежью.
Религиозная политика меняется в более жесткую сторону. Центр «СОВА» представил доклад о проблемах реализации свободы совести в 2016 году
29 МАРТА 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
28 марта в Славянском правовом центре состоялась презентация ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА» «Проблемы реализации свободы совести в России в 2016 году», основанного на данных ежедневного мониторинга российских новостей. В презентации приняли участие автор доклада, социолог религии и эксперт Центра «Сова» Ольга Сибирева, директор Центра и член Совета при президенте по развитию гражданского общества Александр Верховский, адвокат Константин Андреев, а также юристы, правозащитники, журналисты и религиоведы, в том числе студенты Учебно-научного центра изучения религий РГГУ.
Открытое письмо жителей блокадного Ленинграда
28 МАРТА 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мы, жители блокадного Ленинграда, хотим высказать наше мнение по поводу передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Считаем такое решение скоропалительным и неоправданным, поскольку все последние годы под куполом собора благополучно сосуществовали музей и церковь. Проведенные за минувший год 640 богослужений дают основание утверждать, что Исаакиевский собор являет собой прекрасный пример сотрудничества музейного и церковного сообществ. Кроме того, не стоит забывать, что в тяжелейшие блокадные дни именно в подвалах Исаакия были размещены эвакуированные из пригородных музеев бесценные экспонаты Петродворца, Пушкина, Павловска, Гатчины. Здесь же нашли приют и сотрудники этих музеев. Это наша общая история, которую мы как блокадники считаем недопустимым забывать при принятии судьбоносных решений.
500 лет Реформации
27 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Лютеране, а вместе с ними и другие протестантские деноминации, празднуют 500-летие Реформации. 22 марта в «Президент-отеле» столицы состоялась встреча, давшая старт юбилейному марафону. В течение года во многих российских регионах пройдут конференции, презентации книг, экуменические богослужения, связанные с круглой датой. Надо заметить, что лютеранство в России является традиционной конфессией. Первая кирха в Москве появилась в 1576 году, спустя несколько десятилетий после религиозной революции. До октябрьского переворота лютеранство было вторым по числу последователей вероисповеданием в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой церкви являлся сам император.