Итоги года
03 декабря 2016 г.
Итоги года. Помочь себе и стране
2 ЯНВАРЯ 2014, СЕРГЕЙ КАРАГАНОВ

ИТАР-ТАСС

О российской внешней политике корреспондент
«Ежедневного журнала» Леонид Мойжес  беседовал с известным экспертом-международником Сергеем КАРАГАНОВЫМ.

Сергей Александрович, вы неоднократно подчеркивали, что минувший год был чрезвычайно успешным для российской внешней политики: здесь и инициатива по разрешению кризиса вокруг сирийского химического оружия, и предварительные договоренности относительно атомной проблемы Ирана. Чем в таком случае объяснить, что в результате этих замечательных успехов Россия оказалась едва ли не в международной изоляции. Мировые лидеры, включая президента США,  заявили, что не поедут на Олимпийские игры, мероприятие, которое в глазах Путина давно вышло за рамки спортивного?

Об изоляции России говорить смешновато. Некоторые мировые лидеры не приедут, потому что им не нравится вектор развития России. Еще несколько  — из-за того, что Россия подчеркнуто отвергает предлагавшуюся ей роль ведомого  как во внутренней социальной сфере, так и во внешней политике. А это вызывает понятное раздражение, особенно острое на фоне провалов, в которые вверг себя начиная с прошлого десятилетия «старый» Запад. Причина провалов   — головокружение от успехов после казавшейся победы в «холодной войне». Но большинство  лидеров  все-таки приедет. Чтобы на  других посмотреть, себя показать. К тому же появиться на Олимпиаде в компании других лидеров, в том числе Путина, хорошо с точки зрения рейтинга.

Жалко, что не приедет Обама. Он симпатичный человек. После него почти наверняка будут худшие. Но почему провалилась перезагрузка — отдельный вопрос. Уж точно это произошло не из-за внутренних процессов в России. Что же до  внешней политики, безусловно, крайне успешной, меня беспокоит другой вопрос. Подрывается ее база внутри страны. И правящая элита, и оппозиция пока не предложили реалистичных путей выхода из стагнации, которая подрывает внешнеполитические позиции страны, угрожает превращением России во второстепенную державу. А это для большинства россиян, впитавших со времен Петра Великого сладкий яд великодержавия, видимо, неприемлемо. Да и объективно конкуренция в мире становится все более жесткой и беззастенчивой. Слабыми лучше не быть.

 

С одной стороны, Кремль заявляет, что США, другие западные государства являются «партнерами» и даже «друзьями». Однако в то же время военно-политические проблемы — ПРО, концепция быстрого глобального удара — остаются в центре этих отношений. Верит ли Кремль всерьез в возможность военной конфронтации с Западом, или эти проблемы всего лишь средство для вербализации общего недовольства политикой «партнеров» в совершенно иных областях?

Жаль, что эти вопросы действительно до сих пор в центре отношений России и Запада. Но такая ситуация — результат американской глупости, на которую мы с удовольствием клюнули, когда поставили в центр перезагрузки заведомо нафталиновые вопросы прежней повестки дня. Прежде всего ядерное разоружение, а не вопросы будущего. Немедленно из прошлого вернулись и старые демоны. Особенно когда американцы и близкие им европейцы потребовали идти дальше и  сокращать тактическое ядерное оружие, которое нам, видимо, нужнее. Мы не хотим соревноваться в гораздо более дорогой сфере обычных вооружений. А наше превосходство по тактическому ядерному оружию компенсирует реальное или потенциальное отставание в этой сфере. Хоть в отношениях с НАТО, хоть в отношениях с Китаем. Вопрос о ПРО — во многом умное препятствие  на пути дальнейшего ядерного разоружения. Россия говорит: мы не будем дальше сокращать ядерное оружие, пока вы не откажетесь от планов по развертыванию ПРО, которая теоретически может нам угрожать. Кроме того, предотвращение создания эффективной глобальной ПРО — какой бы эфемерной ни казалась такая система сейчас — это правильная политика. Нельзя никому давать надежду на возможность выхода из цивилизующего и предотвращающего глобальные войны ядерного пакта. Тем более что, как теперь выяснилось, даже демократические страны могут развязывать безумные военные авантюры — происходящее в Ираке, Афганистане, Ливии тому пример.

 

Проблема Украины стала важнейшей для России в последние месяцы. Можно ли считать ее разрешение внешнеполитическим выигрышем для нашей страны? Можно ли считать уходящий год успешным с точки зрения интеграции постсоветского пространства?

Интеграция идет медленно. Надеюсь, что не всего постсоветского пространства. Не думаю, что нужно повторять ошибки царей и комиссаров, которые — одни в «большой игре» против Англии, другие из-за коммунистического мессианизма — присоединяли и содержали заведомо и культурно чуждые и неподъемные с точки зрения возможностей развития отсталые регионы, за которые приходилось бесконечно платить. Особенно Центральную Азию.

В Украине  Москва столкнулась с жестким и демонстративным геополитическим вызовом. Никаких других интересов за попыткой перетянуть хотя бы символически Украину не было. Европейский союз, чтобы продемонстрировать, что он еще остается внешнеполитическим игроком  (во что никто уже не верит),  решил «присоединить» Украину. Были и польские, и шведские фантомные боли о давно ушедшем величии. Довольно грустные.

Украина, состояние ее народа никого не беспокоит. На украинскую правящую элиту довольно беззастенчиво давили. Гораздо более жестко, чем когда-либо позволяла себе Россия. Украинская элита, которая не может обеспечить нормальную жизнь,  независимость страны, как всегда,  торговалась. Кое-что получили от России. Думаю, что сделано все правильно. Если бы Украина подписала бессмысленное с экономической точки зрения соглашение об ассоциации, Россия вынуждена была бы ввести компенсирующие заградительные тарифные барьеры. В результате Украина посыпалась бы еще быстрее. Пришлось бы все равно помогать. Но в этом случае мы  бы «оплачивали» «победу» Евросоюза.

Честно сказать, я с пессимизмом смотрю на будущее Украины. Либо она будет разваливаться. А это опасно. Либо ЕС и Россия договорятся, что немцы и россияне пытались сделать десятилетие назад, о том, чтобы совместно  заставлять украинскую элиту проводить разумную политику. При этом я прекрасно понимаю мечту многих украинцев «жить в Европе», а не в коррумпированной полуфункционирующей стране. Стране, где двадцать лет назад ВВП на душу населения был вдвое выше белорусского. А сейчас — вдвое ниже. Заметьте, я сравниваю не с  Россией, которая хотя и поэффективнее и гораздо богаче,  но тоже не очень приятная для жизни страна.

Впрочем, когда острая фаза борьбы за Украину прошла, я выяснил из ведущих СМИ (не наших) то, что было известно, но почему-то скрывалось. А именно, что на Майдане были не только демократы, а много неонацистов, антисемитов и подобной публики, которую автобусами свозили из Западной Украины. Обидно, что мораль и приличия уходят из международных отношений. И что врут совсем уж беззастенчиво.

Так что картинка получается не очень приятная. По очкам выиграть можно, что Москва и сделала. Но выиграть окончательно при данной конфигурации нельзя. Украина либо будет гнить, либо развалится, либо Россия и ЕС совместно заставят местную элиту проводить разумную политику. Пока такой готовности я не вижу. Особенно со стороны наших западных партнеров.

 

Любимая цитата Путина из Бисмарка — «Меня не волнуют ваши намерения, меня волнуют ваши возможности» — не распространяется на Китай. Насколько далеко может зайти сближение с этой страной?

У нас, слава Богу, отличные отношения с Китаем. Но не бывает политики сближения без берегов. У нас мощные ядерные силы, гарантирующие нашу безопасность. А последние годы мы наладили хорошие или даже отличные отношения со всеми странами, окружающими Китай. С Индией, Вьетнамом, Южной Кореей, Японией. Но наша политика — это не то сдерживание, которое проводят США. Мы проводим военные учения в Тихом океане не только с китайцами, но и с другими странами. Это «дружеские объятия». Единственное, что меня беспокоит — топтание на месте по остро необходимому проекту ускоренного развития Сибири и Дальнего Востока.

 

Кто, на ваш взгляд, является сегодня союзниками России?

По-моему, у нас есть несколько союзников или близких государств. Но постоянные союзы в новом мире бессмысленны. Большинство союзов и пактов развалились или трещат по швам. Другой мир требует другой дипломатии.

 

Путинский консерватизм оборачивается на практике откровенным мракобесием. Насколько внутреннее развитие страны по откровенно консервативному тренду влияет на ее международное положение?

Я понимаю ваше желание дать какое-то название нынешнему режиму. Мракобесия я особого не вижу. Людей с недостаточными умственными способностями много во всех странах. У нас их, может быть, даже больше из-за систематического уничтожения и подавления сильных и умных при коммунистах. И теперь эти люди, не обладающие необходимым интеллектуальным потенциалом, пытаются, как могут, заполнить вакуум идей и стратегии, от чего страдает страна. Страна, которая уже семь лет болтается, не понимая, куда идти. Кто-то троллит, кто-то с удовольствием на этот «троллинг» откликается. Кто-то кричит «долой», а еще недавно с удовольствием курлыкал о модернизации в период самой быстрой демодернизации страны.

Нынешний консервативный тренд, даже с элементами реакции, но и с элементами развития, будем судить по результатам. На мой взгляд, период больше всего похож на правление Александра III. Он «подморозил» страну. Но при нем мощно пошло образование, подготовившее рывок конца XIX — начала ХХ веков. Если выберем правильный вектор развития, то лет через 10-15 начнем выползать. А еще раньше этот вектор «считает» внешний мир и заранее зауважает. Уважают тех, кто силен, или тех, кто будет сильным и успешным. Если не вычислим и не пойдем по пути развития, то провалимся. И во внешней политике тоже.

Мы в СВОПе с огромным коллективом экспертов весь прошедший год с удовольствием работали над вычислением такой «Стратегии-XXI». Она уже немного работает. В следующем году ее представим для общественного обсуждения, осуждения, внедрения. Попробуем помочь себе и стране.

Фото ИТАР-ТАСС/ Руслан Шамуков














  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Амбиции и амуниция
9 ФЕВРАЛЯ 2016 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Главная проблема политики российской власти – принципиальное расхождение свойственных ей внешнеполитических амбиций и находящейся в ее распоряжении амуниции. Правда, внутриполитические условия для ее деятельности в прошлом году были весьма благоприятны. Рейтинг одобрения работы Владимира  Путина на посту президента в прошлом году достигал заоблачных 90%, вслед за ним выросла поддержка и всех институтов власти. Эйфорическое состояние общества ярко выражалось в соотношении тех, кто считает, что дела в стране идут в правильном направлении (оптимистов), и тех, кто считает иначе (пессимистов). В июне 2015 года их соотношение, согласно исследованию Левада-центра, составляло 64 к 22 – и это в условиях нарастающих социально-экономических проблем. 
Питер-Пэнландия
14 ЯНВАРЯ 2016 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Пресловутые 86%, 25-летний юбилей «ДемРоссии», выпавший на ушедший год, дискуссия о будущих (состоятся ли еще?) выборах, да и вообще, Новый год – время подведения итогов и попыток заглянуть в завтра, все это заставило еще и еще раз продумать, что же пошло не так и четверть века назад, и последние пару лет. Ведь то, что не так и не туда – кажется, очевидно уже всем. Двадцать пять лет назад всё никак не хотел кончаться Советский Союз, на самом деле уже умерший (просто мы все об этом еще не догадывались). Великий и ужасный Союз, в котором чувство страха впитывалось с молоком матерей и до конца не отпускало ни на мгновенье. В котором в головах у большинства людей воцарилась глубокая вялотекущая шизофрения, когда каждый по отдельности был «против», все вместе – «за», а СССР – это навечно!
Итоги года. 2015 как 1975
13 ЯНВАРЯ 2016 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Опять обрели былую силу советские анекдоты. А новых, за ненадобностью, не появилось. Анекдотом (причем так себе) стала сама жизнь. Ей-богу, уже вплоть до мышей. Даже писать ничего не надо – можно снова выходить с чистым листом: всем и так все ясно. Год-пустышка. Год-дегенерат. Леся Рябцева – главная героиня. О, она заставила говорить о себе! Чем же? Написала удивительную книгу, сняла фильм, добилась небывалого успеха в бизнесе или науке? Нет, все проще. Пристроилась к созданному более одаренными и квалифицированными людьми проекту и с непосредственностью милой провинциалки вымазала его дерьмом. Очень своевременная технология. И востребованная.
Итоги года. Людей сажают — а они остаются свободными
12 ЯНВАРЯ 2016 // ЕЛЕНА САННИКОВА
Неотступным чувством декабря ушедшего года было чувство горечи от того, что снова в тюрьмах и лагерях достойные люди, освободить которых мы бессильны. Это был год отчаянного ужесточения политических репрессий в стране. Казалось невероятным применение новоиспеченной статьи 212.1 УК РФ, принятой вопреки здравому смыслу, будто не всерьез, для острастки, потому что ведь не мог же главенствующий орган законодательной власти всерьез принять настолько антиконституционную статью! Но вот, взяли под стражу Ильдара Дадина на глазах у всех — за взвешенное, спокойное, ничем не нарушающие ни одного закона выражение гражданской позиции, да, собственно — за подчеркнуто мирный протест против нарушений закона и Конституции.
Итоги года. Ведома зверушка
10 ЯНВАРЯ 2016 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
В начале 2015 года было убийство Бориса Немцова. В конце – заочный арест Михаила Ходорковского и обыски у сотрудников «Открытой России». В промежутке между этими событиями уложились и «заморозка» ситуации в Донбассе, и начало бомбардировок в Сирии, и крушение самолета в Египте, и конфликт с Турцией, и драматическое для нашей экономики падение нефтяных цен, и демонстративное уничтожение санкционных продуктов, и робкий, верноподданный, но бунт дальнобойщиков. К концу года, на пике зимы плюс вырисовывается только один – на градуснике за окном.
Итоги года. Которые подводить не хочется
10 ЯНВАРЯ 2016 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Тысячу лет назад удивительно много людей в христианском европейском мире, потрясенных тем, что ни в 1000 году по Рождеству Христову, ни в 1033 году — тысячном году по Его воскресению — не случились неоспоримо ожидавшиеся всеми конец света, Второе пришествие и Страшный суд, — так вот, удивительно много людей прочитали наконец Евангелия, стали думать самостоятельно, приняли на себя ответственность за свои мысли, слова и действия. Тогда-то и родилась цивилизация, частью которой мы все были или частью которой все мы себя считали всю нашу жизнь. Сейчас мир этой цивилизации снова стремительно, взрывным образом меняется, и вряд ли кто возьмется предсказать, как будет выглядеть этот мир уже через ближайшее столетие. Ясно только одно: нас в нем не будет. Потому что в тот самый момент, когда мир начал делать рывок в завтра, Россия стремительно провалилась в небытие.
Итоги года. А я дерусь, потому что дерусь
10 ЯНВАРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Портос, конечно, лукавил. Дрался он не просто так, а потому что д'Артаньян случайно увидел, что его перевязь шита золотом только спереди, поэтому ее задняя часть была прикрыта надетым не по погоде плащом. Но та дуэль, как и две другие, с Атосом и Арамисом, к счастью, не состоялась. А вот обычай драться, то ли чтобы прикрыть лишенную позолоты изнанку, то ли вовсе просто так, кое-где сохранился. В частности, весь 2015 год прошел в России под эгидой многочисленных драк, причем это были вовсе не благородные дворянские поединки и жертв было немало. Дралась в основном российская власть, как внутри страны, так и за ее пределами. Дралась подло, стараясь напасть исподтишка, и жестоко, в кровь, а то и до смерти.
Итоги года. Послевкусие 2015: история vs география
9 ЯНВАРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Подводя итоги 2015 года, Георгий Сатаров написал, что в минувшем году для России так и не наступил 21 век и что он вряд ли начнется в наступившем, 2016-м. «Придется еще немного потерпеть», — предлагает Георгий Александрович. Полагаю, что 21 век для России не наступит никогда. Поскольку в 2015-м ее владелец недвусмысленно заявил о выходе страны из исторического процесса, а население, лишенное субъектности усилиями информационных войск, этот выход горячо поддержало. Идея о том, что Россия запаздывает с вхождением в 21-й век, но, если «немного потерпеть», то можно увидеть счастливый миг его наступления, основана на концепции догоняющего развития.
Итоги года. Ожидая обезьяну с гранатой
9 ЯНВАРЯ 2016 // АНТОН ОРЕХЪ
Прогнозы в нашей стране прекрасны тем, что никогда не сбываются. Год назад, когда для рубля в обменниках уже запасали пятизначные табло, а народ выгребал последние деньги, чтобы скупить все, что можно скупить, запасти по три холодильника, по четыре телевизора и поменять новую машину на еще более новую, казалось, что 2016 год мы будем встречать в лохмотьях, а три холодильника будут одинаково пусты. Крах, революция, баррикады, новый ГУЛАГ – предсказания рисовали любые сценарии, среди которых не было ни одного светлого. Но год миновал, и мы констатируем, что из ужасного не сбылось ничего. Зато подтвердилось проверенное едва ли не столетиями: запас терпения и прочности в нашем народе колоссален. А государство настолько богато, что даже если воровать вообще всё, то запасов и тогда хватит надолго. И глядя в перспективу, думаешь, что тянуться эта бодяга может и год, и десять, и пятьдесят…
Итоги года. Одна война сменить другую спешит…
8 ЯНВАРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В конце XIX века Герберт Спенсер выделял два типа государств по их устройству: державы «индустриальные», чьи нормы, законы и институты направлены на мирное экономическое усовершенствование на благо членов общества. И державы воинственные – те, чье существование сугубо обеспечивается ведением войн. К числу последних он относил тогдашнюю африканскую Дагомею (давно и навсегда исчезнувшую с карты мира) и тогдашнюю Россию. По странной причуде исторического развития спустя сто с лишним лет и сегодняшнее российское, путинское, государство, как во внутренней, так и во внешней политике целиком завязано на войну. Его благополучие и даже само существование зависит от перманентной войны.