Цензура
03 декабря 2016 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Кирилл Рогов: Скорее всего, дело он выиграет, но сумму при этом несколько скостят, для него главное – показать свои возможности. Обычно всё происходит по такой схеме

  • Ведомости: «Роснефть» не понесла каких-либо «фактических денежных потерь или убытков» после публикации РБК о возможных ограничениях для покупателей 19,5% акций «Роснефти» в ходе приватизации

  • Нина Свиридова: Сегодня в Арбитражном суде Москвы начинает рассматриваться дело- иск Игоря Сечина (Роснефть) к РБК. Он требует от медиахолдинга 3,124 млрд.рублей за якобы ... не понимаю за что.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Страдания по цензуре
28 НОЯБРЯ 2016 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
О цензуре в России бытуют три распространённых суждения. Первое: некоторая цензура нам все-таки не помешает. Например, этическая. Чтобы были четко очерчены этические границы творчества. Да и вообще в советское время цензура хоть и была, но она не мешала тому, чтобы создавались великие произведения, скорее этому способствовала, держа творца в тонусе. А в антисоветское время ее вот нет и творцы выдают пшик. Поэтому, чтобы не было пшика, творцов надо немножко поприжать.
Суд, наконец, определит, какого размера гудвилл у Сечина
11 НОЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 11.11.16, Московский арбитражный суд оценит, наконец, истинные размеры гудвилла у Игоря Ивановича Сечина. То, что у него очень большой гудвилл, было известно и раньше, но сегодня размер этой удивительной конструкции будет определен с точностью до доллара. Вообще-то термин «гудвилл» (goodwill) используется аудиторами для оценки нематериальных активов компании. То есть берут стоимость компании и вычитают цену того, что можно потрогать руками – железо всякое, дома, производственные мощности и все остальное, что можно оценить и продать отдельно. А все, что остается – это и есть гудвилл, то есть репутация, доброе имя и деловые связи, которые на этом имени держатся.
Прямая речь
11 НОЯБРЯ 2016
Кирилл Рогов: Скорее всего, дело он выиграет, но сумму при этом несколько скостят, для него главное – показать свои возможности. Обычно всё происходит по такой схеме
В СМИ
11 НОЯБРЯ 2016
Ведомости: «Роснефть» не понесла каких-либо «фактических денежных потерь или убытков» после публикации РБК о возможных ограничениях для покупателей 19,5% акций «Роснефти» в ходе приватизации
В блогах
11 НОЯБРЯ 2016
Нина Свиридова: Сегодня в Арбитражном суде Москвы начинает рассматриваться дело- иск Игоря Сечина (Роснефть) к РБК. Он требует от медиахолдинга 3,124 млрд.рублей за якобы ... не понимаю за что.
Немолчащее большинство
31 ОКТЯБРЯ 2016 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
В теме «Райкин против Хирурга и Кадырова» либеральные публицисты описали почти все правильно, что добавить практически нечего. При этом ни у кого, конечно, не осталось сомнения, что нынешнюю революционность Кости Райкина вызвало механическое (в результате торможения российской экономики) сокращение общественного пирога, на кусок которого претендовали деятели искусства. И ни у кого, конечно, не осталось сомнения, что его резкие слова о цензуре выражали консолидированное недовольство интеллигенции тем, что власть путинской политической корпорации опирается на новых хунвейбинов и красных кхмеров (ряженых казаков, патриотов от сохи и квазиправославных), чтобы регулировать политические процессы внутри творческой среды. 
Хирург, Песков и Райкин обсудили проблемы цензуры
28 ОКТЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Публичная дискуссия о свободе творчества, начатая худруком театра «Сатирикон» Константином Райкиным, набирает обороты и выходит на новые витки. Началось все с выступления Константина Аркадьевича на съезде Союза театральных деятелей, где он рассказал, что в Россию, оказывается, возвращается цензура, нас всех приглашают назад в СССР, а он в СССР не хочет и поэтому протестует. Справедливости ради надо сказать, что некоторое время назад Минкульт не дал «Сатирикону» денег и Райкин объявил, что «Сатирикон» закрывается. Меньше чем через неделю после этого заявления Константин Аркадьевич обнаружил, что в Россию пришла цензура.
Прямая речь
28 ОКТЯБРЯ 2016
Лев Рубинштейн:  То, что раньше он говорил одно, а теперь — вот это, точно лучше, чем если бы было наоборот. Причём это самое «наоборот» мы, к сожалению, наблюдаем гораздо чаще.
В СМИ
28 ОКТЯБРЯ 2016
"Новая газета": Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков призвал не путать цензуру с участием государства в культурной жизни России.
В блогах
28 ОКТЯБРЯ 2016
Алена Солнцева: А главное -- ну никто не возразил по существу, что дескать. цензуры то у нас нет... Все говорят, что да, есть, но ведь зато тебе деньги дают. За цензуру. Раз дают, слушай. что говорят.

 

Материалы по теме

Позвони мне, позвони // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Заявление с прибором // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Персональный запах // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Две фигни и одна проблема // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Привет полковнику Корниенко // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Письмо в ячейку // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Россия на коленях // МИХАИЛ БЕРГ
Настоящий полковник // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Мои встречи с правосудием.
Погода в деревне Гадюкино
// ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Мои встречи с правосудием. Часть 3 // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ