Цензура
29 сентября 2016 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Москва: Ассоциация учителей литературы и русского языка предлагает ввести «лингвистическую полицию», которая будет защищать русский язык от обилия иностранных заимствований.

  • Юлия Пожарская: Лингвистическая полиция. Ребят, это уже не смешно: перечитайте Оруэла, срочно. И 451 по фаренгейту. Может прояснится?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Репрессивная лингвистика
9 СЕНТЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Ассоциация учителей русского языка решила, что уговорами и просвещением проблема не решается, что добро должно быть с кулаками, а язык защищен силовыми методами. «У нас есть закон о государственном языке, но там нет пунктов, которые были бы связаны с охраной литературных норм», — обеспокоен Роман Дощинский. И предлагает ввести административную ответственность. За какие именно языковые правонарушения и какую конкретно ответственность надо вводить, учителя русской словесности не уточняют, но судя по прецедентам, видимо, речь идет все-таки не о заточении в узилище, а о штрафах. Впрочем, это как пойдет…
Прямая речь
9 СЕНТЯБРЯ 2016
В СМИ
9 СЕНТЯБРЯ 2016
Москва: Ассоциация учителей литературы и русского языка предлагает ввести «лингвистическую полицию», которая будет защищать русский язык от обилия иностранных заимствований.
В блогах
9 СЕНТЯБРЯ 2016
Юлия Пожарская: Лингвистическая полиция. Ребят, это уже не смешно: перечитайте Оруэла, срочно. И 451 по фаренгейту. Может прояснится?
Свобода воровать
8 СЕНТЯБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Все-таки российским начальникам не откажешь в последовательности. Как большевики считали уголовников социально близкими и обеспечивали их всяческими послаблениями, точно так же отечественная власть немедленно встает на защиту любого ворья. Месяца не прошло с момента назначения Ольги Васильевой, специалиста по отношениям церкви с государством, министром образования и науки, как ведомство озаботилось уточнением правил лишения научных знаний за плагиат. Как следует из предложенного законопроекта, чтобы отобрать степень, теперь потребуется решение суда, который должен подтвердить факт плагиата. 
Прямая речь
8 СЕНТЯБРЯ 2016
Михаил Гельфанд: Этот законопроект с содержательной точки зрения негодный, а с политической – очевидный до банальности. 
В СМИ
8 СЕНТЯБРЯ 2016
Newsru.com: После вступления в силу этого законопроекта ни одно заявление о лишении степени "Диссернет" подать не сможет, поскольку у него не будет судебных решений о нарушении авторских прав.
В блогах
8 СЕНТЯБРЯ 2016
expp: Вполне возможно, что данный законопроект подготовлен ещё при старом министре образования и науки. Теперь посмотрим на действия Ольги Васильевой
Я – иностранный агент. Ответьте на мои вопросы
7 СЕНТЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Аналитический центр Юрия Левады («Левада-центр») внесен в реестр иностранных агентов. Минюст это сделал на основании проверки, проведенной 12-30 августа 2016 по запросу лидера движения «Антимайдан», члена Совета Федерации Дмитрия Саблина. Директор центра Лев Гудков сказал, отвечая на вопрос РИА «Новости», что дальнейшая работа «Левада-центр» в статусе иностранного агента практически невозможна и сейчас фактически приостановлена. Его заместитель Алексей Гражданкин дал несколько иной прогноз...
Прямая речь
7 СЕНТЯБРЯ 2016
Андрей Колесников: Если «Левада-центр» не найдет способ продолжить работу в стране, каким-то образом переформатировавшись, то можно будет признать, что с социологией в России покончено.