Цензура
12 декабря 2017 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.

  • Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.

  • Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Кругом сплошные иностранные агенты
15 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла поправки в статью 6 закона «О СМИ», обязывающие иностранную прессу регистрироваться в качестве иностранных агентов. Эта новость имеет несколько аспектов. Аспект № 1. Это наш «ответ» американцам, мгновенный, а также «вынужденный и зеркальный». Последние слова — цитата из спикера Госдумы Вячеслава Володина, который заявил, что поправка в российский закон «О СМИ» стала ответом на требование Минюста США к телеканалу RT – America зарегистрироваться в качестве иноагента, которое было выполнено 13.11.2017. Насчет «мгновенности» российского ответа — тут Володин точен: 13.11 RT стала иноагентом в США, а 15.11 Госдума нанесла ответный удар. А насчет зеркальности он, конечно, соврал.
Прямая речь
15 НОЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.
В СМИ
15 НОЯБРЯ 2017
Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.
В блогах
15 НОЯБРЯ 2017
Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.
Российский журналист должен быть вооружен и очень опасен
27 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На сайте российского оружейного концерна «Калашников» появилось объявление, что производитель «настоящего культурного бренда России» готов обеспечить журналистов недорогим, но качественным огнестрельным оружием. Всем сотрудникам СМИ «Калашников» готов продать «надежный и мощный» травмат МР-80 со скидкой 10% при предъявлении журналистского удостоверения. Оружейные бизнесмены таким образом откликнулись на покушение на убийство журналистки «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр и последующее заявление главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова, который в эфире «Эха» сказал, что планирует вооружить своих сотрудников.
Прямая речь
27 ОКТЯБРЯ 2017
Зоя Светова: Убийство журналиста за его профессиональную деятельность всегда является политическим убийством, присущим диктаторским и тоталитарным режимам.
В СМИ
27 ОКТЯБРЯ 2017
Коммерсант FM: Новость о покушении на Татьяну Фельгенгауэр переполошила профессиональное сообщество... Дмитрий Муратов заявил, что принял решение вооружить своих журналистов...
В блогах
27 ОКТЯБРЯ 2017
Рыклин Александр: По-моему, если речь идет о безопасности, проблема полностью надумана - конечно, когда есть угроза, надо носить оружие и уметь его использовать...
Нежелательная свобода
18 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России обозначила кандидатуры в список «нежелательных СМИ», деятельность которых в ближайшее время может быть ограничена на территории России. Андрей Климов, председатель этой комиссии, сказал, что для перечисления фигурантов списка «хватит пальцев одной руки». Источник РБК в Совете Федерации уточнил, что в списке точно окажутся CNN, «Голос Америки» и «Радио Свобода». В этой новости есть три аспекта: анатомический, политический и информационный. По поводу анатомии. 
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.