Цензура
29 июня 2017 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Сергей Пархоменко: Запрет не будет иметь результата, потому что организации, о которых идёт речь, совершенно самостоятельны. Их очень много по всему миру, и многие из них вообще никак не связаны с Россией.

  • vc.ru: Климов не уточнил, к каким именно СМИ могут применяться такие нормы. К зарегистрированным за рубежоv... можно отнести «Медузу», Buzzfeed, BBC, Reuters, Deutsche Welle и RTVI.

  • Михаил Упрямый: Российские власти... не просчитали, или безразличны к последствиям для СМИ постсоветского пространства которые развивают русский язык в своих постсоветских республиках...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
СМИ, равняйсь! Смирно! На «свой-чужой» рассчитайсь!
29 ИЮНЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Есть внутри российского экспертного сообщества такая расхожая точка зрения, что наш нынешний правящий класс заточен исключительно под функцию подавления и ущемления гражданских свобод и вообще любых прогрессистских начинаний и устремлений. Дескать, этот гаечный ключ может только закручивать, а когда придет время снижать давление и выпускать пар (я уж не говорю — вообще открутить все гайки), придется обзаводиться другим инструментом. По поводу смены ключей и приводных ремней даже спорить не буду — двумя руками «за». Хочу лишь заметить, что сегодняшнее лютое крокодильство нашей правящей элиты обусловлено вовсе не тем...
Прямая речь
29 ИЮНЯ 2017
Сергей Пархоменко: Запрет не будет иметь результата, потому что организации, о которых идёт речь, совершенно самостоятельны. Их очень много по всему миру, и многие из них вообще никак не связаны с Россией.
В СМИ
29 ИЮНЯ 2017
vc.ru: Климов не уточнил, к каким именно СМИ могут применяться такие нормы. К зарегистрированным за рубежоv... можно отнести «Медузу», Buzzfeed, BBC, Reuters, Deutsche Welle и RTVI.
В блогах
29 ИЮНЯ 2017
Михаил Упрямый: Российские власти... не просчитали, или безразличны к последствиям для СМИ постсоветского пространства которые развивают русский язык в своих постсоветских республиках...
В России блокировка независимых мессенджеров неизбежна
27 ИЮНЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье создатель мессенджера Telegram Павел Дуров вступил в полемику с ФСБ. В ответ на заявление представителя крупнейшей отечественной спецслужбы о том, что террористы во время последнего теракта в Санкт-Петербурге использовали именно дуровский коммуникационный сервис, он оставил на своей странице в «ВКонтакте» следующую запись: «Время появления информации о том, что почти три месяца назад Telegram якобы использовался при подготовке теракта, вызывает вопросы. Печально, если спецслужбы России эксплуатируют подобную трагедию как предлог для усиления своего влияния и контроля над населением»…
Прямая речь
27 ИЮНЯ 2017
Антон Носик: За нападками на Telegram стоит один конкретный человек — Александр Жаров, глава Роскомнадзора. Он каждый день генерит какой-то новый абсурд.
В СМИ
27 ИЮНЯ 2017
"Ведомости": За минувшие сутки Telegram переместился с 7-го на 1-е место по популярности в России среди бесплатных программ для iPhone...
В блогах
27 ИЮНЯ 2017
Сталингулаг: Запретят телеграм и заживёт Россия! Наркобарыг победят, взяточников победят, террористов победят! Почему лет 10 назад телеграм не запретили?
Всемирный день свободного падения прессы
5 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В первую неделю мая человечество отмечает не только Первомай и День Победы, но и два медийных дня: Всемирный день свободы печати 3 мая и День радио 7 мая. Ко Дню радио вернемся в другой публикации, а вот Всемирный день свободы печати в этом году выдался особенным. Во-первых, тема. ООН каждый год делает день свободы печати тематическим. Как правило, выбранная ООН тема напоминает тост. Судите сами. Тема Всемирного дня свободы печати-2015: «Пусть процветает журналистика!» Произносить такое с пустыми руками как-то неловко. Или вот тема 2016 года: «Доступ к информации и основным свободам: это ваше право!»
Прямая речь
5 МАЯ 2017
Аркадий Дубнов: Регулярно кажется, что нам уже «постучали снизу», но потом оказывается, что продолжение падения на дно, где свобода слова приближается к туркменскому образцу, ещё возможно.