Цензура
23 февраля 2018 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.

  • РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 

  • Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Искоренение исторических ересей
16 ФЕВРАЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе ждут внесения закона, предложенного Рамзаном Кадыровым и единогласно принятого 13.02.18 парламентом Чечни. Закон предусматривает уголовное наказание лиц, намеренно искажающих правду о Великой Отечественной войне. По этому законопроекту уголовная ответственность вводится «за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне».
Прямая речь
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.
В СМИ
16 ФЕВРАЛЯ 2018
РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 
В блогах
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.
Срамное слово
26 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда депутат Драпеко, выступая в Госдуме, говорила о необходимости создать в России Совет по нравственности, который будет определять, что такое хорошо, а что плохо и что нам можно показывать, а что нельзя, — это выглядело довольно уныло, немного смешно и невероятно стыдно. Потому что слово «нравственность», примененное к путинской России, выглядит глумлением. Это как говорить о гуманизме Сталина, память которого так дорога депутату Драпеко, или Гитлера, которого путинская власть почему-то считает хуже Сталина, хотя путинский режим больше похож на фашизм, чем на сталинизм. Это как писать антисемитскую гадость на Стене плача в Иерусалиме.
Прямая речь
26 ЯНВАРЯ 2018
Анатолий Голубовский: Государство вроде как хочет контролировать ситуацию, но не может. Страна в институциональном хаосе, её практически нет.
В СМИ
26 ЯНВАРЯ 2018
РИА Новости: "Справедливая Россия" предлагает подумать над созданием в РФ Совета по нравственности, который бы решал экспертным путем, должен ли тот или иной фильм быть показан на территории страны...
В блогах
26 ЯНВАРЯ 2018
Яап Эггермонт: Совет по нравственности, значит. Ну что ж. Тем приятней русским людям будет всем этим депутатам потом эту нравственность в жопу засовывать.
Минкульт решил отменить «Смерть Сталина»
24 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завтра, 25.01.18, в России должна была состояться премьера англо-французской комедии «Смерть Сталина» режиссера Армандо Ианнуччи. Премьеры не будет, поскольку Минкульт отозвал прокатное удостоверение по просьбам общественности. Тут важно раскрыть вот этот псевдоним — «общественность». Можно с высокой долей уверенности утверждать, что в состав «общественности» никогда не войдет ни один читатель этого текста, а также люди типа писателей Войновича, Улицкой, Шендеровича или режиссеры типа Мирзоева, Серебренникова, Учителя. «Общественность» — это член Общественного совета Минкульта Павел Пожигайло, который еще в сентябре 2017-го начал присматриваться и принюхиваться к сомнительному изделию, изготовленному в странах НАТО, и обнаружил там массу провокаций.
Прямая речь
24 ЯНВАРЯ 2018
Алена Солнцева: Для того чтобы провести цензуру в жизнь окончательно, нужны некие законные основания. Пока их находят с натяжкой...