Цензура
20 января 2017 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Николай Сванидзе: Следственному комитету на мнение журналистского сообщества плевать с высокой колокольни. Тем более что целиком журналистское сообщество не построить ни для защиты Шендеровича, ни для травли.

  • meduza: Главный редактор журнала для представителей прессы Columbia Journalism Review Кайл Поуп написал открытое письмо избранному президенту США Дональду Трампу от лица пресс-пула Белого дома.

  • Leonid Gozman: Нас ждёт увлекательное публичное разбирательство того, откуда у россиян растут руки и чем набита их голова? ...Анализу будет подвергнуто содержание головы самого Данилина...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Места, где находится пресса в России и США
20 ЯНВАРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В последние дни произошло несколько событий, наглядно иллюстрирующих разницу между тем местом, где находится пресса в России, и тем местом, которое журналисты занимают в США. Журналисты телеканала «Дождь» заинтересовались тем, по какой причине глава «Роснефти» Игорь Сечин ездит с мигалкой. Обратились с запросом к главе его пресс-службы Михаилу Леонтьеву. Поскольку Сечин, по крайней мере формально, не входит в круг высших должностных лиц государства, вопрос естественный и довольно простой. Это же не бестактный вопрос о том, где деньги от продажи 19,5% «Роснефти», а также о том, у кого, собственно, теперь эти 19,5%.
Прямая речь
20 ЯНВАРЯ 2017
Николай Сванидзе: Следственному комитету на мнение журналистского сообщества плевать с высокой колокольни. Тем более что целиком журналистское сообщество не построить ни для защиты Шендеровича, ни для травли.
В СМИ
20 ЯНВАРЯ 2017
meduza: Главный редактор журнала для представителей прессы Columbia Journalism Review Кайл Поуп написал открытое письмо избранному президенту США Дональду Трампу от лица пресс-пула Белого дома.
В блогах
20 ЯНВАРЯ 2017
Leonid Gozman: Нас ждёт увлекательное публичное разбирательство того, откуда у россиян растут руки и чем набита их голова? ...Анализу будет подвергнуто содержание головы самого Данилина...
Русский ПЕН-центр раскололся
11 ЯНВАРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вчера поэт и публицист Лев Рубинштейн заявил о выходе из состава Русского ПЕН-центра. В своем обращении к коллегам он объяснил, что раскол «обнажил вполне сущностную стилистическую несовместимость». Эти «стилистические расхождения, — пишет поэт Рубинштейн, — обозначили – по крайне мере для меня – неуместность и мучительную двусмысленность самой моей принадлежности к организации, руководство которой  изъясняется – в том  числе от моего имени – на таком языке». Писатель Александр Иличевский вышел из Русского ПЕН-центра тихо, почти молча. Просто сказал, что выходит.
Прямая речь
11 ЯНВАРЯ 2017
Лев Рубинштейн: Если в России появится какая-то альтернативная организация писателей, которая займётся реальной правозащитной деятельностью, то я бы в неё вступил.
В СМИ
11 ЯНВАРЯ 2017
"Ведомости": Писатели Борис Акунин и Александр Иличевский заявили о решении покинуть Русский ПЕН-центр на своих страницах в Facebook.
В блогах
11 ЯНВАРЯ 2017
Алексей Венедиктов: Ой, Сергея Пархоменко исключили из российского Пен-центра! Единогласно! Мои поздравления
За что посадили Алексея Кунгурова
21 ДЕКАБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Тюменский суд отправил блогера Алексея Кунгурова на 2,5 года в колонию-поселение, признав его виновным по статье 205.2 УК РФ – публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Орудием преступления суд признал его статью в «Живом Журнале» под названием «Кого на самом деле бомбят путинские соколы». Суд проходил в закрытом режиме в связи с тем, что эксперт, который проводил лингвистическую экспертизу для суда, заявил, что ему угрожают убийством. Автор этой экспертизы — доцент кафедры журналистики Тюменского государственного университета Владимир Лысов. 
Прямая речь
21 ДЕКАБРЯ 2016
Григорий Дурново: В последнее время, наказывая за высказывания, суды стали чаще использовать статьи, связанные с терроризмом. Это началось после того, как был принят «пакет Яровой»...