КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеИ да, и нет

5 МАРТА 2014 г. ВЛАДИМИР НАДЕИН

ИТАР-ТАСС

И вот от этого человечка со сбивчивой непрожеванной речью, с тусклым ничейным взором и зализанной канцелярской лысинкой зависит судьба человечества?

Да.

Господи, да ведь он только что смиренно носил папочку за неким зауряд-доцентом, писклявым пророком несостоявшейся демократии. И он, этот тишайший папконос, у нас теперь в главных Наполеонах?

Да.

А что же доцент? Неужто скоропостижно преставился, как Янукович, чтобы не заслонять своей тенью нимб великих свершений?

Да. То есть нет. То есть частично. Про Януковича оно вроде бы как слух. «Он еще простудится на ваших похоронах», — пошутил Путин на своей последней пресс-конференции. Больше ни единого доброго слова о Януковиче он не сказал.

Пресс-конференция возникла внезапно. Это было долгожданное событие. Война началась, а Путин молчит. Обама аж побледнел от бессонницы — Путин молчит. Телевизоры взрываются от неудержимого патриотизма. Валентина Матвиенко, красавица, спортсменка, все очи выплакала, убиваясь по конституционному строю братской страны от имени Всероссийской палаты лордов. Путин молчит.

Но вот Крым пал. Согласитесь, такое бывает не каждый день. Царь Иван Четвертый Васильевич, прозвищем Грозный, от Крыма рыдал навзрыд. Князь Василий Голицын, просвещенный друг несчастной царевны Софьи, Крым трижды воевал да так и не своевал. Царь Петр, мало что Великий, только до Полтавы и дошел. Дальше духу не хватило.

Короче говоря, их было трое. Трое за тысячу лет. Князь Потемкин-Таврический в 1783-м. Генерал армии Толбухин в 1944-м. И вот теперь — Путин. Наш современник. В два дня. Без единого выстрела. И даже не генерал, а всего лишь полковник запаса из хорошей семьи.

То ли в честь победы, то ли просто расчувствовавшись, Путин впервые отозвался о повстанцах Майдана не без некоторой теплоты. Это была, впрочем, странная теплота. Ну, типа уши горят, а ноги мерзнут. Путин признал, что у воителей Майдана имелись самые серьёзные основания для того, чтобы восстать против прогнившего строя. Это уши. И тут же объявил победу Майдана происками «известно каких сил», а всех его защитников — фашистами, неонацистами, бандитами и антисемитами. Это ноги.

Путин не раз припомнил Майдану отвратительный, несносный антисемитизм, который, как он прозрачно намекал, достался недавно утвержденному премьер-министру Яценюку непосредственно от Степана Бандеры. Принцип уши-ноги соблюдался и тут. Когда кто-то из журналистов в этой связи назвал имя Игоря Коломойского, второго богача в украинском списке «Форбса», недавно назначенного губернатором Днепропетровска, Путин ничуть не растерялся. Не снимая с киевских властей обвинения в жидоборстве, он тут же сменил регистр и назвал г-на Коломойского «отпетым жуликом». По словам Путина, в какие-то давние времена этот Коломойский «кинул» на пару миллионов долларов… Кого бы вы думали? Самого Абрамовича. Никаких иных данных приведено не было, но и это воспоминание развеселило Путина едва ли не до слез. Да и как было удержаться от смеха президенту Российской Федерации при мысли о том, что один еврей обманул другого еврея?

Газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила недавно о телефонном обмене мнениями между президентом США Б. Обамой и канцлером Германии А. Меркель. И якобы немка сказала, что Путин утратил представление о реальности и вообще «живет в ином мире».

Очевидно, с канцлерами Путин общается доверительнее, нежели с отечественными репортерами. Или, во всяком случае, определеннее. Из всего того, что Путин произнес за самую короткую, часовую пресс-конференцию, ни к какому определенному выводу прийти нельзя.

Он говорил, что в Украине ему вести переговоры сегодня просто не с кем. Да, Янукович «легальный президент». И потому имеет полное право пригласить в Украину для братского усмирения войска соседнего государства. Однако говорить с Януковичем бессмысленно, так как у него «нет политического будущего». А у кого оно есть? Может, у Юлии Тимошенко или Александра Турчинова, который ныне исполняет обязанности президента? Тоже не с руки. Ни первая, ни второй пока не обладают законными полномочиями. То есть Путин горит желанием пообщаться с украинским руководством, да вот беда: с одним уже поздно, а с другими еще рано.

«На их месте я бы поспешил с выборами», — дружески посоветовал Путин новому украинскому руководству, сочувственно улыбаясь и твердо сознавая, что мелет чепуху. Все избирательные сроки Верховной радой уже назначены и оглашены, «законного» президента в Украине раньше начала мая никак быть не может. Что же касается «волеизъявления крымского народа», то оно назначено на 30 марта, а произойдет даже раньше. Так что русские войска вполне успеют присмотреть, чтобы в Крыму ненароком не обидели демократию.

Величие Путина, который вослед за блистательной Олимпиадой осуществил молниеносный аншлюс полуострова русской славы, несколько портится впечатлением от его лжи. Как это у Пушкина? «Как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я устной речи не люблю». Когда Путин врёт, на душе у слушателей воцаряется покой: значит, мне это не причудилось и все идет своим путем. Но когда он входит в раж, то слишком выпирает, что сказания его рассчитаны не то, что на доверчивых людей, но совсем уж на полных идиотов.

Вот Путин вспоминает, как одного из губернаторов «приковали цепями, наручниками», а чуть позже «пытали в подвале». Вот инженер, ни в чем не повинный «аполитичный технарь». Он молит о пощаде, но его «просто пристрелили». А другого, тоже инженера и тоже аполитичного, «в подвале забросали бутылками с коктейлем Молотова» и заживо сожгли.

Помните, однажды на встрече с питерскими интеллигентами Путину рассказали о крупных взятках? Путин отмахнулся: не надо, мол, ля-ля. Нужны пароли, явки, адреса. Но сам он вправе обвинять кого угодно в чем угодно, и никто в ответ пикнуть не посмеет.

По крайней мере, на территории Российской Федерации. В которую на днях добровольно вольется свободолюбивый крымский народ. И это лишь начало. «Если люди на востоке (Украины) попросят нас, то мы считаем себя вправе». И чуть дальше: «Мы считали, считаем и будем считать, что это наш братский долг». И еще дальше: «Я уверен, уверен, уверен, что украинские и российские войска будут по одну сторону баррикад».

Украинцы, скажите, вы уже избрали Путина своим президентом? Уже назначили своим главнокомандующим? И коль скоро Путиным уже решено, что все мы будем по одну сторону баррикад, то успел ли он вам сообщить, кто будет по сторону другую?

Нам, россиянам, нет. Нам даже про войну с вами не шепнули ни слова. А представляете, какая тайна повиснет под фуражкой Шойгу, когда мы вместе пойдем воевать турок?

Только не говорите, что турки, мол, нам не братья, а потому и воевать их не положено. Если Путин скажет — почему бы нет? На рассматриваемой пресс-конференции наш нацлидер показал такие дивные образцы логики, что объявление войны любому государству — как два пальца чего-то там…

Вот есть Будапештский договор 1994 года. Украина, нормальная ядерная держава, провозглашает нейтралитет и передает России свое атомно-термоядерное оружие. В ответ США, Россия и Великобритания обязуются гарантировать добровольно разоружившейся стране мир и территориальную целостность.

—А как теперь быть? — задает Путину вопрос один из журналистов.

Люди, слушайте ответ нашего пожизненного президента. Слушайте и думайте, каких экспертов навоспитывали доценты собчаки в Ленинградском университете. Слушайте и вспоминайте, каких эрудитов пестовали и повышали в звании генералы КГБ.

Путин начинает с того, что в Киеве произошел вооруженный захват власти с истреблением и изгнанием законных руководителей. Не спешит, подпускает в свое описание кровушки, слез и соплей несчастных «беркутовцев». Плавно переходит к тому, что западные сволочи и мерзавцы, которых он с иронической гримасой на лице именует «партнерами», ничего не понимают в наших делах и настаивают, будто это был вовсе не мятеж, а такая народная революция.

Ах так, партнеришки? Что ж, пусть будет по-вашему. А дальше — слушайте! «Если это была революция, значит, прежнего государства под названием Украина больше не существует. Возникло новое государство. А с этим государством мы никаких документов не подписывали». Ну, не мастер ли наш вождь одним махом, пролетая над Ново-Огарево, денонсировать основополагающие международные соглашения?

Я давно уже испытываю стыд за то, что стар, немощен и уже никогда не смогу подождать кого-нибудь из них под кремлевской стеной, чтобы просто набить морду за тот позор, который они навлекли на мою страну. Это чувство за последние дни стало просто невыносимым. Пресс-конференция Путина, битком набитая ложью, подтасовками, лицемерными оправданиями подлости, коварства и животного страха перед силой народного духа, чуть утишает этот стыд. Эта пресс-конференция очень похожа на одну из последних. Следом за подобными откровениями обычно наступает справедливый суд.

Утверждаю ли я, что справедливость восторжествует уже завтра?

Увы, нет.




Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Никольский



Версия для печати