Украина
24 июня 2019 г.
Остров Крым: Февральский путч как зазеркалье Майдана
11 МАРТА 2014, ТАРАС ШУМЕЙКО



Киевский Майдан начался благодаря вмешательству силовиков: многотысячной акцией он стал только после того, как в ночь на 30 ноября бойцы «Беркута» избили митингующих. Массовый протест вышел из-под контроля, гнев перерос все факторы сдерживания: революцию в Киеве сделала улица.

Иное дело «Русская весна» в Крыму. Разыгранная по сценарию кремлевских стратегов, она прошла при поддержке русского военного контингента: если бы не это, ни о каком новом крымском правительстве, ни о каком референдуме не было бы речи.

26 февраля площадь у стен Верховного совета в Симферополе решила вопрос в пользу целостности республики: ее сторонники оттеснили «Русское единство» и «Русский блок» с площади, несмотря на прибывшее из Севастополя подкрепление. Стало очевидно, что сторонники раскола в меньшинстве. Украинская улица и татары перекричали сепаратистов, а внеочередное заседание депутатов-раскольников было отменено.

Тогда русская партия решила проголосовать штыками: в ту же ночь Верховный совет захватили «неизвестные вооруженные люди». На утро 27 февраля площадь выглядела совсем иначе, чем накануне: нет уже ни одного голубого татарского флага, зато повсюду реет русский триколор. «Россия!.. Беркут!..» — скандируют митингующие.

Из динамиков на агитплощадке звучит блотняк-шансон — хриплоголосый народный артист быстро отреагировал на злобу дня. На этот раз не про приключения «в шумном балагане», а про киевский «беспредел»:

И пошла верховная раздача
Раду раздербанили и ннах...
Вместо беркутов успев назначить
Гвардию свою «Галичина»

Захватили пол страны без боя
Мирные фашисты, черный флаг.
Молится Эвропа на героев,
Возводя бендеровцев в рейхстаг.

Кто еще не понял, расшифрую:
СБУ, вас тоже ждет процесс,
Скоро всех вас впень расформируют,
А потом появится СС…


Георгиевские ленточки пританцовывают в такт, заряжаясь позитивной энергией, бесплатным чаем и чебуреками.

Самый популярный лозунг — референдум.

— Сперва автономия, а потом присоединимся к России, 0151 объясняют юноши пэтэушного вида. Выдыхают пивком. Рассказывают мне, киевлянину, про подвиги «беркутов» на Майдане:

— Я раньше «Беркут» не уважал, считал их ментами. Теперь вижу, что они настоящие герои. По-настоящему стояли на Майдане — без оружия, под шквалом агитации. Их травили, провоцировали и сейчас, извините, смешали с говном…

— Мы тут стоим не за деньги. И оружия у нас нет, как у тех фашистов на Майдане. Мы мирные люди.

А в глубине парка прогуливаются мирные зеленые человечки с автоматами наперевес. Изредка возмущаются прохожие: где это видано, в центре города иностранная армия с оружием в руках! Георгиевские ленточки шикают: а что они вам плохого сделали?!

Возмущенных граждан в Симферополе хватает. Наверное, поэтому спецназовцев оцепляют дружинники, не допускают и журналистов: «Они охраняют нас, нашу автономию. А мы охраняем их, чтобы не было провокаций, чтобы правый сектор или фашисты не закидали их коктейлями Молотова».

В тот же день в Севастополь прибывают делегации народных депутатов России: Владимир Васильев, Валентина Терешкова, Николай Валуев, чья заметная фигура придает сборищу особый колорит. Гости выступают у здания севастопольской Городской администрации: обещают поддержку со стороны России (прежде всего идеологическую, но в случае необходимости — догадайтесь сами какую), а новое украинское правительство российские депутаты считают нелегитимным, поскольку, по убеждению Валуева, оно пришло к власти «на автоматах и ножах».

Из Севастополя отправляют автобус пророссийских активистов — по их собственным словам, «в поддержку сил, занявших административные здания в Симферополе».

Утром 28 февраля получаем известие о захвате русскими военными симферопольского аэропорта. Еду туда, пытаюсь фотографировать мобильным телефоном солдат без опознавательных знаков, однако дружинники не дремлют: меня берут под руки и заставляют стереть снимки (иначе будут проблемы, поясняют они). У одного из журналистов отнимают камеру.


Перевальное: Брат у ворот

Днем 3 марта на въезде в военную часть украинских пограничников в Перевальном около 20 единиц тяжелой техники. С утра сюда прибыло порядка тысячи российских спецназовцев. Растянулись вдоль наружной стороны ограждения. Украинские пограничники с оружием охраняют ворота с внутренней стороны. За их спинами — танк, пушкой обращенный в сторону россиян.

С внешней стороны — религиозная процессия. Местный священник отец Иоанн кропит священной водой сперва русских, затем украинских солдат. Прихожане, жители Перевального и Симферополя, молятся за победу украинского оружия, поют религиозные гимны.



На КПП прибывает группа людей с российскими триколорами и символикой «Русского единства». Начинается потасовка: «Петь и молиться идите в церковь!» — орет красный от гнева отставной полковник Бризин. Оказывается, он — один из основателей этой части. Завязывается спор, кто тут (в Крыму) дольше живет, в него вмешивается известный журналист Максим Шевченко: дескать, какое это имеет отношение к сути дела. Полковник пенится, брызжет слюной, соратники его еле удерживают… Шевченко демонстративно спокойно вытирает лицо там, где упали брызги.

А тем временем между украинской и российской стороной ведутся переговоры: командир части полковник Сергей Стороженко отказывается выполнять условия ультиматума российской стороны, требующей немедленной сдачи оружия. Он спокоен, а относительно стратегических перспектив противника у него большие сомнения: «У нас есть танки и бэтээры, и если эта техника грохнет, от них мокрого места не останется».


Бельбек

— На территорию аэродрома они прибыли вечером 27 февраля на грузовиках, — рассказывает майор Тарасенко, — Высадилось около 350 спецназовцев без опознавательных знаков, заняли территорию нашого об'экта — весь аэродром. Сказали, что их задание — обеспечить порядок и предотвратить провокации. В ответ на вопрос, кто они, мы услышали ''Не столь важно''. Спрашиваем, кто вас послал — и опять слышим ''Не столь важно''».

Несколько дней в Бельбеке длится противостояние. Украинских военнослужащих постепенно вытесняют с аэродрома. Когда комбат летчиков полковник Юлий Мамчур принимает решение оставить за собой склад с боеприпасами и вдвоем с майором Тарасенко берет на себя охрану позиций, их закидывают свето-шумовыми гранатами. Майор Тарасенко контужен.

За украинскими летчиками остается лишь территория гарнизона.



Утром 3 марта им объявляют ультиматум: сдать оружие до 16 часов, иначе — силовой захват. Жены офицеров весь день живой стеной стоят у ворот части, под давлением присланных сюда активистов с российскими триколорами. Около четырех прибывает грузовик с зелеными человечками, но те, увидев женщин и журналистов, к тому времени съехавшихся в часть, разворачиваются и уезжают.

«Не оставляйте нас, — умоляют женщины журналистов, — как только вы уедете, они с нами покончат».

Мы, съемочная группа ВВС Panorama, остаемся на ночь. Просачивается информация, что в 3 часа ночи начнется штурм (о чем оперативно сообщают даже польские интернет-издания). К счастью, штурма не было.

— Если б они на нас напали, бой продолжился бы несколько минут, признается один из офицеров. — У нас неравноценная подготовка и вооружение. У них стрелки-профессионалы, прошедшие Чечню и Афганистан. А мы — летчики-техники, обслуживающий персонал аэродрома. Далеко не у каждого есть автомат. А кто выходит с пистолетом против снайпера…

4 марта после утреннего построения командир части полковник Юлий Мамчур принимает личное решение: колонна невооруженных украинских военнослужащих направляется из расположения гарнизона в сторону аэродрома. Вместе с ними идут журналисты. Военные поют гимн. Лишь у входа на аэродром, после нескольких предупредительных пулеметных очередей колонна останавливается.

— Буду стрелять по ногам, — орет журналистам красный от натуги автоматчик.

Снова переговоры. Требование командира летчиков — допустить техперсонал аэродрома на рабочие места. Старший от россиян (представляется без должности и звания, просто «Роман») связывается по рации с начальством: Мамчуру разрешают вывести на рабочие позиции технический наряд, всего 10 человек.

— Обидно, ведь столько лет совместные учения проводили, сотрудничали, — вздыхает замначальника штаба капитан Жилин. — Я коренной севастополец, русский. В 92-ом присягнул на верность Украине. И вот теперь братья по оружию под дулами автоматов требуют, чтобы мы оставили свои позиции. Нет, это не переговоры.

— А если война с Россией? Что будете делать?

— Присяга есть присяга. Конечно, очень не хотелось бы, но мы военные люди. Буду биться на стороне Украины.


Симферополь


Фотографии автора












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?