Медиафрения
30 апреля 2017 г.
Медиафрения. Проблемы пограничности
15 АПРЕЛЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ИТАР-ТАСС

Логика войны противоположна логике жизни. Ситуация информационной войны меняет всю структуру СМИ и журналистики. Меняет всю логику медиа. В нормальной жизни СМИ и журналистика существуют для связи между людьми. Для коммуникации. В информационной войне – для проведения границ между ними: «мы» – «они», «патриоты» – «национал-предатели», русские – украинцы.

В логике информационной войны комфортно тем, кто на «полюсах», кто представляет все в черно-белом цвете. Тем, кто пытается жить в мире полутонов, в пограничной зоне, а тем более переходить границу (и в смысле линии, определяющей предел государства, и в смысле идейного размежевания), приходится особенно трудно. Такие «приграничные существа», как правило, получают с двух сторон.

Казус Ремчукова

Программа Первого канала «Политика» (ведущий Петр Толстой) по уровню нетерпимости и накалу истерии уступает программам «России-1», которые ведут Дмитрий Киселей и Владимир Соловьев. Поэтому то, что произошло на этой программе 9 апреля, особенно показательно. Разговор был, конечно, об Украине. Сторонников нынешней украинской власти кроме как бандеровцами и фашистами, естественно, никто не называл. И тут один из участников, Константин Ремчуков, призвал собравшихся «уважать Украину».

Ремчуков «запутинец» с большим стажем. Сейчас он твердый «крымнашевец», без упрека и колебаний. Собственно, никем иным в сегодняшней России и не может быть бизнесмен, владелец газеты. И вот Ремчуков просто предложил не называть всех сторонников единства Украины – фашистами и признать право людей защищать территориальную целостность страны. Было ощущение, что прямо во время литургии перед алтарем появился бес во всей своей богопротивной мерзости. Так, во всяком случае, отреагировали на слова Ремчукова участники программы. В какой-то момент возникли опасения за безопасность владельца «Независимой газеты». Ремчуков узнал о себе много нового, например, что он пособник бандеровцев и фашистов.

«Казус Ремчукова» имеет несколько граней и проявляется в нескольких ипостасях. Во-первых, в том, что «умеренные» сторонники путинского режима и его «умеренные» критики становятся невостребованными нигде – ни в прокремлевских СМИ, ни в немногочисленных независимых. Их символическая капитализация стремительно падает, они не нужны никому. Граница, превращающаяся в бездонный ров, поглощает их.

Во-вторых, авторы, еще вчера вроде бы способные к разумной членораздельной речи, сегодня уже оказываются затолкнутыми в общий мычащий хор. Я уже не говорю о Виталии Третьякове, который когда-то (старики помнят!) писал нормальную публицистику, а сейчас по уровню мракобесия успешно конкурирует с Прохановым и Жириновским, хотя и уступает им обоим в яркости и литературном даровании. На последнем «Воскресном вечере» у Соловьева Третьяков в ответ на упоминание об украинцах как о братском народе презрительно хмыкнул и заявил, что это смотря какой народ и «смотря кому он братский», и добавил: «В Москве и бандеровцы братский народ».

Информационная война и вызванная ею непреодолимая граница между идеологией и здравым смыслом привели к полной трансформации такого в недавнем прошлом имевшего международное признание интеллектуала и публициста, как Сергей Караганов. Вот что он пишет в последнем номере «Известий»: «Основная цель (российской агрессии на Украине) – завершить неоконченную холодную войну. Средство: присоединение Крыма». И далее декан факультета мировой политики и мировой экономики Высшей школы экономики сообщает, что для завершения неоконченной «холодной войны» Россия, кроме захвата Крыма, собирается использовать «непризнание будущих выборов на Украине» и «направление на Украину вооруженных сил». То есть для завершения «неоконченной «холодной войны» Россия, по мнению Караганова, должна развязать войну горячую?

Но это еще не все. «Среди целей нынешней линии Москвы в европейско-украинском кризисе – желание обеспечить условия реально выглядящей внешней угрозы для жестких реформ, в том числе борьбы с сытым засыпанием всех – антилиберальных и либеральных элит». Конец цитаты. То есть вот это все – аннексия Крыма, разрыв с Западом, цензура, зомбирование народа, закатанные в асфальт оппозиция и гражданское общество – было необходимо для «нового раунда реформ, включая ударными темпами либерализацию условий для малого и среднего бизнеса, создание независимых судов и т.д.»?!

А может, Сергей Александрович, нас сразу через ядерную войну провести, чтобы с «сытым засыпанием всех» покончить? И уж тогда ударными темпами и либерализацию, и независимые суды. А уж какая свобода слова будет: на бересте или на глиняных табличках. Пиши, что хочешь!

Информационная война особенно больно бьет по тем, кто и так уже находится близко к полюсу лжи. С них слетают остатки морали, приличий и здравого смысла. Журналист Дмитрий Ольшанский «объявил в розыск» журналиста Илью Азара. Он написал: «Вниманию тех, кто может читать меня в Донецке, в здании Донецкого совета. Там находится шпион украинских СМИ гражданин России Илья Азар. Он ищет гадости и компромат для медиа киевского режима. Представляется журналистом из Москвы. Убирайте его оттуда».

На моем рабочем столе последние полгода постоянно лежит толстый том: «Большая цензура. Писатели и журналисты в стране Советов 1917-1956». В шкаф не убираю, поскольку очень полезное и актуальное чтение. Это сборник документов. Всего 473 документа, среди которых преобладают письма Сталину. Особый жанр: письмо-стук. В основном на коллег, на журналистов, писателей, редакторов, иногда на целую редакцию. Чувствительные носы ольшанских подсказали их хозяевам, что времена вернулись – пора стучать.

Другим персонажам из прошлого их обоняние подсказало: пора бдить! В блестящем репортаже Андрея Козенко, опубликованном на Znak.com под заголовком «Патриотическое вычитание», описан такой персонаж. Это эксперт Российской академии образования Любовь Ульяхина, на основании заключения которой Минобразования исключило из списка рекомендованных учебное пособие по математике для 1-4 классов Людмилы Петерсон, поскольку «содержание учебника не способствует формированию патриотизма». Бдительная Любовь Ульяхина пишет: «Герои произведений Дж. Родари, Ш. Перро, бр. Гримм, А.А. Милна, А. Линдгрен, Э. Распе, гномы, эльфы, факиры со змеями, три поросенка вряд ли призваны воспитывать чувство патриотизма и гордости за свою страну и свой народ». И правда, какой математике могут научить наших детей чуждые три поросенка, а уж тем более прямо враждебные семь гномов!

Полагаю, что Любовь Ульяхина, проснувшаяся очень своевременно от летаргического сна, в который она впала, видимо, году в 1949, на этом не остановится. На очереди законы Ньютона, которые ввиду безобразного поведения Англии надо переписать на какого-нибудь русского дьяка середины 17 века. А также имена всяких максвеллов – эйнштейнов и подозрительных геев с люссаками пора уже в рамках очередной кампании борьбы с низкопоклонством перед Западом изъять из наших учебников и вписать туда славные русские имена и фамилии.

Граница, отделяющая пропаганду от здравого смысла в связи с обострением информационной войны, стала непреодолимой. Об этом свидетельствуют два сюжета на российских телеканалах, вышедшие на прошлой неделе.

В одном из них, на канале НТВ, показан человек на больничной койке с тампоном на лице, который представляется как гражданин Германии по имени Андрей, приехавший на Украину с целью помочь Майдану, для чего собирался «покалечить максимальное количество людей». Для этого иноземный злоумышленник привез полмиллиона евро, на которые он то ли собирался, то ли уже обеспечил комплектами обмундирования 50 наемников. Смысл данного злодеяния был не вполне ясен никому из участников эфира, включая журналиста, оператора и самого злодея. Но голос журналиста звучал трагично, и было ясно, что проклятый Запад уже принес множество бед народу Украины, а в будущем принесет неисчислимо больше. Если, конечно, мы все не попросим Путина взять этих бедолаг под свою защиту.

Во втором сюжете, уже на канале «Россия-1» в программе «Вести», тот же человек на больничной койке с тампоном на лице был уже представлен полным именем – Андрей Петков. Здесь наш герой был уже коренным украинцем из Николаева, недовольным нынешними украинскими властями. И пострадал он от сторонников Майдана. В том, что это один и тот же человек, сомнений быть не может. Сотрудники НТВ и «России-1» даже позу и тампон на лице актера не поменяли. Такое ощущение, что люди уже не только не стесняются открыто лгать, но еще и гордятся ложью, бравируют ею.

Непроходимость границы: «что делать тем, кто виноват»?

На минувшей неделе был поставлен рекорд по числу российских журналистов, которых не пустили на Украину. Среди остановленных на российско-украинской границе спецкор «Коммерсанта» Андрей Колесников и фотокор этого издания Дмитрий Азаров, два журналиста журнала Forbes, журналисты агентства Ruptly, сотрудничающего с каналом «Раша Тудей», сотрудники РИА «Новостей», несколько съемочных групп РЕН ТВ, в том числе Роман Супер был депортирован из Одессы за «журналистскую деятельность в Крыму во время референдума». Один из последних скандалов – депортация корреспондента «Эха Москвы» Всеволода Бойко, командированного для освещения событий в Донецкой области.

Ответом стала довольно бурная и раздраженная реакция российских журналистов. Александр Баунов на Slon.ru возмущается: «Андрея Колесникова из «Коммерсанта» не пустили в Киев. Это Колесникова, чья книжка «Первый Украинский» россыпями лежала в каждом киевском киоске после победы первого Майдана». Заметим, что за годы между первым и вторым майданами Андрей Колесников из журналиста превратился в придворного летописца при Путине, но в Киев его не пустили, скорее всего, не за это.

Алексей Венедиктов свой ответ на депортацию журналиста «Эха» из Украины выдержал в стилистике МИД РФ. Текст, опубликованный на сайте «Эха», называется «Протест» и содержит чеканные лавровские формулировки: «Украинские власти неоднократно обвиняют российские СМИ в искажении информации из Украины». То есть это «украинские власти обвиняют», а самому Алексею Венедиктову об «искажении информации» неизвестно? Далее тон редактора «Эха» становится угрожающим: «Вы ограничиваете возможности информировать наших слушателей и посетителей сайта – пусть они сами делают вывод о властях Украины и их стремлении к демократии и прогрессу». И уже просто устрашающая концовка: «Я предполагаю, что такие действия станут предметом обсуждения международных журналистских организаций».

Раздражение Венедиктова, Максимовской и всех остальных несправедливо обиженных нормальных российских журналистов понять несложно: они вопреки давлению российских держиморд пытаются говорить людям правду об Украине, а тут еще украинские держиморды создают проблемы на пустом месте.

А теперь давайте попробуем понять украинцев. Над их страной нависла реальная угроза спровоцированного извне распада и недружественного поглощения. Один кусок страны «братский рейдер» уже переваривает. В этом переваривании, кстати, активное участие принимают российские журналисты: Союз журналистов России открыл уже в Крыму и Севастополе свои отделения, а «Комсомолка», «АиФ», «Жизнь» и другие российские таблоиды весело осваивают новые рынки.

Российский журналист для Украины усилиями киселевых-соловьевых – это синоним лжеца и провокатора. Понятия коллективная ответственность в праве, конечно, нет (хотя наша госдура уже что-то подобное вводит), но в плане моральной, «метафизической» по Ясперсу ответственности-вины, мы за киселевых-соловьевых, несомненно, отвечаем. Иначе, несимметрично получается: Пушкиным и Толстым, а также всем остальным хорошим и чистым мы гордимся, а вся гадость – это уже не к нам, так, что ли?

Но главное, конечно, практическое решение вопроса об отделении журналиста от провокатора в условиях информационной войны. Не думаю, что кто-либо из наших раздраженных журналистских мэтров всерьез полагает, что пограничник должен (может) уметь различать эти два типажа. Для этого существуют иные и вполне испытанные средства. Граница, которая проходит сегодня по российской журналистике, должна быть маркирована. Российские журналисты должны сами отделить себя от пропагандистов государственных и окологосударственных СМИ. Для этого необходим новый союз независимых журналистов. Кремлевские СМИ за нас уже сделали большую часть работы. Все нормальные СМИ и нормальные журналисты уже помечены как национал-предатели и «пятая колонна». Нам осталось только объединиться для защиты своих интересов, а точнее – для защиты интересов своих читателей, слушателей и зрителей. Ну, а для пропагандистов из путинских информационных войск граница должна быть на замке. Как украинская, так и граница нового журналистского союза.

Пожалуйста, подождите



Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. На смену швондерам идут шариковы
25 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Хорошая новость: «Новой газете» удалось не только вытащить историю с массовыми бессудными расправами и секретными тюрьмами в Чечне в публичное пространство, не только заставить руководство Чечни реагировать, но и добиться, чтобы Следственный комитет России начал следственные действия. Да, на журналистов «Новой» обрушился беспрецедентный шквал угроз от людей, которые вполне могут эти угрозы реализовать. Единственная защита журналистов в этой ситуации — гласность, и эту защиту смогла себе обеспечить и редакция «Новой», и коллеги, прежде всего с «Эха Москвы», проявившие солидарность с журналистами «Новой».
Кремлевские СМИ строят «свиньей»
19 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вы будете смеяться, но Кремль готовится к выборам. Идет перегруппировка информационных войск, смотр рядов, а также тщательная их зачистка. Первым делом из информационного поля России решено убрать единственную оставшуюся кочку из числа более-менее заметных. Это медиа холдинг РБК. Михаил Прохоров, конечно, никакой не оппозиционер, но РБК он распустил. То про дочь чью-то пишут. Какие могут быть дочери у холостого человека? Который к тому же давно и успешно женат на России и счастлив в браке. Потом постоянно пишут про какие-то протесты и акции. Какие протесты? Какие акции? А еще называют по имени того, кого называть запрещено.
Медиафрения. Многословное молчание Путина и телевизора
18 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе одновременно замолчали двое: Путин и российское телевидение. То есть эти двое произнесли в совокупности множество слов, но ничего не сказали. Как в театре, когда актеры изображают многоголосый гул толпы, повторяя на разные голоса фразу «О чем говорить, когда говорить не о чем?». Таким же молчанием было многословное говорение на съездах и пленумах КПСС брежневско-черненковского периода. Слова «Говорит и показывает Москва, работают все центральные каналы телевидения. Смотрите и слушайте Москву!», произнесенные голосом Левитана, всегда символизировали доминирование в информационном пространстве. Москва говорит — все слушают. На минувшей неделе говорил Трамп...
Медиафрения. Куда попали 36 недостающих «Томагавков»
10 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
После того, как Трамп закидал «Томагавками» базу Асада, российских «экспертов» больше всего заинтересовал вопрос, куда делись 36 дорогостоящих американских крылатых ракет. Некоторые, особо сердобольные и хозяйственные, переживали за американских налогоплательщиков, деньги которых, заботливо вложенные в «Томагавки», транжира-Трамп пустил на ветер. Особо патриотичные, как, например, Кургинян, орали, что американские ракеты никуда не делись, их сбили наши С-300 и С-400. Пиар-генерал Конашенков, таинственно сообщил, что ракеты у Трампа куда-то потерялись, то ли в море упали, то ли в заблудились в сирийских песках, а те, что долетели все попали в столовую и в какой-то старый самолет, который давно хотели выкинуть, да все недосуг было.
Медиафрения. «Правда и справедливость» российской прессы
4 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сразу после акций протеста Путин отменил свою ежегодную «прямую линию» общения с подведомственной популяцией. Некоторым догадливым людям пришла в голову мысль объединить эти два события и даже увидеть причинно-следственную связь. Догадливые были немедленно поставлены на место путинским пресс-секретарем Дмитрием Песковым, который резонно заявил, что версия о том, что Путин мог отменить (перенести) свою «прямую линию» из-за протестов, абсурдна. В действительности, пояснил Песков, причина исключительно в графике президента. Нет в этом графике окошка для общения с популяцией. Куда важнее, например, продемонстрировать всему миру свою морозоустойчивость, прогулявшись в кепочке по Земле Франца-Иосифа.
Медиафрения. Какие акции? Какой протест? На – обыщи!
27 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путинский официоз остался в середине 20-го века. В 1962 году можно было не рассказать в СМИ про Новочеркасский расстрел, благодаря чему страна об этом не узнала, а с советской властью ничего не случилось. В 1986-м медийный бойкот Чернобыля, пусть не сразу, но стал одним из ударов, которые в конечном итоге режим разрушили. Действовать подобным образом в 2017-м — значит совсем не понимать, который век на дворе. 
Медиафрения. Праздник третьей свежести
21 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вся минувшая неделя прошла под знаком подготовки к третьей годовщине оккупации Крыма. Рассылались письма из администраций руководителям вузов и бюджетных организаций с разнарядкой на праздничные митинги и указанием, какие плакаты надо носить и какие кричалки кричать. Всю неделю телевизор и газеты рассказывали, какое это счастье, что Крым, наконец, вернулся в родную гавань, и теперь, с Крымом, мы обрели достоинство, историческую память и государственность, а раньше, когда мы были без Крыма, у нас ничего этого не было: ни достоинства, ни исторической памяти, ни государственности.
Медиафрения. Телевизор и человек
14 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
30 лет назад был снят один из лучших фильмов о телевидении — «Бегущий человек», антиутопия с Арнольдом Шварценеггером в главной роли. Действие фильма, кстати, происходит в 2017 году в США, где в результате природной катастрофы и последовавшего за ней кризиса власть захватило тоталитарное правительство, которое управляет людьми с помощью телевизора. Утопии и антиутопии пишут на Западе, а реализуются они, как правило, в России. «Бегущий человек» не только о том, как с помощью телевизора диктатура манипулирует людьми, но и о том, во что превращаются люди, служащие этому монстру, и еще о том, как телевизор затягивает в свое нутро человека и изуверски убивает его. Все, что в этом фильме показано как антиутопия для Америки, в России через 30 лет стало реальностью.
Медиафрения. Противоестественный отбор
7 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В комментариях к текстам, в которых автор анализирует российские СМИ, часто звучит вопрос: «Зачем вы это делаете? Ведь и так ясно, что они все лгут, можно же заранее практически дословно воспроизвести и предугадать то, что заявит Киселев, покажут Скабеева с Поповым, как будет кривляться Соловьев, и как именно будут изображать припадочных Кургинян и Ж.» И хотя лгут они на самом деле все время по-разному и сюжет каждого следующего шабаша предсказуем довольно плохо, в целом можно согласиться с предсказуемостью общего вектора передач, принципа отбора новостей и общего содержания отдельных реплик.
Медиафрения. Слепое пятно
28 ФЕВРАЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На сетчатке любого человека, и не только человека, любого позвоночного, есть область, не чувствительная к свету. Слепое пятно. В повседневной жизни на зрительной картине мира это никак не сказывается, поскольку этот микроскопический дефект устройства глаза можно обнаружить только с помощью специального эксперимента. Но есть любители специально настраивать свое зрение так, чтобы слепое пятно накрывало целые участки действительности и отдельные события, причем, достаточно крупные. Особенно много таких любителей слепых пятен служат в российском телевизоре.