Хозяева страны
25 сентября 2017 г.
Обмен благополучия на надежду жить в Великой Державе
17 АПРЕЛЯ 2014, ЛИЛИЯ ШЕВЦОВА

ИТАР-ТАСС

Владимир Путин ежегодно общается с народом. Сам формат «прямой линии» говорит о том, что в России нет независимых институтов и других каналов влияния общества на власть. Иначе бы ежегодный разговор лидера с нацией не понадобился.

Разговор Путина с Россией 17 апреля имеет особую смысловую нагрузку. Фактически он воспринимается как попытка Кремля решить две задачи. Первая  — узаконить переход России в режим военного времени и формирование мобилизационно-экспансионистской системы. Россияне в момент эйфории должны одобрить и приветствовать превращение России в «уникальное государство», которое намерено нарушать общепринятые правила.

Вторая задача  — заключить с нацией новый общественный контракт. Предыдущий контракт между властью и обществом заключался в обмене свобод на стабильность. Нынешний  — предложение обмена социального благополучия и будущего на надежду жить в Великой Державе, которая не признает правил.

Видно, власть решила получить удовольствие от процесса новой легитимации, пригласив поучаствовать в нем видных интеллектуалов и общественных лидеров либеральной и диссидентствующей направленности. Из них сформировали этакую колонну поддержки, которая не подкачала. Карен Шахназаров, Ирина Хакамада, Андрей Норкин и Ирина Прохорова  — каждый по-своему — согласились подкрепить аргументы Владимира Путина. Более того, на его фоне кое-кто из них оказался больше «ястребом», чем сам президент, и тому пришлось сдерживать их пыл и даже напоминать о существовании международных норм!

Так, в ответ на призыв Хакамады к новому «Мюнхену», т.е. к договоренностям между США и Россией по поводу Украины, президент был вынужден возразить: «Может ли быть найден по украинскому вопросу компромисс между США и Россией? Компромисс должен быть найден не между третьими игроками, а между различными политическими силами внутри самой Украины». Интересно, репетировали ли они эту сцену заранее? В любом случае, сценарий конечно же был… И либералы не подкачали.

Словом, вот вам и еще один вывод из разговора лидера с нацией: кооптировать можно каждого и нет пределов конформизму.


На фото: Россия. Москва. 17 апреля. Президент России Владимир Путин отвечает на вопросы журналистов после окончания прямого эфира ежегодной специальной программы "Прямая линия с Владимиром Путиным" в "Гостинном дворе".

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель















  • Андрей Колесников: Происходящее не будет способствовать тому, чтобы Улюкаев не получил обвинительный приговор, но существенно портит кровь самому Сечину.

  • "Ведомости": Приватизация самой «Роснефти», признанная значительным государственным успехом, остается чрезвычайно непрозрачной.

  • Vladislav Kocherin: Он вероятно думал что Улюкаева можно закрыть "по тихому"? )

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Горячие новости из банки с тараканами
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Люди из спецслужб, как правило, объясняют свое нежелание высказываться публично секретностью. Я всегда подозревал, что это отмазка, чтобы скрыть собственную дурь и косноязычие, которые в пределе говорят о неспособности к системному мышлению. Эти мои подозрения блестящим образом подтвердил глава «Роснефти» Игорь Иванович Сечин. Еще недавно ему казалось, что, тряхнув стариной, он вновь участвует в тайной операции, целью которой является компрометация министра экономического развития Алексея Улюкаева. Сечин с энтузиазмом участвовал в провокации, писал заяву в ФСБ, заманивал Улюкаева в штаб-квартиру «Роснефти», цеплял на себя звукозаписывающую гарнитуру, пытался выманить из министра слова, которые можно было бы трактовать как признание.
Прямая речь
11 СЕНТЯБРЯ 2017
Андрей Колесников: Происходящее не будет способствовать тому, чтобы Улюкаев не получил обвинительный приговор, но существенно портит кровь самому Сечину.
В СМИ
11 СЕНТЯБРЯ 2017
"Ведомости": Приватизация самой «Роснефти», признанная значительным государственным успехом, остается чрезвычайно непрозрачной.
В блогах
11 СЕНТЯБРЯ 2017
Vladislav Kocherin: Он вероятно думал что Улюкаева можно закрыть "по тихому"? )
Корзинки, колбаски, конфетки, бараночки…
7 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
На последнем заседании суда по делу о взятке, которую якобы бывший министр  экономического развития Алексей Улюкаев получил от главного исполнительного директора компании «Роснефть» Игоря Сечина, прокуратура вытащила из рукава джокера. Вернее – сразу двух. Сначала представитель стороны обвинения зачитал заявление на имя директора ФСБ г-на Бортникова от самого Игоря Ивановича и руководителя службы безопасности «Роснефти» генерала Феоктистова о вымогательстве денежного вознаграждения со стороны главы Минэкономразвития за содействие в подготовке сделки по продаже Башнефти. То, что такая бумага существует, догадаться было не трудно.
Прямая речь
7 СЕНТЯБРЯ 2017
Дмитрий Орешкин: Вопрос всегда стоит так: отвечает либо бухгалтер, либо его начальник. Это яркий пример того, что называется «приватизация государства».
В СМИ
7 СЕНТЯБРЯ 2017
РБК: Процесс над бывшем министром экономического развития Алексеем Улюкаевым, которого обвиняют в получении взятки в $2 млн, является «политическим».
В блогах
7 СЕНТЯБРЯ 2017
Алена Солнцева: В этой ситуации репутация Сечина, считай, пропала, более нелепого поступка представить трудно. То есть, цель -- убрать Улюкаева - достигнута, но какой ценой.
Не все акции одинаково опасны
4 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье сотни (по некоторым оценкам – больше тысячи) граждан собрались на Большой Никитской улице в Москве под окнами посольства Мьянмы, чтобы выразить протест против геноцида народа рохинджа. По данным СМИ, уже с неделю, как обострился конфликт между правительственными силами правопорядка этой высокогорной страны и представителями данного этнического меньшинства. Журналисты сообщают, что число жертв среди мирного населения исчисляется чуть не тысячью человек, а общая ситуация в этой буддийской в целом  стране свидетельствует о том, что ее власти решили пойти на эскалацию конфликта с мусульманским меньшинством...
Прямая речь
4 СЕНТЯБРЯ 2017
Алексей Макаркин: Это политика Рамзана Кадырова, связанная с тем, что он позиционирует себя защитником мусульман, не только в России, но и в соседних странах.