Санкции
20 февраля 2018 г.
Санкции против «санкций»

ИТАР-ТАСС

Ужесточение западных санкций может отсечь Россию от современных технологий добычи углеводородов, лишив страну доступа к перспективным запасам стоимостью под десять триллионов долларов. Российские нефтегазовые компании, несмотря на уговоры заняться инновациями всерьез, похоже не собираются решать эту проблему самостоятельно. Видимо уповая на то, что жадность западных партнеров снова победит принципы, а «санкции» так и не станут санкциями.

«Наша задача сегодня заключается не только в том, чтобы дырки в земле сверлить, газ и нефть добывать и продавать их по дорогой цене, наша задача заключается в диверсификации экономики и придании ей инновационного характера». Эта цитата из интервью Владимира Путина журналу Time датирована декабрем 2007-го, но сейчас звучит прямо-таки свежо. Не находите? Разве только что с некоторых пор в выступлениях властей слово «инновации», почитай, что и не услышишь.

Меж тем без этих самых, прости господи, инноваций никуда. Особенно нефтянке, которая, с учетом грандиозных планов по освоению Восточной Сибири, шельфа Арктики, а в перспективе и сланцев, обойтись без самых высоких технологий попросту не может. Тех самых, что бесконечно удаляют современный процесс добычи углеводородного сырья от примитивного «сверления дырок», как бы ни удивился президент.

На прошлой неделе агентство Bloomberg озвучило стоимость запасов нефти и газа, к которым Россия не сможет подобраться, если не получит современные технологии и оборудование для бурения и добычи. Ни много ни мало речь идет о сумме в 8,2 триллиона долларов.

Все необходимое, отмечают в Bloomberg, есть у западных мейджоров, вроде Exxon Mobil, Shlumberger, Halliburton и BP. Всего необходимого, если продолжить эту нехитрую логическую цепочку, у участников отечественной нефтегазовой отрасли, нет.

Удивляться здесь не приходится. На отсутствие рвения у российских нефтегазовых компаний всерьез вкладываться в инновационные разработки сетовал еще охочий до всего нового президент Медведев. Достопамятен разнос, который в этой связи он устроил руководителям госкомпаний в январе 2011г. на заседании комиссии по технологическому развитию и модернизации. Так что полгода не прошло, как впечатленный Газпром выкатил программу инновационного развития до 2020 года, предполагая закачать в инновации баснословные 2,7 трлн рублей. Все остальные вроде как тоже были не против.

И что же?

Ответ на этот вопрос недавно попытались найти в губкинском институте, проанализировав, в какой мере инновации входят в число стратегических приоритетов мировых нефтегазовых компаний.

Выяснилось, что с относительными показателями расходов на это дело у наших еще более-менее ничего: по отношению затрат на НИОКР к выручке Газпром и «Роснефть» примерно на уровне Exxon или Shell, хотя в абсолютных величинах тратили на инновации примерно в пять раз меньше (отставание от Petro China и вовсе десятикратное).

Соотношение этих расходов к уровню добычи уже существенно хуже. Но вот с чем настоящая беда, так это с эффективностью этих затрат. В том же 2011 году количество патентов, зарегистрированных американскойShlumberger, существенно превысило 7,5 тысяч,Exxon– более 6,5 тысяч. У Газпрома – менее 250. У «Роснефти» и большинства отечественных нефтяников они вообще на графике просматриваются с трудом.

Не знаю как вам, но лично мне сложно представить, что за минувшие три года случился перелом. Прежде всего, в сознании руководителей крупнейших госкомпаний. Хотите, судите по выступлению Игоря Сечина на Мировом нефтяном конгрессе на прошлой неделе. Резонно заметив, что санкции могут быть инструментом конкурентной борьбы, руководитель «Роснефти» в числе прочего выразил мнение, что энергетика должна быть выведена за скобки любых санкций – по причине стратегической важности этой отрасли для всей мировой экономики. По этой же логике, по мнению Сечина, должны быть сняты любые ограничения на доступ к критически важным энергетическим технологиям «с целью избежать в этой сфере монополизации и необоснованного ограничения возможностей» их использования.

На мой вкус, звучит даже слишком беззастенчиво.

Но как бы то ни было, вероятность того, что мнение главы «Роснефти» возобладает, велика. Расчет здесь, думается, прост: российские ресурсы слишком лакомый кусок для западных компаний. Они как следует надавят на собственные правительства, и «санкции» превратятся в санкции. Для примера доля в «Роснефти» обеспечивает британской BP треть ее совокупной добычи. Поэтому ее руководитель Роберт Дадли активно против санкций и очень верит в перспективы российского сланца.

Так что «Роснефть», Газпром и другие без западных технологий, скорее всего, не останутся и смогут продолжить дележ самых жирных кусков на правах стратегических госкомпаний. И это, разумеется, хорошо – технологическая автаркия еще никого до добра не доводила. Плохая новость в том, что Россия, судя по всему, снова удовлетворяясь пресловутым сверлением дырок, лишается шанса запустить инновационный процесс в важнейшей из отраслей, обещающей мультипликативный эффект, не сравнимый ни с какими там марсианскими программами. Попутно – восстановить часть своего экономического суверенитета, давно отданного на откуп жадности и произволу всепреданнейших западных партнеров.

Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Савостьянов













  • Алексей Макаркин: Американцы дают понять, что санкции отменяться не будут, но это не означает, что с этими политиками не будут говорить.

  • РБК: Президент России Владимир Путин назвал появление «кремлевского списка» недружественным актом, который наносит вред международным контактам.

  • Petr Milovanov: Помните как 4 года назад эти же люди высокомерно рассказывали, что санкции не страшны и ударят больше по тем, кто их ввел?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Обиженные
31 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Абидна, слюшай!» — пошутил Путин в ответ на вопрос одного из своих доверенных лиц о том, как он относится к тому, что его фамилии нет в «кремлевском списке». Шуток по поводу того, что долгожданный список стал гибридом телефонного справочника и списка Forbes, было много. Но доминирующая реакция – обида. Причем, как у сторонников власти, так и у ее противников. Продолжая отвечать на вопрос своего доверенного лица, Путин пожаловался, что за каждым из включенных в список членов Администрации и правительства, а также за каждым олигархом «стоят рядовые граждане страны, трудовые коллективы, целые отрасли». «Всех нас, все 146 миллионов занесли в какой-то список», — сообщил президент. 
Прямая речь
31 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: Американцы дают понять, что санкции отменяться не будут, но это не означает, что с этими политиками не будут говорить.
В СМИ
31 ЯНВАРЯ 2018
РБК: Президент России Владимир Путин назвал появление «кремлевского списка» недружественным актом, который наносит вред международным контактам.
В блогах
31 ЯНВАРЯ 2018
Petr Milovanov: Помните как 4 года назад эти же люди высокомерно рассказывали, что санкции не страшны и ударят больше по тем, кто их ввел?
Чубайса реально жалко!
30 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Чубайса реально жалко! Вот что он такого сделал американцам, чтобы они так с ним обошлись?
Ни бог, ни Трамп и ни Конгресс
30 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российские олигархи, окружающие Владимира Путина и исправно обеспечивающие его деньгами вот уже двадцать лет, провели минувшую ночь без сна. Ведь 29 января «вашингтонский обком» должен был опубликовать страшный «кремлевский доклад», в котором, как обязал Конгресс полгода назад, американское министерство финансов должно было перечислить представителей бизнеса, тесно связанных с Владимиром Путиным (задача непростая, по той простой причине, что те, кто «не связан» с Кремлем, пребывают ныне в Лондоне или штате Коннектикут). На внесенных в черный «кремлевский список» должны были, как представлялось, обрушиться всевозможные кары, отнюдь не исчерпывающиеся отказом в американской визе.
Прямая речь
30 ЯНВАРЯ 2018
Андрей Колесников: Глупо включать в такой список людей вроде Михаила Федотова и лишь немногим менее глупо не включать туда сыновей Рогозина, Патрушева... Непроработанность тут очевидна.
В СМИ
30 ЯНВАРЯ 2018
«Ведомости»: Списки высокопоставленных российских чиновников и бизнесменов, в отношении которых будут введены санкции, скорее всего будут обнародованы позднее.
В блогах
30 ЯНВАРЯ 2018
Serguei Parkhomenko: Тут важно понимать, что само по себе включение в список не означает применения... автоматических санкций. Однако в отношении фигурантов списка будут применены особые процедуры...
Русские в Давосе. Это – не пессимизм. Это – паника и истерика
27 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последний Давос наступает. Для нас, разумеется. В пасторальных декорациях швейцарских Альп, которые много лет служили фоном для демонстрации торжества российской концепции взаимодействия с окружающим миром и собственным народонаселением, нынче разворачиваются события поистине драматичные. Все прогрессивное человечество с замиранием сердца наблюдает, как главный путинский проект под названием «Мы поимеем в задницу весь мир» рушится на наших глазах. От него уже практически ничего не осталось. Только маленькая смрадная лужица, которую по окончанию форума тщательно подотрут, чтобы на годы или десятилетия позабыть об этом русском кошмаре...