Итоги года
23 февраля 2018 г.
Итоги года. Монтаж путинского секуляризма
7 ЯНВАРЯ 2015, БОРИС КОЛЫМАГИН

ТАСС

Переломный для новейшей истории России 2014 год прошел под знаком ухода православия из общественной жизни. Его влияние постепенно падает, несмотря на тесные объятия президента и патриарха, появление написанного в стенах Российского православного университета учебника для мигрантов и мужественную борьбу против сказочного «ока Саурона». Государство входит во многие сферы религиозной жизни, переформатирует их под себя и тем самым занимается «скрытой секуляризацией». «Православный атеизм», заявленный в свое время «последним диктатором Европы» Лукашенко, бодро перешагнул границы братской страны и гордо шествует по путинской России.

После украинских событий ресурс «политического православия» резко сократился. Русский мир, о котором грезил предстоятель РПЦ МП, в одночасье стал фикцией, отработанным материалом. И недавнее заявление белорусского духовенства о желательности автономии Белорусской церкви лишний раз напомнило о том, что вспять время не повернешь.

Но, похоже, православный ресурс сокращается не только в политике, но и в культуре. На первый взгляд политическая элита продолжает использовать господствующую конфессию в качестве средства коммуникации. Масштабные торжества в честь 700-летия Сергия Радонежского, на котором отметились многие политики, вроде бы служат тому подтверждением. Но все делается по инерции, без перспективы. Как, скажем, по инерции собирается в храме Христа Спасителя Всемирный русский народный собор, не вносящий уже много лет ничего нового в конфигурацию церковно-общественных отношений. Подобные мероприятия можно поставить в один ряд снаграждением церковными орденами гендиректора ВГТРК Олега Добродеева и главу Российского международного информационного агентства «Россия сегодня» Дмитрия Киселева.

Пропагандистские игры около церковной ограды навевают скуку. Правда, порой от них бывает и какая-то польза — кое-что перепадает и культуре. Скажем, в ходе подготовки юбилея самого почитаемого на Руси святого были отремонтированы многие древние храмы преподобного Сергия, а в Царском Селе восстановили замечательный собор, связанный с Первой мировой и семейством Романовых.

Но часто в результате этих игр культурное наследие становится заложником амбиций и идеологии. Чтобы далеко не ходить за примерами, достаточно вспомнить баталии вокруг строительства в московском Сретенском монастыре новодела рядом с древней церковью, фундамент которой может быть поврежден. Симптоматично, что решение о строительстве храма Новомучеников и Исповедников Российских на Крови «пробил» в коридорах власти настоятель Сретенского монастыря, «духовник Путина» и ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре о. Тихон (Шевкунов). То есть человек, который вроде бы призван защищать культуру внутри церковной ограды.

Церковные топ-менеджеры интересуются культурной темой только в контексте освоения бюджетных средств, выделенных государством на культуру. Кризис во многом умерил их аппетиты. И уже не слышно, например, о проектах по превращению Ростова Великого в град-Китеж — по примеру лужковских стилизаций. Спасибо кризису.

В то же время культурные импульсы, идущие из церковной ограды, от простых прихожан, исчезают. Всякие музыкальные фестивали, литературные конкурсы, общественно-значимые инициативы погрузились в трясину церковной и государственной бюрократии, и если что-то еще живое существует, то вопреки структуре момента.

К таким живым делам стоит, наверное, отнести работу Преображенского содружества малых братств по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Недавно в Петербурге по благословению митрополита Варсонофия участники движения начали сбор средств на установление на Левашовском мемориальном кладбище памятника репрессированным участникам братств города на Неве.

Новый путинский секуляризм, связанный прежде всего с приспособлением религии под нужды государства, набирает обороты. Это не значит, что он не действовал раньше. Просто количество переходит в качество.

К слову, об играх путинской бюрократии с религией немало говорится в вышедшим перед самым Новым годом сборнике «Монтаж и демонтаж секулярного мира» (М., Центр Карнеги, 2014). Здесь и замечательное социологическое исследование «Вера большинства» покойного Бориса Дубина. И аналитическая статья Сергея Филатова «Русское православие, общество и власть в эпоху турбулентности». И «Легенды и мифы российской истории» Олега Морозова. И многое другое.

Статья протоиерея Алексея Уминского «Христианская община и гражданское общество» взывает к полемике. Автор рисует нам идеальную картину устроения церковной жизни — конечно, посредством общин, соборности. Но нигде не говорит о механизме защиты этих самых общин в условиях путинской России, в условиях авторитаризма и самодурства церковных топ-менеджеров. Так что его призыв создавать общины немного похож на призыв попа Гапона во время оно идти к царю. Пойти-то можно. А что делать, если начнут стрелять?

В 2014 году РПЦ МП вступила в трудные времена. Но, может быть, здесь будет и своя польза: многие горячие головы остынут. И подспудно начнется поиск конструктива.


Михаил Метцель/ТАСС














  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.