Итоги года
30 августа 2016 г.
Итоги года. Монтаж путинского секуляризма
7 ЯНВАРЯ 2015, БОРИС КОЛЫМАГИН

ТАСС

Переломный для новейшей истории России 2014 год прошел под знаком ухода православия из общественной жизни. Его влияние постепенно падает, несмотря на тесные объятия президента и патриарха, появление написанного в стенах Российского православного университета учебника для мигрантов и мужественную борьбу против сказочного «ока Саурона». Государство входит во многие сферы религиозной жизни, переформатирует их под себя и тем самым занимается «скрытой секуляризацией». «Православный атеизм», заявленный в свое время «последним диктатором Европы» Лукашенко, бодро перешагнул границы братской страны и гордо шествует по путинской России.

После украинских событий ресурс «политического православия» резко сократился. Русский мир, о котором грезил предстоятель РПЦ МП, в одночасье стал фикцией, отработанным материалом. И недавнее заявление белорусского духовенства о желательности автономии Белорусской церкви лишний раз напомнило о том, что вспять время не повернешь.

Но, похоже, православный ресурс сокращается не только в политике, но и в культуре. На первый взгляд политическая элита продолжает использовать господствующую конфессию в качестве средства коммуникации. Масштабные торжества в честь 700-летия Сергия Радонежского, на котором отметились многие политики, вроде бы служат тому подтверждением. Но все делается по инерции, без перспективы. Как, скажем, по инерции собирается в храме Христа Спасителя Всемирный русский народный собор, не вносящий уже много лет ничего нового в конфигурацию церковно-общественных отношений. Подобные мероприятия можно поставить в один ряд снаграждением церковными орденами гендиректора ВГТРК Олега Добродеева и главу Российского международного информационного агентства «Россия сегодня» Дмитрия Киселева.

Пропагандистские игры около церковной ограды навевают скуку. Правда, порой от них бывает и какая-то польза — кое-что перепадает и культуре. Скажем, в ходе подготовки юбилея самого почитаемого на Руси святого были отремонтированы многие древние храмы преподобного Сергия, а в Царском Селе восстановили замечательный собор, связанный с Первой мировой и семейством Романовых.

Но часто в результате этих игр культурное наследие становится заложником амбиций и идеологии. Чтобы далеко не ходить за примерами, достаточно вспомнить баталии вокруг строительства в московском Сретенском монастыре новодела рядом с древней церковью, фундамент которой может быть поврежден. Симптоматично, что решение о строительстве храма Новомучеников и Исповедников Российских на Крови «пробил» в коридорах власти настоятель Сретенского монастыря, «духовник Путина» и ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре о. Тихон (Шевкунов). То есть человек, который вроде бы призван защищать культуру внутри церковной ограды.

Церковные топ-менеджеры интересуются культурной темой только в контексте освоения бюджетных средств, выделенных государством на культуру. Кризис во многом умерил их аппетиты. И уже не слышно, например, о проектах по превращению Ростова Великого в град-Китеж — по примеру лужковских стилизаций. Спасибо кризису.

В то же время культурные импульсы, идущие из церковной ограды, от простых прихожан, исчезают. Всякие музыкальные фестивали, литературные конкурсы, общественно-значимые инициативы погрузились в трясину церковной и государственной бюрократии, и если что-то еще живое существует, то вопреки структуре момента.

К таким живым делам стоит, наверное, отнести работу Преображенского содружества малых братств по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Недавно в Петербурге по благословению митрополита Варсонофия участники движения начали сбор средств на установление на Левашовском мемориальном кладбище памятника репрессированным участникам братств города на Неве.

Новый путинский секуляризм, связанный прежде всего с приспособлением религии под нужды государства, набирает обороты. Это не значит, что он не действовал раньше. Просто количество переходит в качество.

К слову, об играх путинской бюрократии с религией немало говорится в вышедшим перед самым Новым годом сборнике «Монтаж и демонтаж секулярного мира» (М., Центр Карнеги, 2014). Здесь и замечательное социологическое исследование «Вера большинства» покойного Бориса Дубина. И аналитическая статья Сергея Филатова «Русское православие, общество и власть в эпоху турбулентности». И «Легенды и мифы российской истории» Олега Морозова. И многое другое.

Статья протоиерея Алексея Уминского «Христианская община и гражданское общество» взывает к полемике. Автор рисует нам идеальную картину устроения церковной жизни — конечно, посредством общин, соборности. Но нигде не говорит о механизме защиты этих самых общин в условиях путинской России, в условиях авторитаризма и самодурства церковных топ-менеджеров. Так что его призыв создавать общины немного похож на призыв попа Гапона во время оно идти к царю. Пойти-то можно. А что делать, если начнут стрелять?

В 2014 году РПЦ МП вступила в трудные времена. Но, может быть, здесь будет и своя польза: многие горячие головы остынут. И подспудно начнется поиск конструктива.


Михаил Метцель/ТАСС














  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Амбиции и амуниция
9 ФЕВРАЛЯ 2016 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Главная проблема политики российской власти – принципиальное расхождение свойственных ей внешнеполитических амбиций и находящейся в ее распоряжении амуниции. Правда, внутриполитические условия для ее деятельности в прошлом году были весьма благоприятны. Рейтинг одобрения работы Владимира  Путина на посту президента в прошлом году достигал заоблачных 90%, вслед за ним выросла поддержка и всех институтов власти. Эйфорическое состояние общества ярко выражалось в соотношении тех, кто считает, что дела в стране идут в правильном направлении (оптимистов), и тех, кто считает иначе (пессимистов). В июне 2015 года их соотношение, согласно исследованию Левада-центра, составляло 64 к 22 – и это в условиях нарастающих социально-экономических проблем. 
Питер-Пэнландия
14 ЯНВАРЯ 2016 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Пресловутые 86%, 25-летний юбилей «ДемРоссии», выпавший на ушедший год, дискуссия о будущих (состоятся ли еще?) выборах, да и вообще, Новый год – время подведения итогов и попыток заглянуть в завтра, все это заставило еще и еще раз продумать, что же пошло не так и четверть века назад, и последние пару лет. Ведь то, что не так и не туда – кажется, очевидно уже всем. Двадцать пять лет назад всё никак не хотел кончаться Советский Союз, на самом деле уже умерший (просто мы все об этом еще не догадывались). Великий и ужасный Союз, в котором чувство страха впитывалось с молоком матерей и до конца не отпускало ни на мгновенье. В котором в головах у большинства людей воцарилась глубокая вялотекущая шизофрения, когда каждый по отдельности был «против», все вместе – «за», а СССР – это навечно!
Итоги года. 2015 как 1975
13 ЯНВАРЯ 2016 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Опять обрели былую силу советские анекдоты. А новых, за ненадобностью, не появилось. Анекдотом (причем так себе) стала сама жизнь. Ей-богу, уже вплоть до мышей. Даже писать ничего не надо – можно снова выходить с чистым листом: всем и так все ясно. Год-пустышка. Год-дегенерат. Леся Рябцева – главная героиня. О, она заставила говорить о себе! Чем же? Написала удивительную книгу, сняла фильм, добилась небывалого успеха в бизнесе или науке? Нет, все проще. Пристроилась к созданному более одаренными и квалифицированными людьми проекту и с непосредственностью милой провинциалки вымазала его дерьмом. Очень своевременная технология. И востребованная.
Итоги года. Людей сажают — а они остаются свободными
12 ЯНВАРЯ 2016 // ЕЛЕНА САННИКОВА
Неотступным чувством декабря ушедшего года было чувство горечи от того, что снова в тюрьмах и лагерях достойные люди, освободить которых мы бессильны. Это был год отчаянного ужесточения политических репрессий в стране. Казалось невероятным применение новоиспеченной статьи 212.1 УК РФ, принятой вопреки здравому смыслу, будто не всерьез, для острастки, потому что ведь не мог же главенствующий орган законодательной власти всерьез принять настолько антиконституционную статью! Но вот, взяли под стражу Ильдара Дадина на глазах у всех — за взвешенное, спокойное, ничем не нарушающие ни одного закона выражение гражданской позиции, да, собственно — за подчеркнуто мирный протест против нарушений закона и Конституции.
Итоги года. Ведома зверушка
10 ЯНВАРЯ 2016 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
В начале 2015 года было убийство Бориса Немцова. В конце – заочный арест Михаила Ходорковского и обыски у сотрудников «Открытой России». В промежутке между этими событиями уложились и «заморозка» ситуации в Донбассе, и начало бомбардировок в Сирии, и крушение самолета в Египте, и конфликт с Турцией, и драматическое для нашей экономики падение нефтяных цен, и демонстративное уничтожение санкционных продуктов, и робкий, верноподданный, но бунт дальнобойщиков. К концу года, на пике зимы плюс вырисовывается только один – на градуснике за окном.
Итоги года. Которые подводить не хочется
10 ЯНВАРЯ 2016 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Тысячу лет назад удивительно много людей в христианском европейском мире, потрясенных тем, что ни в 1000 году по Рождеству Христову, ни в 1033 году — тысячном году по Его воскресению — не случились неоспоримо ожидавшиеся всеми конец света, Второе пришествие и Страшный суд, — так вот, удивительно много людей прочитали наконец Евангелия, стали думать самостоятельно, приняли на себя ответственность за свои мысли, слова и действия. Тогда-то и родилась цивилизация, частью которой мы все были или частью которой все мы себя считали всю нашу жизнь. Сейчас мир этой цивилизации снова стремительно, взрывным образом меняется, и вряд ли кто возьмется предсказать, как будет выглядеть этот мир уже через ближайшее столетие. Ясно только одно: нас в нем не будет. Потому что в тот самый момент, когда мир начал делать рывок в завтра, Россия стремительно провалилась в небытие.
Итоги года. А я дерусь, потому что дерусь
10 ЯНВАРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Портос, конечно, лукавил. Дрался он не просто так, а потому что д'Артаньян случайно увидел, что его перевязь шита золотом только спереди, поэтому ее задняя часть была прикрыта надетым не по погоде плащом. Но та дуэль, как и две другие, с Атосом и Арамисом, к счастью, не состоялась. А вот обычай драться, то ли чтобы прикрыть лишенную позолоты изнанку, то ли вовсе просто так, кое-где сохранился. В частности, весь 2015 год прошел в России под эгидой многочисленных драк, причем это были вовсе не благородные дворянские поединки и жертв было немало. Дралась в основном российская власть, как внутри страны, так и за ее пределами. Дралась подло, стараясь напасть исподтишка, и жестоко, в кровь, а то и до смерти.
Итоги года. Послевкусие 2015: история vs география
9 ЯНВАРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Подводя итоги 2015 года, Георгий Сатаров написал, что в минувшем году для России так и не наступил 21 век и что он вряд ли начнется в наступившем, 2016-м. «Придется еще немного потерпеть», — предлагает Георгий Александрович. Полагаю, что 21 век для России не наступит никогда. Поскольку в 2015-м ее владелец недвусмысленно заявил о выходе страны из исторического процесса, а население, лишенное субъектности усилиями информационных войск, этот выход горячо поддержало. Идея о том, что Россия запаздывает с вхождением в 21-й век, но, если «немного потерпеть», то можно увидеть счастливый миг его наступления, основана на концепции догоняющего развития.
Итоги года. Ожидая обезьяну с гранатой
9 ЯНВАРЯ 2016 // АНТОН ОРЕХЪ
Прогнозы в нашей стране прекрасны тем, что никогда не сбываются. Год назад, когда для рубля в обменниках уже запасали пятизначные табло, а народ выгребал последние деньги, чтобы скупить все, что можно скупить, запасти по три холодильника, по четыре телевизора и поменять новую машину на еще более новую, казалось, что 2016 год мы будем встречать в лохмотьях, а три холодильника будут одинаково пусты. Крах, революция, баррикады, новый ГУЛАГ – предсказания рисовали любые сценарии, среди которых не было ни одного светлого. Но год миновал, и мы констатируем, что из ужасного не сбылось ничего. Зато подтвердилось проверенное едва ли не столетиями: запас терпения и прочности в нашем народе колоссален. А государство настолько богато, что даже если воровать вообще всё, то запасов и тогда хватит надолго. И глядя в перспективу, думаешь, что тянуться эта бодяга может и год, и десять, и пятьдесят…
Итоги года. Одна война сменить другую спешит…
8 ЯНВАРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В конце XIX века Герберт Спенсер выделял два типа государств по их устройству: державы «индустриальные», чьи нормы, законы и институты направлены на мирное экономическое усовершенствование на благо членов общества. И державы воинственные – те, чье существование сугубо обеспечивается ведением войн. К числу последних он относил тогдашнюю африканскую Дагомею (давно и навсегда исчезнувшую с карты мира) и тогдашнюю Россию. По странной причуде исторического развития спустя сто с лишним лет и сегодняшнее российское, путинское, государство, как во внутренней, так и во внешней политике целиком завязано на войну. Его благополучие и даже само существование зависит от перманентной войны.