Итоги года
23 апреля 2019 г.
Итоги года. 2014 год — конец Иллюзиона?
1 ЯНВАРЯ 2015, ЛИЛИЯ ШЕВЦОВА

ТАСС

Мир будет еще спорить о том, чем стал для него 2014 год. Ответ, скорее всего, станет очевиден тогда, когда мы увидим, какие выводы мировое сообщество — и в первую очередь Запад — сделает из того потрясения, которое оно пережило в этом году.


Как Путин разбудил Запад

Пока несомненно одно: именно сейчас стала очевидна исчерпанность эпохи постмодерна, которая началась с падением СССР и завершением холодной войны. Это было время политического импрессионизма — полутонов, отсутствия чёткого вектора, отказа от идеологии и стремления решать проблемы через сделки и компромиссы. Это было время манипуляций, потемкинских деревень в мировом масштабе, совмещения несовместимого и циничного производства иллюзий. Это было время прагматиков, для которых стратегия заключалась в ленивом обсуждении вопроса: а что мы делаем сегодня вечером? Именно в эту эпоху элиты авторитарных государств научились выживать за счет личной интеграции в ткань западного общества. А Запад оказался деморализован разраставшейся внутри него лоббистской машиной, которая работала на интересы мировых коррупционных режимов. Еще предстоит увидеть, какую цену Запад будет вынужден платить за мягкотелость, попустительство и подмену принципов текущей выгодой. Альтернатива Западу, потерпев поражение в холодной войне, научилась существовать, подрывая Запад изнутри и пользуясь его благами. И пожалуй, самым успешным представителем этой альтернативы стала российская правящая элита, которая через партнерство с либеральными демократиями сумела добиться большего, чем ее советский предшественник, конфронтируя с Западом.

Ситуация межвременья и бесцельного дрейфа могла бы продолжаться еще неопределенное время. Либеральные демократии, казалось, за последние две декады потеряли не только вектор, но и способность найти новый драйв и стимулы для своего обновления. Пожалуй, правы те, кто полагает, что мировые общественные системы развиваются как природа: если нет конкуренции и соперничества, они деградируют и приходят в упадок. Уход со сцены СССР, который был мощным источником адреналина для западной демократии, видно, только подтолкнул ее к потере жизнеспособности и к стагнации. И тут на сцену вышел Владимир Путин и перевернул шахматную доску.

Еще придется размышлять, почему Кремль в 2012-2013 годах решился на смену модели выживания и вбросил Россию в Военное Время, вернувшись к военно-патриотической мобилизации сталинского типа. Неужели кремлевская команда действительно испугалась вышедших на московскую улицу рассерженных граждан, которые просто хотели улучшить (но не сбросить!!) самодержавие?! Или включился инстинкт дряхлеющего самовластья, стремящегося компенсировать потерю потенции поиском врагов? Как бы то ни было, к концу 2013 года Путин вернул Россию к конфронтации с Западом, а Украина стала для Кремля полем его сдерживания. Не будь украинского Майдана, нашелся бы иной повод для кремлёвского эксперимента с выживанием «через войну». В 1991 году советский правящий класс сдал поле без боя. В 2014-м Кремль, возвратившись к противоборству с Западом, не только лишил себя возможности нового маневра. Сам факт обращения российского самодержавия к военному патриотизму и идее «осажденной крепости» свидетельствует и о его агонии, и о готовности сделать ее мучительной не только для России, но и для окружающего мира.

Между тем, жизнь в режиме сдерживания и противостояния напоминает боб на бобслейной трассе — из него трудно выпрыгнуть даже при желании. Об этом свидетельствует обновленная российская Военная доктрина, которая стала признанием ценностного конфликта России с Западом и ее готовности к военному ответу даже на невоенные угрозы существующей власти. Не исключено, что и новое лидерство не сможет остановить разогнавшийся броневик.

Правда, возникает вопрос: а что, было бы лучше (для России и мирового сообщества) продолжать играть в иллюзии и строить имитацию партнёрства с Западом, дискредитируя его ценности? Рано или поздно эта игра бы закончилась. Ирония в том, что мировое политическое шапито закрыл именно Путин, который вышел на сцену и заявил: «Больше не обольщайтесь! Мы будем играть в свою игру. Не согласитесь — пеняйте на себя!» Конечно, это элементарный шантаж. Но ведь до недавнего времени шантаж действовал, заставляя застигнутых врасплох западных лидеров делать все, чтобы не раздразнить хозяина Кремля. «Поможем Путину спасти лицо! Не будем его загонять в угол!» — неслось из западных столиц.

И тут произошло то, что и должно было произойти: путинское самодержавие, пытаясь выжить, разбудило инстинкт самосохранения Запада. Политически дряблые и цинично-прагматичные западные элиты вдруг осознали: бизнес и выгода от сотрудничества с Кремлем, конечно, вещь хорошая; но ведь если не проведешь сейчас «красную черту», придется отступать вновь. Да, конечно, можно еще услышать, как иные западные политики и комментаторы продолжают призывать к сделке с Путиным. Но уже не они будут определять курс западного сообщества, которое ощутило для себя угрозу и начало искать коллективный ответ. Кремль стратегически проиграл, когда Запад ввел против России коллективные санкции. И это только начало. Кремлевский проигрыш пока только обретает очертания, он будет формализован и в новой стратегии НАТО, и в новых военных бюджетах западных государств, и в новых финансово-экономических ограничителях, с которыми Россия еще столкнется. Так что вот вам один из итогов 2014 года — пробуждение Запада и поиск им коллективного ответа на кремлевский вызов. Надо же какой подарок преподнёс либеральным демократиям Путин!

Да, верно, либеральные демократии медлительны и процесс принятия решений и определения нового курса у них идет неспешно. Но, приняв решение, они пойдут катком, не останавливаясь. Да, Запад пока застыл в транзитной зоне, формируя новую политику и понимание новой реальности. Но очевидно то, что в старый формат отношений с Россией он уже не вернется!

Как остановить время: усилия охранителей

А пока Запад думает, давайте обратим внимание на один немаловажный элемент политического пейзажа, который не всегда оценивается по достоинству. Слишком много внимания мы уделяем политикам и медиапропагандистам и забываем о еще одной категории работников сферы обслуживания нашего самодержавия. Я приглашаю понаблюдать за экспертами-охранителями, которые так славно вписались в прежний контекст, а сегодня пытаются создать для себя новую нишу. Причем заметьте: в рамках охранительной экспертизы работают как российские, так и западные аналитики, которые (возможно, в силу растерянности) зачастую просто повторяют откровения своих российских коллег. Короче, занимаются экспертным плагиатом. Конечно, роль экспертного сообщества в том, что происходит с политикой и обществом — особая тема, которая требует серьёзных размышлений. А пока штрихами о том, что вышло на поверхность.

Это «нечто» можно без колебаний определить как фиаско аналитического мейнстрима. Его можно сравнить только с провалом советологии, которая до самого момента гибели СССР продолжала утверждать, что СССР живуч, как никогда! Нынешнее экспертное сообщество, между тем, функционирует в режиме постоянных ошибок. Все, что говорили мейнстримщики, начиная с конца 90-х, о России и Западе, расходилось с реальностью: в России так и не произошло либеральной революции: Ельцин не был демократическим реформатором; партнёрство России и Европы так и не привело ни к российской модернизации, ни к их «союзу»; Медведев оказался не только не модернизатором, но даже и не хозяином Кремля; «перезагрузка» не привела к новому сближению Америки и России; рыночная экономка на стала двигателем демократии; Россия оказалась вовсе не постимперским государством и т.д. Продолжать этот список аналитических провалов можно до бесконечности.

Но наши охранители не собираются сдаваться, как это сделали советологи. Они не готовы признавать свои ошибки и делать себе харакири. Они готовы к новым свершениям на ниве создания мифов. Правда, сегодня для них наступают трудные времена: вчера они могли быть западниками и одновременно оправдывать Кремль — время двойственности и аморфности позволяло играть сразу несколько ролей. Сегодня приходится выбирать одну роль, и понятно, какую выбирает большинство охранителей. Хотя можно предположить, что экспертное чутье и профессионализм некоторых наших коллег бунтуют против их выбора и того, что они вещают.

Возможно, и без особого рвения, но охранители пытаются предлагать вариации кремлёвской темы. Они просты и незатейливы: Запад проводил версальскую политику и нас не уважал; Запад ограничивает сферу «свободы» (!) России; США дестабилизируют международные отношения; расширение НАТО — главная причина кризиса вокруг Украины; Запад через санкции стремится свергнуть Путина; Россия отстаивает свой суверенитет.

Правда, логика такого экспертного анализа вызывает неудобные вопросы. Так, если Запад все время давит на Россию и ее унижает, то как это соотносится с другим тезисом охранителей об упадке этого самого Запада и «конце» его эпохи? Если деградирующий и уходящий Запад все же успевает совершать экспансию и создавать для нас неприятности, то что тогда можно сказать о России, которая становится объектом унижения со стороны уходящей натуры? И как совместить веймарскую политику Запада с реальным кризисом ЕС, с потерей НАТО своей миссии и попыткой США отказаться от своих амбиций? Что касается попыток Запада сместить Путина, все говорит о том, что западные лидеры на протяжении ушедшего года только и делали, что пытались не загонять его в угол (вспомним, какие усилия для этого предпринимала канцлер Меркель!), явно опасаясь и путинской реакции, и того, что может последовать в случае его падения.

А что это за требование «полного суверенитета» России? Ведь это означает ее выход из всех международных организаций, которые в той или иной степени ограничивают суверенитет своих членов самим фактом их членства! Неужели эксперты пытаются подтолкнуть Россию к роли мирового изгоя?!

Конечно, охранители понимают ущербность своей логики — не глупые же люди. Они, несомненно, осознают, что начали работать как пропагандисты, что не только подрывает их репутацию, но и профессию. Видно, иной возможности для своего существования они не видят. Ну а потом, в ситуации отсутствия критериев репутационного ущерба о чем беспокоиться?!

Между тем, как показывает 2014 год, провал экспертного поля является серьезной проблемой — и политической, и интеллектуальной. Без восстановления аналитического ресурса российское общество вряд ли сможет найти конструктивный путь выхода из нынешней исторической ловушки. К сожалению, если речь идет о понимании России и тупика, в котором она оказалась, то и в западном мейнстриме ситуация с осмыслением все еще плачевна.

Так что вот вам еще один урок 2014 года: возникла отчаянная нужда в новом поколении экспертов, не связанных ни с провалами межвременья, ни с попытками легитимировать самодержавие Военного Времени. Им придется прийти на выжженное поле и создавать заново и аналитическую репутацию, и доверие к ней. Впрочем, нам придется воссоздавать всю инфраструктуру российской общественной и политической жизни, которая была дискредитирована, деморализована либо уничтожена последним двадцатилетием.

«Креативное разрушение» — так, возможно, назвал бы Шумпетер события прошедшего года, который обвалил так много представлений, надежд, иллюзий. Скорее всего процесс дальнейшего их разрушения продолжится и в новом 2015 году. Пришла пора выходить из интеллектуального паралича и думать о «креативной» стороне процесса: как нам жить в ситуации агонии политического режима и как нам его пережить! Ибо все может обвалиться быстрее, чем мы предполагали, и мы в очередной раз будем к этому не готовы!


Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин















  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».