Украина
18 июня 2019 г.
Накануне минской встречи — увещевания сменяются ультиматумами
11 ФЕВРАЛЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Давно Европа не знала такой дипломатической суеты. Общий нервный фон накануне минских переговоров глав четырех стран — Украины, России, Германии и Франции (так называемый нормандский формат), — намеченных на среду, подогревается прессой и телевидением. Словосочетания типа «последний шанс» или «мир на пороге большой войны», обрушивающиеся на телезрителей, читателей и слушателей, призваны подчеркнуть драматизм момента. Впрочем, почему именно этот шанс последний и что действительно свидетельствует о скором приближении «большой войны» в Европе, никто толком объяснить не может и не пытается…

В последние дни даже профессионалам политической экспертизы порой бывает не просто уследить за многочисленными переговорными форматами, предшествующими минскому саммиту. В самом Минске во вторник заседает контактная группа, противоборствующие стороны обмениваются меморандумами, расходятся на перерыв, но так больше и не собираются. В Берлине заседают главы внешнеполитических ведомств. Меркель летит в Америку, где проводит переговоры с Обамой, по итогам которых стороны заявляют, что у них единый подход к «украинскому кризису»… Наконец, в ночь со вторника на среду Обама звонит Путину. В прессу просачиваются слухи, что базой для будущего перемирия стали договоренности по созданию внушительной (до семидесяти километров) демилитаризованной зоны, прекращение боевых действий и отвод тяжелой боевой техники. Но это — на поверхности. Ключевые вопросы, обсуждаемые на предварительных переговорах, не разглашаются.

«Время акцентирования внимания на морально-нравственном аспекте этого конфликта прошло, — рассказал в беседе с обозревателем «ЕЖа» один из западных дипломатов, работающих в Москве, — никто больше не будет пытаться объяснить российскому руководству, почему в современном мире недопустимо использовать инструментарий, позаимствованный из прошлого столетия. Теперь разговор станет вполне конкретным, без эмоций. Вы делаете то-то и то-то, а мы тогда поступаем следующим образом. Если вы этого не делаете, то последствия наступают такие-то и такие-то. То, что Москва транслирует для внутреннего потребителя, — ее личное дело. Если граждане России верят, что российских войск в Украине нет и Кремль не нарушает территориальной целостности соседней страны, то это внутреннее дело России. Подобные высказывания министра Лаврова на международных площадках впредь будут демонстративно игнорироваться. Мы считаем их ничтожными и оскорбительными».

Понятно, что в Кремле не готовы к разговору в подобном тоне и политика «принуждения к миру» неминуемо повлечет за собой ответную реакцию. Впрочем, надо отдавать себе отчет в том, что детали этой новой «ультимативной фазы» отношений между Россией и Западом все рано останутся за кадром. Мы сможем лишь по внешним признакам судить о том, имеет она успех или нет. Другими словами — по тому, как будет развиваться «мирный процесс».

Тут еще важно понимать, что санкционный арсенал далеко не исчерпан и перспектива отключения России от банковского коммуникационного сервиса под общеизвестным нынче названием «Свифт» — вовсе не самая страшная угроза. Например, со стороны Запада еще ни разу в публичном пространстве не прозвучало слово «эмбарго». Но вряд ли стоит сомневаться в том, что, если Россия продолжит экспансию в отношении Украины, Запад всерьез задумается о применении этого инструмента давления.

Так чего же Запад потребует от Путина прямо в среду? Думаю, основным вопросом станет не увеличение размеров демилитаризованной зоны или отвод тяжелой техники… Ключевая проблема, решение которой действительно может остановить войну на Донбассе или, по крайней мере, остановить ее эскалацию — установление международного контроля над всеми пунктами пропуска вдоль российско-украинской границы. Без этой меры любые договоренности будут носить чисто декларативный характер.

А о том, насколько успешными окажутся переговоры в Минске, судить можно будет очень скоро. И не только по ситуации непосредственно в зоне боевых действий. А еще, например, по тому, начнут ли США в ближайшее время поставлять оружие Украине. При этом военные эксперты говорят о том, что сами по себе такие поставки совершенно бессмысленны, если к боевой технике не будут придаваться инструкторы. Почему не предположить, что в армии США найдутся добровольцы, которые захотят провести отпуск в Украине?..




Фото: президент Франции Франсуа Олланд, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Украины Петр Порошенко и президент России Владимир Путин. ТАСС/ Михаил Метцель












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?