Хозяева страны
07 декабря 2019 г.
В Сарове арестовали физика
22 АПРЕЛЯ 2015, ИРИНА БОРОГАН

ТАСС

Саровский городской суд Нижегородской области в ночь на среду принял решение об аресте обвиняемого в разглашении гостайны бывшего научного сотрудника Российского федерального ядерного центра Владимира Голубева. Решение было вынесено около часа ночи.

66-летний Голубев — специалист по взрывчатым веществам. В июле 2014 его заподозрили в разглашении секретных сведений. Еще в 2013 году Голубев выступил на конференции в Чехии. Работа россиянина была опубликована, после чего Голубева уволили из РФЯЦ, где он работал с 1975 года, а в июле 2014 он оказался под следствием. Ему грозит до четырех лет лишения свободы по статье о разглашении гостайны.

Как утверждает защита, арест стал местью за то, что суд решил снять подписку Голубева о неразглашении данных следствия. Фактически ученого обвинили в том, что он вел блог на сайте «Открытой России». 

Ситуацию «Ежедневному журналу» прокомментировала зам. главного редактора портала Agentura.ru Ирина БОРОГАН:

«Тенденция преследовать учёных таким образом началась для ФСБ не сегодня. Существует целый поток таких дел, первые из которых появились в начале 2000-х и даже в конце 90-х. Тогда целая группа учёных обвинялась в разглашении государственной тайны, среди них были сотрудники различных институтов. Процессы шли по точно по таким же лекалам, хотя тогда кое-кому удавалось отбиться, и в тюрьму садились не все. А Голубеву не удалось.

В принципе, это просто полный идиотизм – привлекать сотрудника секретного института за разглашение государственной тайны таким образом. Он, очевидно, давал много подписок о допуске к гостайне, в учреждении, где он работает, действует 1-й отдел, и если он продолжал работать на тот момент, когда делал доклад, то очевидно, что это его выступление, как и любое другое, было авторизовано 1-м отделом или руководством. И то, что человек может на открытом выступлении на международной конференции разгласить нечто секретное, – полный бред. А то, что дело возбудили только тогда, когда доклад опубликовали, иначе бы они вообще не узнали, о чём он говорит, придаёт этой истории ещё больший абсурд. Как, впрочем, всем подобным делам против учёных. Научный обмен – и есть научный обмен, какой смысл разглашать какие-то секреты во всеуслышание? Одно дело – шпионаж, а другое – такие выступления.

Но ФСБ такими вещами занимается уже давно и никогда не прекращала. На днях скончался профессор из Санкт-Петербурга, обвинённый в передаче секретных сведений, чья вина была точно такая же: он прочитал лекцию в Китае, но его конспекты были сочтены секретными. Ему дали 12 лет, он 2 года просидел и умер.

Просто ФСБ видит так свою работу. Вместо того, чтобы искать что-то реальное, они ловят тех, кого поймать легко. Понятно, что вычислить настоящего шпиона очень сложно, должна вестись огромная работа. А поймать учёного, который работает в научном центре – очень легко. Известно, где он, чем он занимается, где читает доклады, так что привлечь его за публичную деятельность просто. Взял, переписал доклад в уголовное дело, и всё, статья готова.

Конкретно в деле Голубева специфика заключается в том, что он какое-то время находился под подпиской, а потом его закрыли, сказав, что он нарушает условия подписки, хотя, как он это делал – непонятно. Таким образом, существенно ухудшились его условия, потому что когда он находился под подпиской, это говорило о том, что есть шанс на прекращение дела по тем или иным обстоятельствам или на то, что к нему мягко отнесутся в суде. А теперь, после того, как ему избрали арест в качестве меры пресечения, шансов на такой исход стало меньше. И хотя я надеюсь, что этот абсурд благодаря действию его адвоката прекратиться, но практика показывает, что взятие под стражу – это очень плохо.

Сейчас в научном сообществе царит паника из-за этой маниакальной деятельности ФСБ в отношении учёных, а также из-за ряда законов, которые запрещают получать иностранное финансирование на свои разработки. Учёные отказываются участвовать в зарубежных конференциях, отказываются от совместной работы с иностранными центрами, потому что им может грозить наказание. Причём непонятно, за что. Получить перечень сведений, составляющих государственную тайну, нельзя, потому что этот перечень сам является тайной. Он постоянно расширяется, при этом никто не знает, из чего он состоит, и все действуют на свой страх и риск. Можно выступать, публиковать доклады и статьи, сотрудничать с 1-м отделом, но в любой момент может прийти сотрудник спецслужб и привлечь тебя. А статья очень серьёзная, это большой срок. И это просто убивает научный обмен и тормозит нашу науку, и без того отстающую.

Даже то, в какой стране проходила конференция, не играет никакой роли. Одно и то же могут дать и за западные страны, и за Китай. Для ФСБ всё равно, им нужно кропать дела и отчитываться, а с кем была работа, их не заботит. Закон государства не разграничивает, так что они радостно подпишут любую страну».


Фото Kravetsky Gennady / ТАСС















  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...