Хозяева страны
26 февраля 2020 г.
В Сарове арестовали физика
22 АПРЕЛЯ 2015, ИРИНА БОРОГАН

ТАСС

Саровский городской суд Нижегородской области в ночь на среду принял решение об аресте обвиняемого в разглашении гостайны бывшего научного сотрудника Российского федерального ядерного центра Владимира Голубева. Решение было вынесено около часа ночи.

66-летний Голубев — специалист по взрывчатым веществам. В июле 2014 его заподозрили в разглашении секретных сведений. Еще в 2013 году Голубев выступил на конференции в Чехии. Работа россиянина была опубликована, после чего Голубева уволили из РФЯЦ, где он работал с 1975 года, а в июле 2014 он оказался под следствием. Ему грозит до четырех лет лишения свободы по статье о разглашении гостайны.

Как утверждает защита, арест стал местью за то, что суд решил снять подписку Голубева о неразглашении данных следствия. Фактически ученого обвинили в том, что он вел блог на сайте «Открытой России». 

Ситуацию «Ежедневному журналу» прокомментировала зам. главного редактора портала Agentura.ru Ирина БОРОГАН:

«Тенденция преследовать учёных таким образом началась для ФСБ не сегодня. Существует целый поток таких дел, первые из которых появились в начале 2000-х и даже в конце 90-х. Тогда целая группа учёных обвинялась в разглашении государственной тайны, среди них были сотрудники различных институтов. Процессы шли по точно по таким же лекалам, хотя тогда кое-кому удавалось отбиться, и в тюрьму садились не все. А Голубеву не удалось.

В принципе, это просто полный идиотизм – привлекать сотрудника секретного института за разглашение государственной тайны таким образом. Он, очевидно, давал много подписок о допуске к гостайне, в учреждении, где он работает, действует 1-й отдел, и если он продолжал работать на тот момент, когда делал доклад, то очевидно, что это его выступление, как и любое другое, было авторизовано 1-м отделом или руководством. И то, что человек может на открытом выступлении на международной конференции разгласить нечто секретное, – полный бред. А то, что дело возбудили только тогда, когда доклад опубликовали, иначе бы они вообще не узнали, о чём он говорит, придаёт этой истории ещё больший абсурд. Как, впрочем, всем подобным делам против учёных. Научный обмен – и есть научный обмен, какой смысл разглашать какие-то секреты во всеуслышание? Одно дело – шпионаж, а другое – такие выступления.

Но ФСБ такими вещами занимается уже давно и никогда не прекращала. На днях скончался профессор из Санкт-Петербурга, обвинённый в передаче секретных сведений, чья вина была точно такая же: он прочитал лекцию в Китае, но его конспекты были сочтены секретными. Ему дали 12 лет, он 2 года просидел и умер.

Просто ФСБ видит так свою работу. Вместо того, чтобы искать что-то реальное, они ловят тех, кого поймать легко. Понятно, что вычислить настоящего шпиона очень сложно, должна вестись огромная работа. А поймать учёного, который работает в научном центре – очень легко. Известно, где он, чем он занимается, где читает доклады, так что привлечь его за публичную деятельность просто. Взял, переписал доклад в уголовное дело, и всё, статья готова.

Конкретно в деле Голубева специфика заключается в том, что он какое-то время находился под подпиской, а потом его закрыли, сказав, что он нарушает условия подписки, хотя, как он это делал – непонятно. Таким образом, существенно ухудшились его условия, потому что когда он находился под подпиской, это говорило о том, что есть шанс на прекращение дела по тем или иным обстоятельствам или на то, что к нему мягко отнесутся в суде. А теперь, после того, как ему избрали арест в качестве меры пресечения, шансов на такой исход стало меньше. И хотя я надеюсь, что этот абсурд благодаря действию его адвоката прекратиться, но практика показывает, что взятие под стражу – это очень плохо.

Сейчас в научном сообществе царит паника из-за этой маниакальной деятельности ФСБ в отношении учёных, а также из-за ряда законов, которые запрещают получать иностранное финансирование на свои разработки. Учёные отказываются участвовать в зарубежных конференциях, отказываются от совместной работы с иностранными центрами, потому что им может грозить наказание. Причём непонятно, за что. Получить перечень сведений, составляющих государственную тайну, нельзя, потому что этот перечень сам является тайной. Он постоянно расширяется, при этом никто не знает, из чего он состоит, и все действуют на свой страх и риск. Можно выступать, публиковать доклады и статьи, сотрудничать с 1-м отделом, но в любой момент может прийти сотрудник спецслужб и привлечь тебя. А статья очень серьёзная, это большой срок. И это просто убивает научный обмен и тормозит нашу науку, и без того отстающую.

Даже то, в какой стране проходила конференция, не играет никакой роли. Одно и то же могут дать и за западные страны, и за Китай. Для ФСБ всё равно, им нужно кропать дела и отчитываться, а с кем была работа, их не заботит. Закон государства не разграничивает, так что они радостно подпишут любую страну».


Фото Kravetsky Gennady / ТАСС















  • Леонид Гозман: Если бы за подброшенные наркотики несколько человек сели на столько лет, на сколько они должны, учитывая опасность преступления, то наркотики бы не подбрасывали.

  • Коммерсант: В Омске завели дело о превышении полномочий сотрудниками полиции и Росгвардии, задержавших Дмитрия Федорова — 25-летнего омского музыканта...

  • viking_nord: Это Омск, но само дело в пять раз более беспредельно, чем дело Голунова и закончилось смертью

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Как Росгвардии подбросить совесть и приставить голову?
26 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Против неустановленных сотрудников омского отделения полиции №7 и управления вневедомственной охраны Росгвардии возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий. Суть дела в том, что 15.12.2019 внештатному сотруднику IT-компании и музыканту Дмитрию Федорову при задержании подбросили наркотики, а когда он вместе со своим адвокатом собрался пойти в Управление собственной безопасности Росгвардии, ему отрезали голову, а обезглавленное тело бросили на железнодорожные пути. «Данное обстоятельство может свидетельствовать о совершении неустановленными сотрудниками незаконных действий вопреки интересам службы, явно выходящих за пределы их полномочий...»
Прямая речь
26 ФЕВРАЛЯ 2020
Леонид Гозман: Если бы за подброшенные наркотики несколько человек сели на столько лет, на сколько они должны, учитывая опасность преступления, то наркотики бы не подбрасывали.
В СМИ
26 ФЕВРАЛЯ 2020
Коммерсант: В Омске завели дело о превышении полномочий сотрудниками полиции и Росгвардии, задержавших Дмитрия Федорова — 25-летнего омского музыканта...
В блогах
26 ФЕВРАЛЯ 2020
viking_nord: Это Омск, но само дело в пять раз более беспредельно, чем дело Голунова и закончилось смертью
Россия после Пензы
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть события, на которые надо отвечать. Просто потому, что отсутствие ответа тоже будет ответом. Например, что бы ни сделал человек, которому дали пощечину, это будет ответом, после которого его жизненная ситуация изменится. Даже если человек никак не ответит. Приговор по делу «Сети» в любом случае изменил ситуацию в России. Как до этого ее меняли уничтожение НТВ, «дело ЮКОСА», Беслан, Норд-ост, убийства Политковской и Немцова, Крымнаш и война против Украины. Это события разного порядка и масштаба трагичности, но при всей их несопоставимости у них есть одно общее. Отсутствие адекватной реакции общества на действия власти во всех случаях приводит к сползанию страны...
Прямая речь
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 
В СМИ
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...
В блогах
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 
Превентивный приговор: от «двушечки» к «двадцаточке»
11 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот и дождались. Снова по России «срока огромные бредут в этапы длинные». Приговор выездного заседания Приволжского окружного военного суда по так называемому делу «Сети» (то ли существовавшей, то ли выдуманной следователями, но официально запрещенной экстремистской организации) обречен войти в историю. Не только и не столько из-за чудовищных по размерам сроков (от 18 до 6 лет заключения дали за «мыслепреступление», дали тем, кто никому не причинил никакого вреда), которые суд послушно проштамповал, следуя обвинительному заключению. Не только из-за того, что доказательства вины были получены в результате самооговора под пытками...
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Григорий Дурново: Терроризм у нас главный враг, и обвиняемым по таким делам сложно получить какую-то общественную поддержку.