АВТОРЫ
КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеВойна на Украине — конец военной реформе в России

13 ИЮЛЯ 2015 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Может быть, читатели помнят, что я не раз писал: секретная война на юго-востоке Украины, которую ведет Россия, скажется самым пагубным образом на наших Вооруженных силах, поставит под вопрос результаты успешной военной реформы, проведенной бывшим министром обороны Анатолием Сердюковым в 2008-2011 годах. Впрочем, я не мог предположить, что пагубные последствия проявятся так быстро.

«Газета.Ru» опубликовала сенсационное расследование о том, что десятки военнослужащих 33-й отдельной мотострелковой бригады, дислоцированной в Майкопе, покинули прошлой осенью свою воинскую часть и теперь их обвиняют в дезертирстве. Солдаты-контрактники утверждают: они были вынуждены уйти с полигона «Кадановский» из-за нечеловеческих условий жизни и навязчивых предложений послужить на территории ЛНР-ДНР добровольцами. Российское военное командование, как и следовало ожидать, решительно опровергает все это. Однако, даже по официальной статистике майкопского гарнизонного суда, за первую половину 2015 года по статье «Самовольное оставление части» осуждено 62 военнослужащих. При этом за предыдущие пять лет, с 2010 по 2014 год, было вынесено почти в два раза меньше приговоров — всего 35. Что же могло вызвать всплеск массового дезертирства? Заметим при этом, что 33-я бригада была сформирована в 2005 году указом Владимира Путина и должна была стать элитным горным соединением.

Все солдаты, находящиеся под следствием, — контрактники. Они сделали свой выбор осознанно. Так, один из упоминаемых в статье военнослужащих сравнительно недавно завершил срочную службу. Другой и вовсе отслужил матросом 7 лет на атомном крейсере «Петр Великий». То есть они хорошо представляли, чего следует ждать от российской армии. И вдруг они столкнулись с чем-то совершенно непредвиденным.

Солдат 33-й бригады отправили на полигон осенью прошлого года, когда были заключены первые Минские соглашения. Войска, участвовавшие в летних боях под Иловайском и Мариуполем, были отведены на отдых. И тут выяснилось: заменить их некем. Количество элитных соединений, созданных в рамках сердюковской реформы, ограничено. Одержать быструю победу на поле боя — это они могут. Но год стоять на российско-украинской границе — никто при их создании таких целей не ставил.

А для продолжения гибридной войны на Донбассе срочно требовались свежие силы, которых не было (позже, зимой, для того чтобы одержать победу под Дебальцево, пришлось перебрасывать танковый батальон, дислоцированный в Бурятии). Солдат 33-й бригады, которые явно не горели желанием воевать на Украине, надо было заставить отправиться туда. И командиры стали действовать так же, как они действовали десятилетие назад, когда им было приказано правдами и неправдами сделать из солдат срочной службы контрактников. Солдатам стали создавать такие невыносимые условия службы, что подписание контракта выглядело избавлением.

Точно так же, по словам солдат 33-й бригады, их мучили на полигоне «Кадановский»: они спали на досках, не имели в достатке ни пищи, ни воды, страдали от простудных заболеваний. И одновременно их посещали некие офицеры, обещавшие золотые горы на Донбассе: сказочные суточные — 8 тысяч рублей в день, по возвращении — статус ветерана боевых действий.

Одновременно другие контрактники отговаривали своих товарищей: если что-то случится на Украине, «спишут тебя задним числом или объявят дезертиром, который сбежал и на мине случайно подорвался».

Если вся эта история — правда, то это конец прогрессивных военных реформ. Дело даже не в том, что вместо обещанной гуманизации военной службы солдаты вновь низведены до положения рабов. Дело в том, что теперь в таком положении оказались не 18-летние солдаты-срочники. В таком же положении оказались взрослые мужики, вроде бы военные профессионалы. И они не нашли для себя другого выхода, кроме бегства. Потому что они не верят в то, что в России можно добиться справедливости. Кто-то считает, что после всего этого они будут умирать за страну, которая так издевалась над ними?

Любая армия сильна верой в командира. В нашей солдаты твердо знают, что командиры им лгут о небывалом жаловании за участие в войне на Донбассе, что при малейших осложнениях от них поторопятся избавиться. Эта ложь началась год назад, когда в России едва ли не официально стали говорить, что наши военные отправляются сражаться на Украину, якобы написав заявление об отпуске. Такое наглое вранье избавляет командира от ответственности за жизнь подчиненных. Но ведь именно на этой ответственности строится военная дисциплина, готовность к исполнению приказов.

Самое прискорбное — я не думаю, что подобные безобразия творятся только в одной бригаде. Скорее всего нечто подобное происходит во всех Вооруженных силах. А значит, поток желающих стать контрактниками уменьшится. И, стало быть, рано или поздно президент решит вернуться к концепции массовой мобилизационной армии. Какая, в самом деле, разница, если и контрактник остается таким же рабом, каким был срочник…


Фото: Евгений Курсков/ТАСС



Версия для печати