Сирия
21 сентября 2017 г.
Стратегия Путина и доктрина Пауэлла
12 ОКТЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

В двадцатиминутном интервью российскому телевидению главный начальник страны рассказал о своей стратегии в Сирии. Первое, что несколько удивляет: путинские выводы делаются на совершенно ложных посылках. Причем Путин не может не знать, что посылки ложные. Он явно рассчитывает на то, что мозги россиян благодаря Соловьеву и прочим размягчились до такой степени, что они не способны вспомнить, что происходило в течение последних пятнадцати лет.

Ну вот например: «Мы заранее предупредили всех наших партнеров, особенно страны региона, о наших намерениях и о наших планах. Кто-то говорит, что мы сделали это слишком поздно. Но хочу обратить ваше внимание на то, что нас вообще никто и никогда при планировании и в начале операций подобного рода не предупреждает».

Владимир Владимирович, ау. А про разворот Примакова над Атлантикой, которого предупредили о начале натовской операции в Югославии, не помните? Поставки российского оружия Северному альянсу накануне американской операции в Афганистане осуществлялись уже по указанию Путина, который конечно же знал дату начала вторжения. А что насчет поездки Примакова к Саддаму накануне войны?

Та же цена путинским жалобам о том, что западные «партнеры», ну, никак не желают передать России данные по целям «Исламского государства»: «В ответ на упреки в наш адрес, что мы наносим удары по умеренной оппозиции, а не по ИГИЛ и другим террористическим организациям, мы отвечаем: допустим, вы знаете лучше ситуацию на территории, вы там присутствуете больше года незаконно, дайте нам цели, мы их отработаем».

Любой, кто даст себе труд чуть внимательнее приглядеться к картам, коими «Красная звезда» и «Московский комсомолец» иллюстрируют тексты про войну в Сирии, с удивлением обнаружит: пресловутая ИГ не находится в непосредственном соприкосновении с войсками Асада. Стало быть, российская авиация поддерживает наступление этих войск отнюдь не против ИГ. Чего же упрекать Запад в нежелании предоставить данные, которыми Россия и не собиралась пользоваться? Кроме того, Путин предпочел умолчать о том, почему силы западной коалиции не желают обмениваться информацией с нашими военными. США и их союзники считают режим Асада причиной гражданской войны. Россия, наоборот, рассматривает его в качестве источника стабильности. Стало быть, любая координация военных действий с Кремлем (за исключением договоренности о том, как не навредить друг другу) компрометирует позицию Запада. Поэтому он и отказывается от сотрудничества.

Один из самых интересных вопросов: Путин сознательно дурит подведомственное население или в какой-то момент он сам превратился в объект усилий своего министерства правды? Потому что его выводы о целях военной операции в чужой стране базируются на ложных сфальсифицированных посылках: «Я с самого начала сказал, что активная фаза нашей работы на территории Сирии будет ограничена по времени сроком наступательных операций самой сирийской армии. Наша задача заключается в том, чтобы стабилизировать законную власть и создать условия для поиска политического компромисса».

Итак, цель операции — вовсе не беспощадная война с международным терроризмом. Задача российских бомбежек — это, внимание, стабилизация режима и создание условий для поиска политического компромисса. Это утверждение полностью дезавуирует самое позитивное заявление Путина. Заявление о том, что он категорически исключает возможность наземной операции.

После вьетнамского позора в США были сформулированы принципы применения вооруженных сил за пределами государства, известные как «доктрина Пауэлла». Вооруженные силы должны применяться в случае, если затронуты коренные жизненные интересы страны и другого выхода нет. Войска следует применять массированно, обеспечив максимальное превосходство над противником. Перед армией должны быть поставлены конкретные цели, достижимые военным путем. После того как военные цели достигнуты, войска должны быть немедленно выведены.

Нетрудно заметить, что Россия проигнорировала все требования «доктрины Пауэлла». Нет никаких коренных жизненных интересов нашей страны в сирийской заварухе. Рассуждения Путина о том, что террористов надо бить именно там, в лучшем случае требуют доказательств. Кто сказал, что после разгрома экстремистских организаций, если таковой случится, вся эта террористическая нечисть не хлынет в Россию с желанием отомстить (если внимательно прочитать путинское интервью, выяснится, что и главный начальник не исключает возможность терактов и пытается заранее снять с себя ответственность за них)?

Никакой массированной концентрации войск не получится, география не позволит России слишком глубоко увязнуть в этом болоте: крупная переброска войск, слава богу, ограничена лишь морскими и воздушными перевозками.

И наконец, главное: российским генералам не поставлены стратегические задачи, которые могут быть решены военным путем. Задача «стабилизации режима» уж точно к таковым не относится.

Путин обещает ограничить российское военное участие поддержкой наступления правительственных войск. Однако он не определил, в какой именно момент он решит, что цели этой «поддержки» достигнуты. Когда линия фронта будет отодвинута на 30-40 километров? Когда силы оппозиции будут разгромлены и иракская армия вступит наконец в бой с ИГ и уничтожит его? Или когда оппозиция под российскими авиаударами решит начать переговоры с Асадом? А что произойдет, если наступление будет неудачным? Путин что, согласится с потерей лица и отдаст приказ об эвакуации базы?

Увы, точно в соответствии с доктриной Пауэлла размытая цель вмешательства делает и перспективы российских действий в Сирии чрезвычайно неопределенными. И, добавлю, потенциально опасными…

 
Фото: Россия. Сочи. 12 октября 2015. Президент России Владимир Путин во время интервью ведущему телеканала "Россия 1" Владимиру Соловьеву. Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС















  • Леонид Гозман: По уму России Асада нужно сдать. Нет никакого национального интереса у нашей страны в том, чтобы поддерживать сумасшедшего диктатора.

  • МК: Страны Запада обвинили официальный Дамаск в организации химической атаки в городе Хан-Шейхуне в сирийской провинции Идлиб. Владимир Путин расценил произошедшее как провокацию.

  • Надежда: Россия помогала Сирии скрыть применение химического оружия, считают американские спецслужбы. Здравомыслящие люди в этом и не сомневаются.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Необитаемый остров Владимира Путина
12 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Реакция Путина и его окружения на мучительную гибель десятков людей в результате химической атаки авиации Асада делает пропасть между президентом России и остальным миром все шире и глубже. Сначала, когда весь мир посмотрел видео с детьми, умирающими от удушья, мидовская кривляка Захарова заявила, что это «постановочные кадры». Потом, когда дети, участвующие в этих «постановках», умерли, нашел повод для своего фирменного юмора президент России Владимир Путин. Во время встречи с итальянским лидером Путин, улыбаясь, сообщил, что ему «скучно» слышать обвинения в адрес России в связи с химической атакой сирийских ВВС.
Прямая речь
12 АПРЕЛЯ 2017
Леонид Гозман: По уму России Асада нужно сдать. Нет никакого национального интереса у нашей страны в том, чтобы поддерживать сумасшедшего диктатора.
В СМИ
12 АПРЕЛЯ 2017
МК: Страны Запада обвинили официальный Дамаск в организации химической атаки в городе Хан-Шейхуне в сирийской провинции Идлиб. Владимир Путин расценил произошедшее как провокацию.
В блогах
12 АПРЕЛЯ 2017
௵Надежда: Россия помогала Сирии скрыть применение химического оружия, считают американские спецслужбы. Здравомыслящие люди в этом и не сомневаются.
Трамп ответил Асаду за зарин
7 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В ночь на пятницу 7.04.17 США нанесли ракетный удар по базе сирийских ВВС в провинции Хомс. С эсминцев США, расположенных в Средиземном море, по аэропорту Шайрат было выпущено 59 ракет «Томагавк». База Шайрат полностью выведена из строя, на момент подготовки данной статьи сообщается о шести погибших. Удар был нанесен по распоряжению президента США Дональда Трампа, который заявил, что операция была осуществлена в ответ на химическую атаку в Идлибе, ответственность на которую Вашингтон возлагает на президента Башара Асада. Одними из первых на действия США отреагировали Великобритания, Израиль и Иран.
Прямая речь
7 АПРЕЛЯ 2017
Сергей Цыпляев: Уровень конфронтации между Москвой и Вашингтоном нарастает, мы оказываемся лицом к лицу по разные стороны баррикад. И для России наступает момент непростого выбора
В СМИ
7 АПРЕЛЯ 2017
Медуза: Президент США Дональд Трамп принял решение начать военную кампанию в Сирии против правительства Башара Асада. Два американских корабля запустили 59 ракет «Томагавк» 
В блогах
7 АПРЕЛЯ 2017
Karina Orlova: Пока США дают опомниться русским и уйти из Сирии. Но предупреждают, что времени не так уж много. И в химической атаке Россия виновата тоже, по меньшей мере, косвенно.
Асадов кафтан
13 ДЕКАБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Обмен медалей «За освобождение Пальмиры» на медали «За взятие Алеппо» производится в наградном отделе Министерства обороны. Рекомендуем не торопиться. По данным осведомленных источников, обе медали будут вскоре менять на почетный знак «За оборону Хмеймим». Не исключаю, что подобные объявления появятся в военной прессе. Кремлевские пропагандисты по максимуму использовали успех сил Асада, поддержанных российской авиацией, которые весной взяли Пальмиру. Это действительно впечатляло. Древний город, чьи памятники уничтожались варварами из «Исламского государства», возвращен цивилизованному миру.
Прямая речь
13 ДЕКАБРЯ 2016
Виктор Литовкин: По большому счёту ничего ужасного не произошло. Потеря Пальмиры – временная, её вернут.