Сирия
24 мая 2016 г.
Стратегия Путина и доктрина Пауэлла
12 ОКТЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

В двадцатиминутном интервью российскому телевидению главный начальник страны рассказал о своей стратегии в Сирии. Первое, что несколько удивляет: путинские выводы делаются на совершенно ложных посылках. Причем Путин не может не знать, что посылки ложные. Он явно рассчитывает на то, что мозги россиян благодаря Соловьеву и прочим размягчились до такой степени, что они не способны вспомнить, что происходило в течение последних пятнадцати лет.

Ну вот например: «Мы заранее предупредили всех наших партнеров, особенно страны региона, о наших намерениях и о наших планах. Кто-то говорит, что мы сделали это слишком поздно. Но хочу обратить ваше внимание на то, что нас вообще никто и никогда при планировании и в начале операций подобного рода не предупреждает».

Владимир Владимирович, ау. А про разворот Примакова над Атлантикой, которого предупредили о начале натовской операции в Югославии, не помните? Поставки российского оружия Северному альянсу накануне американской операции в Афганистане осуществлялись уже по указанию Путина, который конечно же знал дату начала вторжения. А что насчет поездки Примакова к Саддаму накануне войны?

Та же цена путинским жалобам о том, что западные «партнеры», ну, никак не желают передать России данные по целям «Исламского государства»: «В ответ на упреки в наш адрес, что мы наносим удары по умеренной оппозиции, а не по ИГИЛ и другим террористическим организациям, мы отвечаем: допустим, вы знаете лучше ситуацию на территории, вы там присутствуете больше года незаконно, дайте нам цели, мы их отработаем».

Любой, кто даст себе труд чуть внимательнее приглядеться к картам, коими «Красная звезда» и «Московский комсомолец» иллюстрируют тексты про войну в Сирии, с удивлением обнаружит: пресловутая ИГ не находится в непосредственном соприкосновении с войсками Асада. Стало быть, российская авиация поддерживает наступление этих войск отнюдь не против ИГ. Чего же упрекать Запад в нежелании предоставить данные, которыми Россия и не собиралась пользоваться? Кроме того, Путин предпочел умолчать о том, почему силы западной коалиции не желают обмениваться информацией с нашими военными. США и их союзники считают режим Асада причиной гражданской войны. Россия, наоборот, рассматривает его в качестве источника стабильности. Стало быть, любая координация военных действий с Кремлем (за исключением договоренности о том, как не навредить друг другу) компрометирует позицию Запада. Поэтому он и отказывается от сотрудничества.

Один из самых интересных вопросов: Путин сознательно дурит подведомственное население или в какой-то момент он сам превратился в объект усилий своего министерства правды? Потому что его выводы о целях военной операции в чужой стране базируются на ложных сфальсифицированных посылках: «Я с самого начала сказал, что активная фаза нашей работы на территории Сирии будет ограничена по времени сроком наступательных операций самой сирийской армии. Наша задача заключается в том, чтобы стабилизировать законную власть и создать условия для поиска политического компромисса».

Итак, цель операции — вовсе не беспощадная война с международным терроризмом. Задача российских бомбежек — это, внимание, стабилизация режима и создание условий для поиска политического компромисса. Это утверждение полностью дезавуирует самое позитивное заявление Путина. Заявление о том, что он категорически исключает возможность наземной операции.

После вьетнамского позора в США были сформулированы принципы применения вооруженных сил за пределами государства, известные как «доктрина Пауэлла». Вооруженные силы должны применяться в случае, если затронуты коренные жизненные интересы страны и другого выхода нет. Войска следует применять массированно, обеспечив максимальное превосходство над противником. Перед армией должны быть поставлены конкретные цели, достижимые военным путем. После того как военные цели достигнуты, войска должны быть немедленно выведены.

Нетрудно заметить, что Россия проигнорировала все требования «доктрины Пауэлла». Нет никаких коренных жизненных интересов нашей страны в сирийской заварухе. Рассуждения Путина о том, что террористов надо бить именно там, в лучшем случае требуют доказательств. Кто сказал, что после разгрома экстремистских организаций, если таковой случится, вся эта террористическая нечисть не хлынет в Россию с желанием отомстить (если внимательно прочитать путинское интервью, выяснится, что и главный начальник не исключает возможность терактов и пытается заранее снять с себя ответственность за них)?

Никакой массированной концентрации войск не получится, география не позволит России слишком глубоко увязнуть в этом болоте: крупная переброска войск, слава богу, ограничена лишь морскими и воздушными перевозками.

И наконец, главное: российским генералам не поставлены стратегические задачи, которые могут быть решены военным путем. Задача «стабилизации режима» уж точно к таковым не относится.

Путин обещает ограничить российское военное участие поддержкой наступления правительственных войск. Однако он не определил, в какой именно момент он решит, что цели этой «поддержки» достигнуты. Когда линия фронта будет отодвинута на 30-40 километров? Когда силы оппозиции будут разгромлены и иракская армия вступит наконец в бой с ИГ и уничтожит его? Или когда оппозиция под российскими авиаударами решит начать переговоры с Асадом? А что произойдет, если наступление будет неудачным? Путин что, согласится с потерей лица и отдаст приказ об эвакуации базы?

Увы, точно в соответствии с доктриной Пауэлла размытая цель вмешательства делает и перспективы российских действий в Сирии чрезвычайно неопределенными. И, добавлю, потенциально опасными…

 
Фото: Россия. Сочи. 12 октября 2015. Президент России Владимир Путин во время интервью ведущему телеканала "Россия 1" Владимиру Соловьеву. Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС















  • Алексей Макаркин: Главный вопрос сейчас – не исход выборов, а то, произойдёт ли наступление на Алеппо. Если оно состоится, то политический диалог в Женеве станет бессмысленным.

  • ТАСС: Выборы в Народный Совет проходят на территории 13 из 15 провинций. Исключение составляет Ракка на Евфрате и Идлиб, находящиеся под контролем боевиков террористических группировок 

  • Эль Мюрид: Один в один повторяется история 12-13 года, когда Асад после перемирия согласно плану Аннана пошел на политические реформы вместо того, чтобы добить боевиков.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Имитация выборов. Сирийский вариант
13 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня в Сирии выборы в парламент. Президент Башар Асад считает, что эти выборы и есть путь политического урегулирования в стране. Похоже, что так думают только он и его сторонники. О своем отказе участвовать в данных выборах с самого начала заявила ведущая фракция оппозиции – «Национальный координационный комитет» (НКК). Председатель НКК Абдель Азим считает, что «эти выборы не к месту и не ко времени». По его мнению, решение Башара Асада о проведении выборов в разгар войны — это открытое игнорирование тех усилий, которые предпринимает сейчас «Международная группа поддержки Сирии».
Прямая речь
13 АПРЕЛЯ 2016
Алексей Макаркин: Главный вопрос сейчас – не исход выборов, а то, произойдёт ли наступление на Алеппо. Если оно состоится, то политический диалог в Женеве станет бессмысленным.
В СМИ
13 АПРЕЛЯ 2016
ТАСС: Выборы в Народный Совет проходят на территории 13 из 15 провинций. Исключение составляет Ракка на Евфрате и Идлиб, находящиеся под контролем боевиков террористических группировок 
В блогах
13 АПРЕЛЯ 2016
Эль Мюрид: Один в один повторяется история 12-13 года, когда Асад после перемирия согласно плану Аннана пошел на политические реформы вместо того, чтобы добить боевиков.
Они сражались за Асада
30 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть две новости, одна хорошая, вторая обычная. Хорошая: в России несмотря ни на что есть качественная расследовательская журналистика. Кроме «Псковской губернии» Шлосберга, «Новой газеты» и ФБК Навального, есть еще «Фонтанка.ру», которая только что опубликовала результаты своего журналистского расследования об участии россиян в сирийской войне. Обычная, то есть плохая новость в том, что россиян в этой войне погибло намного больше, чем нам сообщает Министерство обороны РФ. Граждан России в Сирии воюет много. Есть те, кто воюет за ИГИЛ. Как нам объясняли, именно для того, чтобы их убить, в Сирию были посланы другие граждане России, военнослужащие Минобороны РФ.
Прямая речь
30 МАРТА 2016
Лев Шлосберг: Конкретно это расследование имеет под собой как минимум достаточно убедительную логику, информация изложен качественно, без лишних предположений.
В СМИ
30 МАРТА 2016
Фонтанка.ру: Батальона с тяжелым пехотным вооружением и бронетехникой, известного как «ЧВК Вагнера», формально не существует.
В блогах
30 МАРТА 2016
Бойцовый кот Мурз: Ни наличие ЧВК "Вагнера" в Сирии, ни наличие у него отнюдь не нулевых и даже не единичных потерь, тайной уже давно не является. И отнюдь не благодаря "Фонтанке".
Уходя, остаемся
22 МАРТА 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если госсекретарь США Джон Керри отправился в Россию, чтобы узнать причину стремительного вывода войск из Сирии, он мог бы спокойно развернуться над Атлантикой. Потому что, объявив о выводе группировки и даже торжественно отпраздновав победу, Кремль вывод авиации приостановил. То ли передумал, то ли с самого начала почему-то захотел обставить обычную ротацию войск как завершение войны. Частная аналитическая компания Stratfor опубликовала космические снимки авиабазы в Латакии. Из них следует, что на замену самолетам, улетевшим в Россию, прибыли боевые вертолеты Ка-50 и Ми-28. И это при том, что, по данным российской печати, на авиабазе останутся до 20 самолетов...
В блогах
22 МАРТА 2016
Доза позитива!: Российские войска из Сирии вывели, но асадочек остался. Frau Grundmann: Видимо, это никогда не кончится!