В оппозиции
08 июля 2020 г.
Приговор Дадину — приговор стране



Когда моей страны, нашей страны, больше не будет — а теперь уже точно, что ее дни сочтены, — мы будем знать, что это просто исполнение приговора, прозвучавшего вчера в Басманном суде. Приговора нашему другу и товарищу Ильдару Дадину... и приговора стране.

Дело даже не в том, что это первый приговор по вступившей во всю свою силу насквозь антиконституционной и чисто политической статье 212.1 Уголовного кодекса. Неконституционной потому, что она накладывает повторное, двойное наказание за одни и те же правонарушения, а также потому, что попирает «принцип справедливости», делая последнее из правонарушений как бы принципиально более общественно опасным, чем ровно такие же три предыдущих. И не в том, что эта статья в корне нарушает право на защиту — она суммирует уже рассмотренные административные дела в единое уголовное, а при административном судопроизводстве и без того невеликие возможности защиты еще более ограничены. И не в том, что из четырех эпизодов, четырех административных дел, из которых сложилось уголовное, по меньшей мере три полностью сфальсифицированы — тому порукой показания свидетелей и бесстрастные кадры видеозаписей, «исследованные» в суде.

Самое главное здесь вот что: власть в лице судьи Н. Дударь нагло и недвусмысленно покарала гражданина за то, что он реализовывал свое прямо установленное законом право на самую мягкую, самую личную форму протеста — на одиночный пикет. То есть, по сути дела, вынесла запрет на протест вообще.

И пусть судья Дударь уже «отметилась» и в «болотном деле», и в деле Василия Алексаняна — главная беда в самом государстве, во власти, которая перешла к прямым репрессиям по отношению не к преступникам, а к гражданам страны, имеющим собственное, отличное от гопнических представлений мнение и не боящимся его открыто высказывать. В том числе и на суде, который правильнее было бы назвать позорным судилищем. По отношению к гражданам, для которых такие понятия, как честь, справедливость, правда, значат больше, чем личное благополучие или даже свобода — поскольку без них невозможно оставаться свободным человеком, то есть вообще человеком.

И еще дело в том, что приговор Ильдару Дадину однозначно показал, что суда как института в стране больше нет. Вообще нет.

Когда я говорю, что сегодняшний приговор — это приговор стране, я имею в виду вот что: бывало в истории, когда законы, право переживали государства, их создавшие: так римское право пережило Римскую империю (и намного!), а Кодекс Наполеона оказался куда долговечнее и своего создателя, и созданной им империи. Но никогда государство не переживало смерть закона — оно немедленно превращалось в бандитский притон, кущевку, прекращая быть государством. Именно то, что мы видим сегодня. А страна ... страна могла бы выжить, если бы поднялась против этого бандитизма власти, если бы хотя бы закричала от боли и ярости, как немногочисленные соратники Ильдара Дадина сегодня в суде после слов «три года в колонии общего режима». Но страна молчит — значит, это приговор и ей.

Ильдар выживет, ваша нечисть, судья Дударь и все, кто стоит за вами, страна — нет. И вы тоже. Если вы самонадеянно полагаете, что на ваш век хватит, а после вас хоть потоп, так знайте: это вы сегодняшним приговором сделали так, что на ваш век уже не хватит. И потоп для вас случится с вами самими. И Ной вас в свой ковчег не возьмет — в нем место забронировано для Ильдара.

 




Фото: Алексея Трофимова















  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.