Итоги года
26 февраля 2017 г.
Итоги года. Ведома зверушка
10 ЯНВАРЯ 2016, НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

ТАСС

В начале 2015 года было убийство Бориса Немцова. В конце — заочный арест Михаила Ходорковского и обыски у сотрудников «Открытой России».

В промежутке между этими событиями уложились и «заморозка» ситуации в Донбассе, и начало бомбардировок в Сирии, и крушение самолета в Египте, и конфликт с Турцией, и драматическое для нашей экономики падение нефтяных цен, и демонстративное уничтожение санкционных продуктов, и робкий, верноподданный, но бунт дальнобойщиков.

К концу года, на пике зимы плюс вырисовывался только один — на градуснике за окном.

Если предыдущий, 2014-й, был для действующего российского режима годом бури и натиска, то в 2015-м настало время собирать разбросанные камни. Западный мир, расколовшийся было после Крыма, пришел в себя и теперь демонстрирует вполне хладнокровную реакцию и на непредсказуемую, иррациональную активность Москвы, и на ее милитаристскую риторику. Которая, кстати говоря, теперь слышится уже не из Кремля, а только из студий федеральных телеканалов, т.е. рассчитана уже не на внешнюю, а исключительно на внутреннюю аудиторию.

Не оправдалась и в значительной степени иссякла без взаимности припадочная влюбленность в Китай, а вместе с ней ушли и разговоры о пресловутом «повороте на Восток». Разумеется, организации, в названиях которых присутствует слово «Евразия», продолжают получать сладкие гранты, но это уже имеет отношение не к политике, а исключительно к приобретающему все более ажиотажный характер денежному распилу.

Еще раньше, с осознанием полного и безоговорочного тупика на Украине, заглохла и исчезла из повестки культовая еще совсем недавно тема Новороссии.

Т.е. ушли, хотя и дутые, но большие и привлекательные стратегические бренды, им на смену явилась полная пустота. Какой-то Башар Асад, какая-то исламистская организация, которая, впрочем, как заявил недавно Путин, «дело второстепенное». А первостепенное — наше экзистенциальное противоборство с Америкой, сражение нашего чистого путинского добра с их черным обамовским злом — как-то потерялось на фоне переговоров, поисков компромиссов и вообще очевидной потери драйва.

В какой-то мере драйв поддерживается «холодной войной» с Турцией, но Турция – не Америка, масштаб противостояния на глобальную судьбоносность не тянет. Главное — даже вместе взятые добрый друг Асад и злой предатель Эрдоган со всей очевидностью не в состоянии долго удерживать даже сильно подсаженное на пропагандистскую иглу население у телеэкранов.

А больше предложить нечего. Силовая группировка, пришедшая полтора десятка лет назад к неограниченной власти в России, в принципе неспособна к конструктивным действиям. Это не глупость — просто другой ум. Их профессия — бороться с врагами. Поэтому, чтобы оправдать свое существование и нынешние необъятные полномочия, они должны создавать и находить врагов — внешних и внутренних. И с этой задачей они справляются успешно, демонстрируя немалый креативный потенциал. Но государственная стратегия — не их конек. Печальная правда про пирожника и сапожника известна давно, и никто ее не отменял.

Ярких, крымоподобных, способных зажечь миллионы сердец внешнеполитических прорывов нет и не предвидится. Как не предвидится даже слабый свет в конце длинного тоннеля экономического кризиса. Сама по себе ситуация не была бы критической, если бы работали горизонтальные и вертикальные сдержки и противовесы, институты, которые призваны смягчать, распределять, выпускать социальное напряжение. Однако в отсутствие реальных выборов, парламента, суда, прессы, профсоюзов, общественных организаций, авторитетной Церкви, ответственных регионов режим не имеет стабильной опоры. Вся стабильность опирается на рейтинг первого лица, который, в свою очередь, держится на популистской пропаганде, продающей гражданам его блистательные виктории словно в одном бесконечном рекламном ролике. И когда это пропаганда начнет терять эффективность, рейтинг пойдет вниз и стабильность потеряет единственную точку опоры.

К конце года власть будто слегка очухалась после долгой и приятной вечеринки и стала проявлять признаки озабоченности и растерянности. Явно усиливается запретительно-репрессивная составляющая. Главная причина — конкретно кончаются деньги, и взять их неоткуда, кроме как у населения и кроме как через повышение налогов.

А это чревато вполне определенными социальными последствиями. К тому же при уменьшении пирога активизируются большие, приближенные к трону едоки. Эти бароны-разбойники уже целыми кланами начинают рвать куски, как в последний раз, причем, как в истории с «Протоном», при полном, безвольном попустительстве государя.

Данный фактор — назовем его коррупционным, хотя это определение слишком академичное и вялое – также воздух в стране не озонирует и к социальному оздоровлению не приводит.

Вообще режим сейчас напоминает странный гибрид Венесуэлы, фашистской Италии и допетровской Руси. И эта зверушка не представляется исторически жизнеспособной.

Серьезные экономисты дают года полтора на то, чтобы принять жесткие, прежде всего налоговые решения, которые позволят властной группировке продержаться еще несколько лет, ничего не меняя принципиально. Но проблема в том, что до президентских выборов 2018 г. Путин на непопулярные меры не пойдет. Скорее будет пытаться дрейфовать, отрубать хвост частями, не трогая до последнего свой ядерный электорат и прессуя, выжимая досуха мелкий и средний бизнес, медицину, образование, культуру. А с другой стороны, не оставляя попытки совершить новый отвлекающий победоносный маневр за пределами российской территории.



Фото: Россия. Тверская область. 7 января 2016. Президент России Владимир Путин (на втором плане) во время Рождественского богослужения в храме Покрова Богородицы в деревне Тургиново. Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС














  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.