Итоги года
27 апреля 2017 г.
Итоги года. Шпиономания, границы для Рунета и возвращение терактов

ТАСС

Весь прошлый год для ФСБ, как и для других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Прежде всего это выразилось в припадке шпиономании. Kоличество шпионских дел достигло рекордной отметки за последние 10 лет: по официальным данным, в 2015 году за госизмену только в Москве арестовали двадцать человек. В 2014 году по этой статье были осуждены пятнадцать россиян.

Обычно шпионские дела не привлекают большого внимания, но случай Светланы Давыдовой, многодетной матери из Вязьмы, под воздействием эмоционального порыва позвонившей в посольство Украины и оказавшейся за это в Лефортовской тюрьме, возмутил многих. После этого адвокаты и правозащитники выяснили, что в «Лефортово» содержатся и другие обвиняемые в шпионаже, и подняли шум в прессе.

Причиной новой волны шпиономании в ФСБ стала, по всей видимости, неспособность спецслужбы поставлять оперативную информацию в условиях кризиса, несмотря на постоянно расширяющиеся полномочия. ФСБ не смогла предсказать московские протесты 2011-2012 годов и никак не сумела повлиять на них, так же как впоследствии и на киевские события. Будучи не в состоянии эффективно реагировать на реальные вызовы, ФСБ усилила давление по линии контрразведки: после московских протестов спецслужба продавила расширенное толкование статьи о госизмене, а на украинский кризис ответила волной шпионских дел.

Когда Кремль вмешался в новый международный конфликт, на этот раз в Сирии, это стало вызовом для всех спецслужб страны — запрещенное на территории России «Исламское государство немедленно объявило, что Россия теперь является целью для террористов. А вскоре последовал взрыв бомбы на борту авиалайнера А321, разбившегося в октябре над Синайским полуостровом и унесший жизни 224 человек. Однако новый кризис оказался, как ни странно, скорее на руку ФСБ.

Александр Бортников на протяжении нескольких лет лично делал заявления о числе россиян, уехавших воевать в Сирию, и в 2015 году эта информация сработала на него. В отличие от других российских силовиков директор ФСБ не только не попал под американские санкции — в феврале 2015 года он даже поехал по приглашению американцев в Вашингтон обсуждать сотрудничество в борьбе с терроризмом (The New York Times желчно писала тогда, что даже директор ФБР на эту встречу не был приглашен). В этой ситуации взрыв на борту авиалайнера лишь способствовал укреплению позиций ФСБ. Пусть многие россияне и посчитали теракт местью за российское вмешательство в сирийский конфликт, а общественное мнение возмутилось отменой полетов на египетские курорты, это никак не повлияло на позиции ФСБ в государстве, где силовики находятся вне гражданского контроля.

Ответственность за теракт взяло одно из подразделений «Исламского государства», Путин пообещал найти террористов в любой точке планеты, а ФСБ пролоббировала получение новых полномочий.

В декабре сотрудники спецслужбы получили право применять оружие, спецсредства и физическую силу в случае крайней необходимости и не нести ответственности за вред, причиненный гражданам и организациям. Теперь им разрешается стрелять в толпе для предотвращения теракта, освобождения заложников, а также для отражения группового нападения на объекты органов госвласти.

ФСБ также получила право собирать опечатки пальцев у граждан при пересечении границы, если у спецслужбы есть информация о том, что этих людей можно склонить к террористической деятельности. Закон дает настолько широкую трактовку, что на практике пограничник при желании может подвергнуть дактилоскопированию любого гражданина. Мало кто сомневается, что в скором времени эта мера будет применяться к правозащитникам и оппозиции.

В 2015 году ФСБ активно участвовала в широкомасштабном наступлении Кремля на Интернет, которое ведется сегодня сразу несколькими государственными ведомствами во главе с Администрацией президента.

Спецслужба всегда воспринимала глобальную сеть как угрозу cтабильности существующего в стране режима и в последние годы добилась серьезного расширения своих возможностей в области перехвата информации. Систему электронного перехвата информации (СОРМ) уже необходимо устанавливать не только интернет-провайдерам и телекоммуникационным операторам, но и соцсетям, к тому же хранить переданные данные полгода.

Секретарь Совбеза Николай Патрушев, бывший глава ФСБ, в августе раскритиковал госслужащих, использующих популярный мессенджер WhatsApp, а также сервисы Google и Yahoo. По его словам, использование ресурсов, расположенных за рубежом, госчиновниками представляет серьезную опасность. Правда, этот вопрос отечественные законодатели уже решили, приняв закон об обязательном переносе серверов интернет-компаний с персональными данными россиян на территорию нашей страны, в результате чего вся информация должна стать доступной для перехвата. Наказывать компании за невыполнение закона начнут с января, правда, до сих пор неизвестно, что будут делать Google и другие в новой ситуации и могут ли законопослушные пользователи рассчитывать на то, что их переписка не попадет в руки спецслужб.

Вообще же спецслужбы вместе со связистами уже не первый год готовятся к двум вариантам интернет-апокалипсиса. Первый сценарий они разрабатывают на случай, если Запад отключит Россию от интернета, что маловероятно.

Второй сценарий, намного более вероятный в нынешних политических условиях, что Россия сама отключит своих граждан от интернета и блокирует исходящий и входящий в страну трафик. Это, как выяснилось в результате эксперимента, проведенного весной уходящего года, невозможно: трафик все равно уходил за рубеж, причем по неустановленным маршрутам — то ли по спутниковым каналам, неподконтрольным властям, то ли в силу небрежности частных провайдеров, не установивших соответствующее оборудование.

В принципе именно так отцы-основатели интернета всемирную паутину и задумывали — как сеть, не имеющую единого центра, которую невозможно полностью подавить, отключив рубильник.

Убийство Бориса Немцова в нескольких сотнях метров от Кремля — возможно, самый яркая иллюстрация того, чем стали путинские спецслужбы к 2015 году: пугающе неподконтрольные, не способные найти заказчиков политического убийства и обеспечить безопасность никому за пределами кремлевских стен. кремлевских стен.












  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.