В оппозиции
24 марта 2019 г.
О мельницах господних, ЕСПЧ и «болотном деле»

ТАСС

В своем выступлении в прениях на суде по делу Ивана Непомнящих я сказал дословно следующее:

«Уважаемый суд! Вот уже на протяжении полугода мы рассматриваем в судебном заседании дело в отношении моего подзащитного, Непомнящих Ивана Андреевича. И за это время исследовали огромный объем свидетельских показаний, вещественных доказательств и документов. И из них из всех, по моему глубокому убеждению, приходится сделать вывод, что всё, произошедшее на Болотной площади 06 мая 2012 г., явилось следствием нарушения со стороны представителей власти и правоохранительных органов условий официального согласования массового мероприятия «Марш миллионов», непрофессиональных действий полиции по организации прохода участников марша, а также неоправданной, избыточной жесткости действий сотрудников правоохранительных органов в отношении мирных невооруженных граждан. ...Разумеется, я не забыл о существовании ст. 90 Уголовно-процессуального Кодекса РФ (статья о преюдиции, обязывающая суд признавать решения предыдущих судов по «болотному делу» —С. Ш-Д.) и позволил себе высказать свою точку зрения лишь потому, что защита продолжает оспаривать предыдущие судебные решения в других инстанциях».

И как в воду смотрел!

5 января 2016 г. Европейский суд по правам человека в Страссбурге (ЕСПЧ) огласил решение по делу Е.Фрумкина против Российской Федерации. Дело – рядовое для «болотной»: задержанный 6 мая 2012 г. на площади Евгений Фрумкин получил 15 суток административного ареста по нашей «любимой» ст. 19.3 Кодекса об административных правонарушениях. Проиграв все суды в России (кто бы сомневался!), он обратился с жалобой в ЕСПЧ, которую поддерживали в суде юристы ПЦ «Мемориал». И выиграл дело.

ЕСПЧ в своем решении обязал РФ выплатить Е.Фрумкину компенсацию в размере 25 тысяч евро. И указал на многочисленные нарушения в ходе судов в России: нарушение права на защиту (ну, зачем нашим судам вызывать свидетелей, когда заранее им все понятно?), необъективное разбирательство только на основании полицейских рапортов (знакомо, не так ли?), необоснованность задержания (а кто упомнит обоснованные?) и так далее, и тому подобное...

Но самое главное, что ЕСПЧ признал: вина за события 6 мая 2012 г. на Болотной площади лежит на властях, нарушивших в тот день все свои же российские законы, сколь бы несовершенны, сколь бы репрессивны по отношению к гражданам они ни были сами по себе. И их нарушили! И еще: что на Болотной был разгон мирной демонстрации полиции с избыточным применением насилия.

Всё, господа хорошие! Никаких вам «массовых беспорядков» — разве что вас самих надо по этой самой ст. 212 УК РФ судить.

Да, как говорится, «и года (точнее и трех с лишним лет) не прошло» — но догнало! Потому что МЕДЛЕННО МЕЛЬНИЦЫ МЕЛЮТ БОГОВ, НО СТАРАТЕЛЬНО МЕЛЮТ! Потому что сколь веревочке ни виться...

Потому что по-простому: Бог не фраер, история – не шлюха!

И это только первая ласточка из того вала исков, что рассматривает ЕСПЧ по «болотке». Теперь его еще предстоящие решения уже понятны.

P.S. Я не знаю, удастся ли нам отбить Ивана Непомнящих на апелляции по его делу, опираясь на это решение ЕСПЧ. Мы постараемся. Хотя особых иллюзий относительно наших судов, сами понимаете, не испытываем. Но что мы теперь можем – не мы, защитники, а все мы – это твердо говорить о нашей правоте. И как бы медленно Господни мельницы ни мололи, мука из них выходит настоящего, лучшего помола.












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.