КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеГоп-стоянка

ТАСС

14 мая в Краснодаре адвокат Людмила Александрова пыталась забрать свой автомобиль с муниципальной штраф-стоянки. Ей не давали выехать, требуя платы за эвакуацию. В знак протеста она отказалась выходить из автомобиля и объявила сухую голодовку, которую продержала до утра 15 мая, когда ей дали покинуть стоянку.

Людмила Александрова, адвокат:

Мой автомобиль эвакуировали с платной парковки. Когда я приехала на штраф-стоянку по улице Суворова, д. 3, автомобиль находился там. Сотрудники ГИБДД выписали мне протокол, я его получила и попыталась выехать со штраф-стоянки. Однако работники «Краснодар-Гортранса» заявили, что пока я не оплачу две тысячи рублей за эвакуатор, автомобиль я не получу. Я попыталась объяснить, что они не могут ограничивать мое право частной собственности на автомобиль, оно ограничивается только решением суда, согласно 35-й статье Конституции Российской Федерации. Они ответили: «У нас такая инструкция: мы никого не отпускаем, пока не оплатят». Часа четыре я пыталась достучаться через полицию, через сотрудников ДПС, чтобы урегулировать этот вопрос. Я говорила им: «Если вы считаете, что я должна заплатить за эвакуатор, пожалуйста, вот мои данные, я адвокат, я работаю в Краснодаре, подавайте в суд, в гражданском порядке будем разбираться». Они отвечали, что у них никто не выезжает без оплаты. Это муниципальное унитарное предприятие, обычные работники, даже не чиновники. У них такая инструкция, они стоят насмерть: оплатить только на месте, незамедлительно.

В силу этого я была вынуждена там остаться, сказала, что не буду платить в любом случае, и если они не услышат мои доводы, не внимут здравому смыслу, не выполнят требования Конституции и не перестанут заниматься самоуправством, то я останусь в автомобиле и буду находиться там до тех пор, пока кто-то не примет решение меня выпустить. Я находилась в автомобиле почти до десяти часов утра 15 мая. Я заявила, в том числе дежурному ГУВД, что не буду принимать ни воду, ни пищу, — и я действительно не принимала ни воду, ни пищу. Это принципиальная позиция. С платной эвакуацией я буду разбираться в суде, обязательно обжалую протокол ГИБДД. Сотрудники ДПС мне заявили, что мой автомобиль якобы стоял на месте для инвалидов. А она стояла первой после двух мест для инвалидов, ее было удобно эвакуировать, поэтому они ее и увезли. У нас очень много таких ситуаций, когда увозят машины совершенно не в соответствии с требованиями КоАП и правилами дорожного движения. В результате эвакуации поцарапали левый бампер моего автомобиля, по этому поводу подано заявление о возбуждении уголовного дела. И плюс наглое удержание автомобиля.

Я знаю, что эта порочная практика существует. Прикрываются они пунктом седьмым краевого закона, что автомобиль выдается после оплаты эвакуации. Однако нигде, ни в какой инструкции не написано, что охранники этой штраф-стоянки имеют право удерживать автомобиль и требовать выплаты этих двух тысяч. Мне сотрудники ГИБДД рассказывали, что у одной женщины, приехавшей из станицы, эвакуировали автомобиль, денег у нее с собой не было, ей пришлось ехать к себе в станицу занимать деньги.

Видимо, после того как появилась информация на «Кавказском узле», а я обращалась в различные инстанции, ко мне подошел, как я поняла, сотрудник этого муниципального предприятия — он не представился — и сказал: «Мы за вас оплатили, можете уезжать».

Я буду стараться мониторить те заявления, которые я подавала, буду добиваться решений в соответствии с законом. Самое страшное, что даже дежурные Главного управления Министерства внутренних дел по Краснодарскому краю, офицеры — я с несколькими разговаривала, — все заявляют, причем по служебному телефону, то есть под запись: «Заплатите две тысячи и езжайте домой». Чтобы пресечь эти самоуправные действия, сотрудники полиции обязаны были приехать и разъяснить, что представители муниципального предприятия не имеют права мне препятствовать. Если бы те продолжили стоять перед моим автомобилем и не выпускать его, они обязаны были бы принять меры — группа немедленного реагирования или еще кто-то, — чтобы позволить мне выехать за пределы этой штраф-стоянки. Это по закону. Но у нас законом является какая-то инструкция, которая позволяет охранникам штраф-стоянки игнорировать полицию и продолжать самоуправные действия. Если бы была какая-то норма закона, которая позволяла бы им это делать, я, естественно, не стала бы сопротивляться и тратить время, но в данном случае это произвол. И я это докажу.

Версия для печати
 



Материалы по теме

Живое слово будут давить по-разному. Например — рублем // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В блогах //
Прямая речь //
В СМИ //
Налог на свободу // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Почему Краснодарский край не Принстон // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Ум за разум // АНТОН ОРЕХЪ
Эпитафия впрок // РОМАН ХАХАЛИН
Дураками закон писан… // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН