В оппозиции
27 мая 2017 г.
Итоги недели. Марш в никогда

Редкий случай, когда история интереснее результата. Хотя бы потому, что результат, в общем-то, прогнозировался загодя.

Три недели назад Комитет протестных действий решил организовать массовую акцию в центре Москвы на День России. Массовую — это — увы! — согласованную «с органами исполнительной власти», то есть с мэрией Москвы. Потому что на несогласованную масовую акцию у нас с вами, дорогие мои москвичи, кишка тонка. Во всяком случае, пока что тонка.

Поводом для нее явилось принятие безумно-идиотических (или идиотически-безумных) поправок в законодательство, получивших название «закона Яровой-Лугового», а также результаты вообще всего законотворческого ража думцев на ниве устрожения и «всемерного укрепления» и без того уже совершенно фашистского законодательства.

Марш решили провести по самому обычному маршруту — по бульварам с митингом на проспекте Сахарова. И даже сместили его на день от официозного Дня России на 13 число (благо, что выходной), чтобы казенным мероприятиям не мешать.

Вообще говоря, Комитет протестных действий уже не раз и не два организовывал массовые акции, опыта, и успешного, и не очень, выше крыши, но в этот раз всё было непросто. И не потому, что последнее время мэрия чуть ли не на автомате стала отказывать в проведении, и не из-за сомнений, выйдут ли люди. Дело в другом: тема акции — вне-, надпартийная, она касается всех граждан (что не означает, что всего населения). В нынешнее уже почти предвыборное время категорически неправильно было бы сделать так, чтобы от нее могло возникнуть ощущение как от элемента предвыборного пиара какой-то одной политической силы.

А дальше... Я понимаю, что у многих читателей вот прямо сейчас немедленно возникнет непреодолимое желание посчитать автора беспардонным лгуном, но факт остается фактом: организатором мероприятия совместно выступили ПАРНАС, «Яблоко» и Комитет протестных действий. Кто не верит, может обратиться к поданному в мэрию уведомлению — в нем это написано черным по белому. Если кто упомнит подобную солидарность за последние годы — подскажите, когда такое было? Но и это еще не всё. Все договорились, что никто из политических лидеров не будет заявителем — по уже названным причинам. И на это, опять же в кои-то веки, все согласились. Потому что заявителями стали —sic! — Людмила Алексеева, академик Юрий Рыжов, писатель Владимир Войнович, правозащитник Светлана Ганнушкина, режиссер Владимир Мирзоев, актриса Ольга Мысина, депутат Дмитрий Гудков, историк Елена Волкова, правозащитники Валерий Борщев и Лев Пономарев и далее по списку — всего 29 человек. Я не в состоянии поверить, что тем, кто читает эти строки, их имена ничего не говорят и уважения не вызывают.

А вот мэрии они, как выяснилось, ничегошеньки не говорят! И что это за люди, в мэрии никому неведомо. Потому что иначе издевательский ответ «А шли бы вы в Марьино!» просто не мог бы возникнуть. Да нет, конечно, мог и возник — просто очень не хочется соглашаться и принять как данность то, что вот все эти люди, равно как и мы с вами, просто докучливо-нежелательные «забалансовые пассивы», без которых, мэрии-то уж точно, но скорее всего и государству, в целом было бы куда как комфортнее. И давайте будем честными — 86-ти процентам людей, по паспорту числящихся нашими согражданами, тоже. Принять к сведению всем нам это придется. А вот согласимся мы с этим окончательно или нет — зависит только от нас.

О том, что от нас зависит, я еще скажу. А пока о развитии сюжета. Надо сказать, что заявители оказались строптивыми и написали в мэрию ответ, в котором указали, что «аргументация» мэрии относительно того, что шествие и митинг «нарушат функционирование объектов жизнеобеспечения, транспортной и социальной инфраструктуры, создадут помехи для движения транспортных средств и пешеходов» и вообще «нарушат права граждан, не участвующих в мероприятии», находится в вопиющем противоречии с Конституцией и законодательством РФ, обязательствами РФ, вытекающими из подписанной Россией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также прецедентным решениям Еропейского суда по правам человека, обязательным для России, и вышли с предложением пяти (!) альтернативных маршрутов в центре. Кроме того, были сделаны все мыслимые и немыслимые звонки и направлены бумаги в мыслимые и немыслимые адреса (в отношении многих даже возникли жесткие споры — а не западло ли по этим адресам обращаться?) с тем, чтобы принудить мэрию к проведению переговоров, вообще-то говоря, прямо предусмотренных законом.

Ответом мэрии была отписка, краткое содержание которой сводится к одной фразе: «Мы же вас послали в Марьино? Вот и идите!». Эту хамскую бумагу мэрия адресовала тем самым 29 уважаемых нами и всем цивилизованным миром людям. Нами, миром — но не мэрией и вообще не нашей страной. Потому что эти люди точно (в отличие от всех перекрытий в связи с репетициями парадов, с проведением путингов, с безудержно-распильными «реконструкциями» улиц Москвы) нарушат функционирование, доступ и даже права. Тех, кстати, кто от них отказался добровольно и с песнями — я о пресловутых 86 процентах, если что. Потому что истинный смысл этих, к сожалению, правильных, достоверных цифр — это не доля поддерживающих власть или президента, а доля добровольно отказавшихся от ответственности. За себя, за свою страну — за нашу, между прочим, страну! И вместе с ответственностью отказавшихся от свободы.

В Марьино, само собой, никто не пойдет. Так что никакого марша не будет. Может быть, больше никогда не будет. Во всяком случае, не будет до тех пор, пока мы сами не заставим власти отступить. Как? А так: никто теперь больше просто не станет подавать никаких уведомлений, прежде чем удостоверится в том, что есть достаточное число граждан, готовых за проведение марша или митинга побороться. Не подождать результата борьбы, сидя на диване, а самим побороться. Найдется — отлично, а на нет и суда нет. Это будет просто означать, что 86% превратились почти в 100. Что никто не готов побороться за то, чтобы спасти нашу страну, стремительно летящую в пропасть полного развала и деградации. Потому что это только кажется (точнее, это только так самообманывается), что есть какие-то иные способы борьбы — нет их давным-давно. Всё, что у нас осталось — это улица. Или оставалось, а теперь и оно было, да сплыло.

И несостояшийся марш окажется маршем в никогда.

Конечно, пока «закон Яровой-Лугового» или какой похлеще еще не принят, остается шанс уехать. Бросить всё и попросту свалить.

Тоже ведь выбор.

Но даже счастливчики — не надо себя обманывать, все равно не получится! — даже счастливчики, которые успеют вскочить на подножку отбывающего в нормальные страны последнего поезда, даже эти счастливчики не смогут не бросать украдкой от самих себя взгляды обратно. И рано или поздно резанёт по сердцу: какую родную страну, какую прекрасную страну мы сами своими руками отдали наследникам вертухаев! Своими руками, своим безразличием, своей ленью, своей трусостью. Потому что отдадим, если будем ждать, что кто-то за нас все решит и сделает, а мы, благоразумные и трезвые, придем на готовое и безопасное. Или как некоторые жутко оппозиционные партии и их лидеры (кому интересно, посчитайте методом исключения), готовые в случае успеха других оказаться в первом ряду с самой большой ложкой.

P.S. Да, а что же 13 июня? А 13 июня некоторое число людей решили пройти к народному мемориалу Бориса Немцова на Немцовом мосту. Посчитав правильным ко Дню России отдать дань памяти и уважения одному из лучших ее граждан. От метро «Китай город» в 16:00 по уже хоженному однажды маршруту. Без лозунгов и транспарантов, просто с цветами. Уверяю вас, если кому-то захочется присоединиться, уж кто-кто, а мы против не будем.












  • Кирилл Рогов: Есть очень опасная перспектива, что протест «уйдёт в песок» как раз потому, что организаторы не сформировали план того, что будет дальше. 

  • Интерфакс: Мнения москвичей будут максимально учтены при разработке программы реновации жилищного фонда, заявил мэр столицы Сергей Собянин.

  • Сергей Пархоменко: «Я вне политики» значит «я боюсь», с их точки зрения. «Я вне политики» значит «я заранее согласен». «Я вне политики» значит «пожалуйста, дяденька, не бейте». Вот что такое «я вне политики». 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В Москве прошла инсценировка массовой акции
15 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье в Москве состоялся митинг против так называемого «закона о реновации», который предусматривает снос значительной части столичного жилищного фонда. (Четыре с половиной тысячи домов.) По самым приблизительным подсчетам, данная инициатива московских начальников впрямую затрагивает интересы полутора миллионов столичных жителей. Примерно каждый пятидесятый из них счел для себя необходимым 14 мая прийти на проспект Сахарова и выразить свое негативное отношение к столь масштабному градоразрушительному проекту.
Прямая речь
15 МАЯ 2017
Кирилл Рогов: Есть очень опасная перспектива, что протест «уйдёт в песок» как раз потому, что организаторы не сформировали план того, что будет дальше. 
В СМИ
15 МАЯ 2017
Интерфакс: Мнения москвичей будут максимально учтены при разработке программы реновации жилищного фонда, заявил мэр столицы Сергей Собянин.
В блогах
15 МАЯ 2017
Сергей Пархоменко: «Я вне политики» значит «я боюсь», с их точки зрения. «Я вне политики» значит «я заранее согласен». «Я вне политики» значит «пожалуйста, дяденька, не бейте». Вот что такое «я вне политики». 
Акция «Надоел»: работа над ошибками
30 АПРЕЛЯ 2017 // ОЛЕГ КОЗЛОВСКИЙ
В субботу прошла первая массовая акция движения «Открытая Россия». Ее участники планировали нести в представительства президента письма с призывом к Путину не баллотироваться на новый (уже четвертый или пятый, смотря как считать) срок. Акция была анонсирована 30 марта, вскоре после антикоррупционных протестов, организованных сторонниками Алексея Навального, поэтому сравнения напрашиваются. 26 марта на акцию вышли люди примерно в 70 городах, 29 апреля — в четырнадцати. Количество участников акции «Он вам не Димон» в крупных городах измерялось тысячами, в небольших — сотнями. На акции «Надоел» речь шла о десятках (кроме Москвы и Петербурга).
«Открытая Россия» и Навальный назначены главными врагами
28 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вакансии главных внутренних врагов России в данный момент, видимо, заполнены. Ими назначены «Открытая Россия» Михаила Ходорковского и Алексей Навальный в личном качестве. В силу существенных отличий между двумя этими вражескими объектами в войне с ними используются разные средства. Генпрокуратура 26.04.2017 признала нежелательной деятельность на территории России организации «Открытая Россия», одноименного общественного сетевого движения и Института современной России. Генеральная прокуратура сообщает, что «деятельность этих организаций направлена на инспирирование протестных выступлений и дестабилизацию внутриполитической ситуации».
Прямая речь
28 АПРЕЛЯ 2017
Алексей Макаркин: Дело не в грядущих выборах... Проблема не в выборах, а в том, что происходит сейчас и что будет потом.
В СМИ
28 АПРЕЛЯ 2017
Росбалт: Пресс-секретарь основателя движения «Открытая Россия» Михаила Ходорковского Кюлле Писпанен сообщила... что у всех находящихся в офисе изъяли средства связи, возможности связаться с ними... нет.
В блогах
28 АПРЕЛЯ 2017
Лев Рубинштейн: Для закрытой России открытая Россия, разумеется, нежелательна. Но для открытой России - в свою очередь - крайне нежелательна Россия закрытая. И эта коллизия совсем не новая.
Для мэрии Москвы закон не писан! И Конституция
27 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
6 мая 2012 года полиция и спецслужбы самым жестоким образом разогнали мирную демонстрацию в Москве. А позже появилось полностью, от первой до последней строчки сфальсифицированное уголовное дело, и многие из тех, кто пять лет назад вышел на Болотную площадь реализовать свое безусловное право на мирный уличный протест — право, описанное в Конституции, — оказались приговорены к реальным срокам заключения. Пятеро из них до сих пор лишены свободы. И уже пять лет 6 мая в память о тех событиях оппозиция выводит людей на улицы Москвы… В этом году Комитет протестных действий собрал по-настоящему большой и представительный Оргкомитет предстоящей акции.