Хозяева страны
15 февраля 2019 г.
Снова иго. Теперь — кадыровское
22 ИЮНЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Горизбирком Петербурга отказал в рассмотрении документов, поданных членами партии «Яблоко», о проведении референдума с целью выяснения мнения горожан по поводу присвоения имени Кадырова мосту через Дудергофский канал.

Ранее депутат Максим Резник попытался зачитать текст обращения по этому поводу к губернатору Полтавченко на заседании Законодательного собрания Санкт-Петербурга, но ему отключили микрофон, и данный вопрос депутаты обсуждать отказались.

Подписи под петицией протеста против присвоения мосту имени Кадырова поставили 90 тысяч жителей Петербурга. С протестом выступили режиссер Сокуров и актер Басилашвили. Есть и те, кто «за». Среди них, кроме чиновников мэрии, два известных человека. Один из них депутат Милонов, и тут можно обойтись без комментариев.

А вот позиция актера Михаила Боярского представляет интерес именно с точки зрения содержательной аргументации. Вот как он объяснил свою поддержку этой инициативы: «Пускай у нас будут любые названия, лишь бы у нас были мосты. Если женщина красивая и зовут ее Зина, Дося, Гала или Таня – мне все равно, мне нужна женщина, а не ее имя».

Из того, что было сказано в поддержку моста имени Кадырова, аргументы Боярского на сегодня выглядят наиболее содержательными. По крайней мере, Боярскому можно поверить в том, что ему неважно, как зовут его женщин. Позиция питерского начальства вызывает меньше доверия. И вот почему. Пресс-секретарь Полтавченко Андрей Кибитов, объясняя, зачем Питеру мост Кадырова, сообщил: «Санкт-Петербург – это часть России, второй город страны. А Россия помнит и чтит всех своих героев. Пытаться применить к героям формулу «он ничего не сделал для Петербурга» — это значит отрицать само существование нашего города, на протяжении почти 300 лет являвшегося столицей многонационального российского государства». Конец цитаты.

Это позиция главы Петербурга образца июня 2016 года. Чуть больше года назад, в январе 2015 года, Георгий Полтавченко отклонил предложение назвать именем Ахмата Кадырова одну из улиц Санкт-Петербурга, сопроводив свое решение следующей аргументацией: «При всем уважении к личности Ахмат-Ходжи Кадырова следует признать, что он не принимал непосредственного участия в жизни Петербурга».

Сопоставив эти две позиции, пресс-секретаря Полтавченко образца июня 2016 и самого Полтавченко образца января 2015 можно выдвинуть три гипотезы. Первую, что пресс-секретарь Кибитов обвиняет своего шефа, Полтавченко в том, что он, Полтавченко, отрицает существование Петербурга (а именно это следует из прямого сопоставления этих двух цитат), надо отбросить как совершенно фантастическую.

Вторая гипотеза – что Полтавченко год напряженно размышлял над судьбами города и страны и в результате этих тяжелых раздумий кардинально пересмотрел свои взгляды. Эту версию следует признать еще более фантастичной, нежели предыдущую. И вот почему. Георгию Сергеевичу Полтавченко 63 года. Из них 13 лет он прослужил в КГБ. Потом всякая госслужба. Заподозрить такого человека в самостоятельной смене взглядов, и вообще в наличии самостоятельных убеждений, есть крайнее легкомыслие и неуважение к органам безопасности страны.

Остается последняя версия, единственно возможная, она же – верная. Полтавченко «попросили». Так сильно «попросили», что он стал по стойке смирно и отдал бы честь, если бы она у него была.

ТАСС

Мост имени Кадырова не только не нужен самому Полтавченко. Он ему не нужен очень сильно. Не нужно никаких опросов и референдумов, чтобы понять, что абсолютное большинство жителей Питера – против. И делать такой подарок оппозиции аккурат перед думскими выборами, при всей фейковости этого мероприятия – сущее безумие.

Так сильно «попросить» Полтавченко, чтобы тот засунул себе за пазуху такого ежа, мог только один человек. И неважно, сделал он это сам или так же сильно «попросил» своего данника Путина.

Кадыровское иго, как, впрочем, и аутентичное ордынское, имеет множество проявлений. Орда имела с Руси 14 видов тягостей материальных и множество символических. Материальные были не так, чтобы «ужас-ужас-ужас»: полгривны с сохи, плюс торговый сбор «тамга», плюс всякая мелочь. Россия заплатила Кадырову за последние годы в виде дани всего 539 миллиардов рублей. Для Чечни немало, хватает и на самые большие фонтаны, и на самые высокие мечети, и на то, чтобы большинство подданных Кадырова не работали (в Чечне лишь 16% граждан платят налоги). А для России эта дань не так уж велика: свои куда больше украдут.



Намного серьезнее дань символическая. В Европе признание вассальной зависимости – оммаж – выражалась в преклонении на одно колено. Герой России, святой РПЦ Александр Невский, как пишет Ключевский, «должен был на животе ползти к ханскому престолу, выпрашивая ярлык на княжение». Хан Кадыров своих вассалов на пузе ползать пока не заставляет, но в остальном символическую дань Россия ему платит сполна. Кадыров полностью завоевал информационное пространство России: он самый популярный блоггер страны. Обидчики Кадырова либо униженно извиняются, либо погибают. Улица имени папеньки в Москве – пожалуйста. Мост в Питере – да с нашим удовольствием.

Противники этой дивной инициативы решили напомнить, чьим именем называют это сооружение, и вывесили цитату Кадырова, где он призывает каждого чеченца убить столько русских, сколько сможет. Прокуратура сначала возбудилась по 280-й статье, а потом вдруг вспомнила, кто автор, и сразу успокоилась. Этот экстремизм – чей надо экстремизм!

После того как Медведев напугал всех, что денег нет, Центробанк ответил планами выпуска новых купюр достоинством 200 и 2000 рублей. Кадыров тут же потребовал, чтобы на них был изображен Грозный. Потому что «в нем царят духовность и культура». Денежная система Орды включала в себя в том числе серебряные монеты, «денга», и медные, «пуло». Есть смысл, дабы не умножать сущности и припасть к истокам, назвать купюру в 200 рублей – «пуло», а 2000 – «денга». Скрепность страны точно повысится. А вы говорите «русский мир»!

 



Фото: 1. Russia Chechnya. Tsentoroi. 16.04.2016. Musa Sadulayev/AP/TASS

2. Россия. Санкт-Петербург. 31 мая 2016. Мост через Дудергофский канал в Красносельском районе. Топонимическая комиссия Санкт-Петербурга проголосовала за присвоение мосту имени первого президента Чеченской республики Ахмата Кадырова. Фото из архива. Сергей Коньков/ТАСС
3. Россия. Грозный. 23 мая 2016. Вид на мечеть "Сердце Чечни" имени Ахмата Кадырова и деловой квартал "Грозный-сити". Валерий Матыцин/ТАСС












  • Максим Блант: Только за счёт одного конкретного большого проекта, запуска завода по производству сжиженного газа на Ямале, произошёл такой пересчёт. 

  • Ведомости: ...есть данные компаний, данные по спросу населения, которые говорят о том, что ситуация в экономике остается сложной и нет никакого роста на 2,3%, которые показал Росстат.

  • Коган Евгений: Поменяли руководство Росстата и сразу «жизнь стала лучше, жить стало веселее». Вот, оказывается, кто был главный вредитель! Вовремя разобрались, сместили. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Не надо считать точно. Надо считать правильно
5 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вряд ли кто-то здравый станет утверждать, что статистика – бесполезная наука. Она позволяет жителям Земли не просто составлять мнение о картине окружающего мира, но и дает возможность как отдельным индивидуумам, там и целым народам выстраивать эффективные стратегии развития, добиваться прогресса. В то же время мы прекрасно знаем, что определенные специфические особенности этой научной дисциплины предоставляют закрытым политическим конструкциям возможность использовать статистику в собственных конъюнктурных целях.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2019
Максим Блант: Только за счёт одного конкретного большого проекта, запуска завода по производству сжиженного газа на Ямале, произошёл такой пересчёт. 
В СМИ
5 ФЕВРАЛЯ 2019
Ведомости: ...есть данные компаний, данные по спросу населения, которые говорят о том, что ситуация в экономике остается сложной и нет никакого роста на 2,3%, которые показал Росстат.
В блогах
5 ФЕВРАЛЯ 2019
Коган Евгений: Поменяли руководство Росстата и сразу «жизнь стала лучше, жить стало веселее». Вот, оказывается, кто был главный вредитель! Вовремя разобрались, сместили. 
Преступления и наказания в путинской России
1 ФЕВРАЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
У матери троих детей Анастасии Шевченко в больнице умерла дочь. Диагноз — обструктивный бронхит. Это болезнь, при которой важно вовремя обратиться к врачу. Возможно, если бы Анастасия Шевченко была рядом с дочерью, девочка осталась жива. Но матери рядом не было, потому что в то время, когда она должна была спасать дочь, ее допрашивал следователь в связи с такими преступлениями, как «демонстрация символики “Открытой России” с целью дискредитации органов исполнительной власти», «организация лекций и семинаров» и тому подобные злодеяния. Расследованием преступлений Анастасии Шевченко занимаются 4 (четыре) следователя под руководством генерала.
Прямая речь
1 ФЕВРАЛЯ 2019
Андрей Колесников: Сравнивать клан Арашуковых и Пригожина нельзя. Арашуковы — это люди, которые влияли на разные процессы скорее регионального уровня.
В СМИ
1 ФЕВРАЛЯ 2019
Коммерсант: Басманный суд арестовал сенатора от Карачаево-Черкессии Рауфа Арашукова на два месяца, до 30 марта...
В блогах
1 ФЕВРАЛЯ 2019
Рыклин Александр: Пригожин - какой-то просто сказочный персонаж... Поразительное совмещение родов деятельности? С утра он занимается информационными войнами, а к обеду - комплексные обеды развозит...
Сенаторы в законе
31 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
30 января Генпрокуратура, Следственный комитет и ФСБ поставили замечательный триллер, посмотрев который американские оскароносцы должны были застонать от зависти. Руководили Генпрокуратуры и Следственного комитета прибыли в Совет Федерации, верхнюю, простите за выражение, палату Федерального собрания. Там на закрытом заседании они сообщили, что сенатора Рауфа  Арашукова от Карачаево-Черкессии считают заказчиком убийств лидера местного молодежного движения «Адыге-Хасэ» Аслана Жукова и кандидата в президенты республики Фраля Шебзухова. 
Прямая речь
31 ЯНВАРЯ 2019
Николай Сванидзе: Он ведь не сам стал депутатом, министром и потом сенатором. Кто-то его назначал и выбирал, кто-то за ним стоял. А теперь, видимо, уже не стоит.