Медиафрения
26 июля 2017 г.
Медиафрения. Крестный отец
22 НОЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Ну вот наконец все и открылось. Сошелся главный пасьянс. Открылась тайная спасительная пружина, которую История в сотрудничестве с Провидением 64 года назад вставили в Россию. Оказывается, в 1952 году, за год до смерти Сталина (тут не может быть случайных совпадений!), отец нынешнего патриарха, Михаил Гундяев, крестил нынешнего президента Владимира Путина.

Эту священную тайну долго скрывали от мира. Вероятно, чтобы не спугнуть удачу. Теперь, когда удача выросла и сама кого хочешь испугает, Путин решил раскрыть тайну. И сделал это открытие в фильме «Патриарх», который показали по главному государственному каналу страны в прайм-тайм воскресенья 20.11.16. Ради такого события Соловьев раздвинул свой «Воскресный вечер» и впустил кино в середину передачи. Фильм был приурочен к 70-летию Гундяева, но фактически провозгласил православие государственной религией России, отменив тем самым 14-ю статью Конституции. Одновременно панегирические статьи с дифирамбами Гундяеву и РПЦ вышли в ведущих российских СМИ — «Российской газете», «Комсомолке», РИА Новостях и ТАСС.

Фильм «Патриарх» выполнен в жанре жития. Автор фильма, Саида Медведева, явно проштудировала все Четьи-минеи и соблюла все агиографические каноны. Рождение от благочестивых родителей, с младых ногтей проявленная тяга к праведной жизни и, конечно, непременный атрибут — чудеса.

За неимением документально зафиксированных чудес публике предъявили чудо в виде истории, рассказанной девочкой Милой и ее родителями. Девочка из детского дома написала письмо патриарху с просьбой, чтобы ее кто-нибудь оттуда забрал. И вот произошло чудо — ее удочерили! И Мила, и ее счастливые родители убеждены, что это могло произойти только благодаря молитве Гундяева. Видимо, им самим такое в голову прийти не могло.

По агиографическим канонам в житии желательно описать какое-нибудь мученичество. С этим в биографии Гундяева был явный дефицит. Но когда наших сказочников останавливало отсутствие нужных фактов? И вот в качестве мученичества за веру представлен перевод Гундяева с должности ректора Ленинградской духовной академии на должность архиепископа Смоленского и Вяземского. Как объясняется в фильме, этот зигзаг в стремительной карьере Гундяева произошел в результате происков КГБ.

В фильме-житии Владимира Гундяева много говорится о том, что он смог в 70-е – 80-е годы вывести отношения с властью на принципиально другой уровень, добиться того, чтобы власть с ним вступала в диалог, прислушивалась. Правда, ни слова о том, какими методами удалось создать такое чудо взаимопонимания священников с безбожными коммунистами. Возможно, секрет станет менее загадочным, если будет поставлена точка в дискуссии о том, являются ли агент «Михайлов» и Владимир Михайлович Гундяев одним человеком, как утверждают многие журналисты, правозащитники и священники, или все-таки нет.

Союз двух Владимиров, Путина и Гундяева, красной нитью проходит через весь фильм. Этот союз, по замыслу авторов фильма, позволяет России выступать оплотом добра в охваченном всяческими ужасами безбожия и аморальности мире. Главное зло, как заявляет Гундяев, это то, что людям предоставили выбор ценностей, и выбор этот связали со свободой человека. При слове «свобода» лицо Гундяева всегда несколько искажается, как будто ему хочется поскорее выплюнуть это слово. Короче, Европа, как и весь Запад, — во мгле. Кругом разврат, геи и наркота. А протестанты, вот ужас-то, докатились до того, что поднимают тему «женского священства»!

В фильм не вошла тема борьбы Гундяева с абортами, которые он приравнял к алкоголизму и наркомании. Не вошла гундяевская травля защитников парка «Торфянка», которых патриарх назвал «сектантами» и «неоязычниками» за то, что они отстаивают свое право гулять на свежем воздухе с детьми и собаками, а РПЦ собирается поставить в парке церковь. Но это все действительно мелочи. Главное, что в России наконец восторжествовала византийская идея полной симфонии власти и церкви. И символизирует эту симфонию квартет четырех Владимиров, один из которых лежит на Красной площади, второй стоит на Боровицкой, третий наезжает в свой офис в Кремле, а кабинет четвертого расположился в Чистом переулке. И такой от этого квартета дух по всей стране — хоть святых выноси! Если таковые еще остались…



«Реформы Гайдара в два раза хуже войны с Гитлером!»

Мифотворчество — жанр довольно строго регламентированный. Мир должен быть разделен на сакральную и профанную части. Слепили сакральный миф в фильме «Патриарх» — тут же надо восстановить утраченную симметрию и создать профанный миф, то есть наговорить про кого-нибудь столько же гадостей, сколько благостей только что наговорили про Гундяева.

Объектов для охаивания у российского ТВ множество, но наиболее подходящим в минувшее воскресенье 20.11.16 оказался экономический либерализм, а персонально Егор Гайдар. Поскольку в этом году исполнилось 25 лет реформам, которые обычно называют его именем.

Основная идея гостей «Воскресного вечера» Владимира Соловьева была в том, чтобы вывести все проблемы сегодняшней России из этого события 25-летней давности — из реформ Гайдара. На это были брошены ударные силы в составе депутата Пушкова, писателя-сталиниста Старикова, а также режиссеров Шахназарова и Кургиняна.

Депутат Пушков путем несложных вычислений установил, что Гайдар для России был ровно в два раза хуже, чем Гитлер для СССР. Эта поразительная точность в количественном сравнении таких разных исторических фигур была депутатом Пушковым достигнута так. Пушков вычислил, что за годы ВОВ СССР потерял 24% ВВП, а в 90-е — 48%. Можете сами проверить и убедиться: делим 48 на 24 и сколько будет? Правильно, два! Вот ровно в два раза Гайдар хуже Гитлера. Можно, конечно, посчитать, сколько раз соврал сам депутат Пушков, пока производил вслух свои вычисления. Если учесть, что государственная комиссия установила, что СССР потерял за годы войны треть своего национального богатства, производство продукции сельского хозяйства упало в два раза, а промышленность, несмотря на то, что упала не так сильно, как сельское хозяйство, работала исключительно на войну, поэтому людям от того ВВП было мало радости.

В доказательство того, что реформы Гайдара были ужасными, депутат Пушков продемонстрировал книгу на английском языке под названием «Трагедия либеральных реформ». «700 страниц трагедии!» — воскликнул депутат Пушков, потрясая изделием британской полиграфии. И обратился к народу: «Надо у нас такое издать!». «Не дадут! — горестно обронил Соловьев. — Либералам не нужна правда…».

Стало немного страшно за отчаянно смелого Соловьева, который вот уже больше 10 лет выходит в эфир со своими программами в условиях кровавой либеральной диктатуры и не боится говорить правду о либералах, которые захватили страну да так и не отдают ее. Да и за Путина, который вот уже 17 лет президентствует в захваченной либералами стране. И за отважных единороссов, имеющих 100% в парламенте и вынужденных страдать под игом либералов.

По законам драматургии в триллере должен быть злодей. Поскольку главный злодей, а именно Егор Тимурович Гайдар, в студию по уважительным причинам явиться не смог, то его заменили двумя злодеями чуть меньшего масштаба. Один из них — постоянный либерал по вызову Сергей Станкевич — должен был ответить за реформы Гайдара. Второй — эксперт Горбачев-Фонда Виктор Кувалдин, — естественно, был назначен ответчиком по «делу о реформах Горбачева».

Позиция обоих либералов осложнялась тем, что каждый из них вынужден был отбиваться не только от значительно превосходящих в живой силе антилибералов, но и друг от друга. Горбачевец Кувалдин нападал на гайдаровца Станкевича за то, что реформаторы выбрали худший вариант выхода страны из исторического тупика, а гайдаровец Станкевич обвинял команду Горбачева в том, что они в этот тупик страну завели.

После чего слово взял востоковед Сатановский и сказал, что ему все одинаково противны, но «из общей вежливости их не надо расстреливать». После чего сообщил, что «все виноваты», но главное, что нам надо перестать носиться со словом «демократия».

Эта идея была особенно близка писателю-сталинисту Старикову, который сообщил, что во всем виноват экономический либерализм и нам надо непременно отказаться от приватизации.

В целом трибунал над либералами в студии «России 1» прошел скучно, как-то без огонька. Станкевича с Кувалдиным даже не расстреляли…



«Факел — тушить, Меркель — гнать!»

Суд над либеральной демократией у Соловьева продолжается всегда, с небольшими перерывами на рекламу или, как в последнем случае, с перерывом на описание жития Гундяева, в ходе которого, впрочем, либеральную демократию также осудили, но уже с высших иерархических позиций.

По убеждению депутата Никонова, действия Обамы сейчас — это арьергардные бои либеральной демократии. Но, уходя, Обама передал факел либерализма и борьбы с Россией (в головах Никонова и Ко это одно и то же) Ангеле Меркель.

Образ Меркель с факелом очень понравился Соловьеву, и он всю передачу с этим образом носился, постоянно кривлялся и всячески обыгрывал, как все европейские лидеры собираются, а тут вдруг Меркель с факелом. И все кричат: «Пожар! Пожар!». При этом Соловьев пытался придуманные им самим сцены изображать в лицах и сам над своим кривляньем громко смеялся.

Отсмеявшись, он задал вопрос Сатановскому, что нам с этим делать. «Факел — тушить, Меркель — гнать», — строго сказал востоковед Сатановский и добавил, что Украина в ближайшее время «доразвалится». Соловьев тут же на лету подхватил идею востоковеда Сатановского и радостно закричал, что санкции будут отменены в результате переформатирования ситуации в Украине, когда там скажут, что не нужны им никакие Минские соглашения.

По счастью, возможности востоковеда Сатановского «гнать Меркель» примерно такие же, как и возможности Соловьева «переформатировать Украину». Но по отношению к представителям Запада, находящимся в студии, у Соловьева и его своры есть ощутимые ресурсы давления. В этот раз жертвами такого давления зачем-то согласились стать два депутата Европарламента: Яна Тоом от Эстонии и Андрей Мамыкин от Латвии.

Яну Тоом все хором уговаривали хоть куда-нибудь вступить — хоть в ШОС, хоть в Таможенный союз. Каждый из соблазнителей приводил свои резоны. Пушков говорил, что если Яна Игоревна вступит в ШОС, то ее шпроты будут есть в Исламабаде. Соловьев, похотливо ухмыляясь, убеждал, что никто не посягает на их суверенитет, просто будем вместе развиваться и дружить. Все это напоминало сюжет, когда компания пожилых гуляк преследует девушку и уговаривают ее сесть к ним в автомобиль, убеждая, что они просто покатаются.

Востоковед Сатановский предпочитал не соблазнять и не уговаривать, а делать ставку на силу. Стоило кому-то из депутатов Европарламента заикнуться о создании европейской армии, востоковед Сатановский принимался глумиться.

«Зачем вам армия?» — тяжелым взглядом упершись в депутата Яну Тоом, допрашивал востоковед Сатановский. «Чтобы себя защищать», — робко ответила депутат Европарламента. И задала уточняющий вопрос: «А вы планируете налет на нас?». «Если бы я планировал налет, то десять московских таксистов взяли бы министерство обороны Латвии», — ответил воинственный востоковед. Очевидно, углубленные знания Востока мешали ему различать такие мелочи, как Эстония и Латвия.

Итоги обсуждения скорой кончины мировой либеральной демократии подвел депутат Никонов, который сообщил, что ему нравится сидеть на берегу реки и ждать, когда мимо него проплывет труп врага.

Степень адекватности представлений о мире участников российских политических ток-шоу и характер их обсуждений все больше напоминают дискуссии маразматических старичков в «Золотом теленке». Ильф и Петров назвали их «пикейными жилетами». Минули десятилетия, характер дискуссии изменился мало, но материал жилетов стал другим. Они стали ватными.


Фото: Россия. Москва. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и президент РФ Владимир Путин (слева направо)  в храме Христа Спасителя. АР/ТАСС














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. «Психиатра в студию!»
25 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Из России убегает «Сименс». Если выделить главную причину бегства германского концерна, то он бежит от путинской лжи. В прошлом году российский президент обещал Зигмару Габриэлю, который тогда служил министром экономики и энергетики ФРГ, что газовых турбин «Сименс» в Крыму не будет. Наврал, как обычно. Турбины немецкого концерна в Крыму обнаружились. Теперь «Сименс» бежит из России. Зато в России остается депутат Ирина Яровая, закон имени которой по минимальной оценке должен обойтись российской экономике в 33 млрд долларов. Но тут выяснилось, что это еще не все. Поскольку Яровой очень любопытно потискать ручками и поглядеть глазками на персональные данные не только граждан России, но и граждан ЕС, то в этой части ее желание вошло в противоречие с законодательством данного Союза. 
Медиафрения. История — продажная девка русофобии
18 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Рамзан Кадыров в своем интервью каналуHBORealSportsвышел за пределы главной темы, а именно, боев без правил, и дал глубокий геополитический анализ современности. Про то, что в Чечне не бывает геев, а есть только шайтаны, было ожидаемо и рутинно. Намного более бодряще звучали заявления, что «Америка не такое сильное государство, чтобы Россия считала его своим врагом», и уверение, мол, если что, «мы весь мир раком поставим». Можно, конечно, списать это на пустое бахвальство одуревшего от безнаказанности местного диктатора. Но с учетом того, что данный персонаж занимает по сути второе место в табели о рангах нынешней российской империи, имеет лично преданную ему автономную армию и залит кровью по самую макушку, в мире эротические фантазии главы Чечни сочли разумным принять к сведению.
Медиафрения. Трампозависимость
11 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Макс Вебер насчитывал три типа легитимности политической власти: традиция, харизма и демократические правовые процедуры. В путинской России после G20 в Гамбурге добавился четвертый: признание со стороны Дональда Трампа. «Господин назначил меня любимой женой!» — радостно кричала освобожденная женщина Востока Гюльчатай. «Трамп признал Путина ровней и говорил с ним 2 часа 16 минут!» — уже третьи сутки бьются в пароксизме счастья государственные СМИ суверенной России. «Путин с Трампом делили мир, как Сталин с Рузвельтом и Черчиллем в Ялте 1945-го», — захлебываются «политологи». Михаил Горбачев сообщил прессе, что встреча Путина с Трампом напомнила ему его встречу с Рейганом, и выразил надежду, что последствия будут похожими…
Медиафрения. Русское народное двоемыслие в условиях путинизма
4 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе самое яркое и значимое медийное событие вновь было в жанре интервью. До этого российский официоз и «примкнувший к нему Кашин» восхищались большой «журналистской удачей» провокатора, который пытался взять интервью у Светланы Алексиевич и после того, как Нобелевский лауреат, прервав беседу, запретила его печатать, опубликовал интервью вопреки воле собеседницы в агентстве «Регнум», да еще и «отредактировал» ее ответы. В отличие от провокации в «Регнуме», которой так восхищались федеральные телеканалы, «Новая газета» силами своего спецкора Павла Каныгина сделала очень важную журналистскую работу, опубликовав интервью со Светланой Агеевой, матерью ефрейтора Агеева, попавшего в плен в Луганской области...
Медиафрения. «Нобелевка докатилась!», или «Киселев в шерсти»
27 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Чтобы оценить масштаб преступления, которое совершил путинский телевизор по отношению к мозгам россиян, надо посмотреть на рейтинг выдающихся личностей, который в очередной раз измерил и опубликовал Левада-центр. Вот первая пятерка тех, кто, по мнению россиян, является самым выдающимся человеком в мировой истории: 1.Сталин – 38%; 2-3. Путин и Пушкин – по 34%; 4. Ленин – 32%; 5. Петр Первый – 29%. Два существенных дополнения. Из первой двадцатки выдающихся людей только двое иностранцев: Эйнштейн и Ньютон, и те в самом конце списка на предпоследнем месте с 7% голосов. То есть в восприятии россиян исторический процесс происходил исключительно в России, за ее пределами было мало персонажей, заслуживающих внимания. Подобным искажением исторического сознания страдают не только россияне, те же американцы склонны отождествлять прогресс в науке и технике с США, но у них для этого все-таки побольше оснований.
Медиафрения. Запад во мгле
20 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про хорошее. В результате протестной акции 12 июня оппозиции удалось пробить еще одну брешь в броне официоза. Снято табу на упоминание имен оппозиционеров в главных информационно-аналитических программах. До этого лидеры протеста появлялись только в специальных изделиях, изготовленных в мрачных, пропахших кровью подвалах НТВ, в которых эти лидеры изображались либо с гитлеровскими усиками, либо без одежды. И вот теперь в главном путинском официозе, в программе «Вести недели» от 18.06.2017, Дмитрий Киселев, хоть и скривив губы от отвращения, но все же произносит имя Навального, а также цитирует «скандально известного профессора Зубова» и вспоминает сидящего в тюрьме «революционера Удальцова». Навальному удалось навязать свою повестку путинскому официозу. И это хорошая новость.
Медиафрения. Кто в российской журналистике «вон из профессии»?
6 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обещал в начале каждого обзора сообщать о хороших новостях, но в этот раз обещание придется нарушить. Просто потому, что сегодня главная новость в сфере медиа — то, что закрылся журналTheNewTimes. И это очень плохая новость. 10 лет продолжался эксперимент по выживанию качественного журнала в условиях, в принципе не пригодных для существования качественной прессы. Россия стала не местом для качественной прессы не только потому, что здесь цензура, хотя и поэтому тоже. И не только потому, что в России нет нормального рынка рекламы и рекламодатель боится давать рекламу в СМИ, которые критикуют власть. Хотя и поэтому тоже. И не только потому, что фактически исчезли все каналы распространения прессы. Хотя и поэтому тоже.
Медиафрения. Дивизии русской культуры на марше
30 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минувшая неделя стала для России и ее обитателей торжеством высокой духовности. Тому свидетельство — многотысячная очередь из россиян, выстроившихся с целью припасть губами к стеклу, за которым расположена кость Николая Угодника. А после того, как к кости героически приложился Путин (я написал «героически», поскольку Киселев в «Вестях недели» назвал сюжет с демонстрацией этого подвига президента «силой духа»), в России случились одновременно соборность и симфония власти и РПЦ, к которой был бы рад присоединиться и народ, но его участие в симфонии церкви и государства данный принцип православия не предусматривает. Хотя народ очень даже «за».
Медиафрения. Мощами по дьяволу
23 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе 22.05.2017 начались парламентские слушания «О молодежной политике РФ». Среди выступавших многим было за 70, хотя были и те, кому чуть перевалило за 60. Зюганов подошел к молодежи как к отрасли народного хозяйства и поставил задачу: добиться, чтобы каждая семья давала поголовья не менее трех детей. Ж. узнал, что молодежь мучается от того, что хочет встречаться с депутатами, а руководство вузов препятствует. Сергей Миронов разоблачил «зарубежные фабрики мысли», которые сидят в социальных сетях и искушают. Петр Толстой выяснил, что молодежь «хочет идеи для великой России» и призвал избавить молодежь от культа денег. Очень ярко выступила губернатор Светлана Орлова, которая велела относиться к молодежи как к партнерам. «Вот пятиклассник идет — он партнер. И вы с ним идите», — потребовала от присутствующих губернатор Орлова.
Медиафрения. «35 тысяч одних курьеров…»
16 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так, надо же сначала про хорошее написать… Вот, нашел! На встрече Владимира Путина с Милошем Земаном, которая произошла в Китае во время форума «Один пояс — один путь», президенты двух стран обменялись мнениями по вопросу информационной политики. Президент Чешской Республики рассказал о своем взгляде на проблемы прессы в современном мире: «Здесь слишком много журналистов, надо бы их ликвидировать». Президент России не вполне согласился с доктриной окончательного решения журналистского вопроса и мягко возразил своему европейскому коллеге, мол, ликвидировать всех не обязательно. «Сократить — можно», — предложил компромиссный вариант Владимир Путин.