В оппозиции
29 марта 2017 г.
Итоги недели. Телефоны довоенной поры

Вьюга листья на крыльцо намела,
Глупый ворон прилетел под окно
И выкаркивает мне номера
Телефонов, что умолкли давно.

                          А.Галич. Номера

Так уж получилось, что на начало недели выпало две премьеры фильмов о близких людях. Моих друзьях, чьи телефоны по-прежнему забиты в мобильник и стереть которые рука не поднимается. В понедельник в Сахаровском центре фильм Володи Кара-Мурзы (мл.) о Борисе Немцове, в среду — на «Артдокфесте» в «Октябре» фильм Ксении и Кирилла Сахарновых о Наташе Горбаневской. 



Два очень разных фильма об очень разных и очень похожих людях. Разных — понятно почему. Похожих — да в общем, тоже понятно. Потому что не вписывались в уготованные им роли и типажи. О двух свободных людях в не очень свободной жизни. О двух «не-героях», потому что они не совершали подвигов, а просто жили так, как не жить не могли, и как другие не могут жить. 




Из меня никакой кинокритик — я мало что понимаю в кино. Чуть больше понимаю в людях. И эти фильмы были о них, о тех, кого я знал и любил, а не о ком-то, мне неизвестном. Думаю, у всех так же. А уже поэтому это хорошие фильмы. Немного «любительские» — ну, нет в них того стального звона суперпрофессионализма, как в документальных лентах Ленни Риффеншталь. Но, может, и не нужно: и Борис, и Наташа ничего не имели общего с орднунгом —- они, каждый по-своему, ему противостояли. Самим своим существованием противостояли, потому что дышали в свой собственный такт и не умели ходить в ногу. Зато умели улыбаться по-детски открыто и беззащитно. Наверное, поэтому несвободная жизнь с ними ничего не сумела поделать: как их возьмешь, когда они в твою игру не играют — у них своя игра, лишь какой-то гранью связанная с обыденным. Наверное, поэтому они так плотно, так накрепко вросли в эту жизнь, став ее становым хребтом, что не очень  умели считаться с ней —гамбургский счёт важнее.




Я смотрел эти фильмы и ловил себя на ощущении, что вот-вот дернется, дрогнет телефон – и на мою эсэмэку о том, что мы тоже собираемся выйти на Красную площадь «За вашу и нашу свободу» ровно в полдень, Наташа снова ответит просто: «Во сколько за мной заедешь?».

Или вот прямо сейчас Борис рассмеется, как только он умел смеяться. 

Я думаю, все ждали.  А он так и не рассмеялся.

Но печально из ночной темноты,
Как надежда,
И упрёк,
И итог:
- Пять-тринадцать-сорок три, это ты?
Ровно в восемь приходи на каток!


Фото: скриншот трейлеров к фильмам.












  • Андрей Колесников: Мы сейчас находимся в точке неустойчивого равновесия и непонимания со стороны власти, как относится к случившемуся.

  • «Независимая газета»: Удастся ли оставить молодежь в политике надолго, пока никто из них не знает, но властям уже указано на опасность плохих отношений с подрастающим поколением.

     

  • Andrei Desnitsky: В России выросло поколение не рабов. Тех, кто родился после исхода из Египта и не тоскует о его котлах. Они не лучше, они просто другие. Будущее за ними.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Позволенный протест
28 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Честно сказать, я очень не хотел писать этот текст. Прежде всего, из-за того, что находился 26 февраля далеко от российской столицы. Однако уже двое суток продолжающийся восторг по поводу состоявшейся в Москве акции неповиновения заставляет сделать это. Итак, произошедшее имело два признака, отличающих это событие от того, что имело место ранее. Во-первых, массовая акция протеста впервые, спустя многие годы, прошла без всякого разрешения властей и, более того, вопреки их запрещениям. Во-вторых, участвовало огромное количество молодежи, что решительным образом меняет весь «бэкграунд» протестных акций.
Прямая речь
28 МАРТА 2017
Андрей Колесников: Мы сейчас находимся в точке неустойчивого равновесия и непонимания со стороны власти, как относится к случившемуся.
В СМИ
28 МАРТА 2017
«Независимая газета»: Удастся ли оставить молодежь в политике надолго, пока никто из них не знает, но властям уже указано на опасность плохих отношений с подрастающим поколением.  
В блогах
28 МАРТА 2017
Andrei Desnitsky: В России выросло поколение не рабов. Тех, кто родился после исхода из Египта и не тоскует о его котлах. Они не лучше, они просто другие. Будущее за ними.
26 марта в России закончилась эра «согласованного протеста»
27 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«ОВД-Инфо», издание, которое лучше всех мониторит репрессии российских властей во время оппозиционных акций, подсчитало, что на воскресной демонстрации в Москве было задержано более 1000 человек. Полиция задействовала чуть ли не все свои столичные отделы — демонстрантов привозили даже в такие подразделения, где их раньше никогда не видели. По разным оценкам, в акции приняло участие около 30 тысяч человек. Число для Москвы совсем не рекордное, если бы не одно существенное обстоятельство — воскресная демонстрация на Тверской не была согласована московской мэрией. Сам организатор и вдохновитель мероприятия Алексей Навальный оказался задержан в первые минуты своего появления в центре города.
Прямая речь
27 МАРТА 2017
Дмитрий Орешкин: Навальный является единственным настоящим политиком среди всех остальных оппозиционеров, и это одновременно и его основное достижение, и его основная проблема.
В СМИ
27 МАРТА 2017
ОВД-Инфо: На данный момент еще не все задержанные отпущены из ОВД: как минимум 120 человек по прежнему остаются в отделениях.
В блогах
27 МАРТА 2017
Cherkasov Alexander: БОЛЬШЕ ЗАДЕРЖАННЫХ ЗА ДЕНЬ В МОСКВЕ БЫЛО ЛИШЬ ОДНАЖДЫ: 4 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА
Итоги недели. Накануне марша
24 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Нет никаких сомнений в том, что главным событием уходящей недели станет (стал) антикоррупционный марш, который назначен на 14.00, воскресенье, 26 марта. Заявку в мэрию в установленные законом сроки подал Алексей Навальный. Однако ответа (опять же в установленные законом сроки) он не получил, и вполне правомерно, опираясь на трактовку данной ситуации Конституционным судом, объявил, что акцию 26 марта считает согласованной. Спустя несколько дней мэрия проснулась и предложила «альтернативный» маршрут: отправила намеревающихся демонстрировать против коррупции в высшем эшелоне российской власти по известному адресу — в Марьино.
О красной кнопке, этике стоиков и толкователях Навального
10 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе центр оппозиционной политики переместился в Уфу. Именно там 4 марта произошло событие, до глубины души потрясшее многих демократических активистов, журналистов и некоторых писателей. Результатом этого события стало обрушение репутации одного из немногих сохранившихся в России независимых СМИ и бурная полемика в социальных сетях. Итак, Уфа, 4.03.2017, утро, 9 часов 28 минут. Извините, но тут такое дело, важна каждая минута и каждое слово, а также его оттенки. Мы на минном поле. Тут чуть ошибся и все – нет репутации. Поскольку речь идет не о ком-нибудь, а об Алексее Навальном. Именно он в указанном месте в указанное время дал интервью «Эху Москвы в Уфе». Землетрясение началось на 30-й минуте...