Итоги года
29 июня 2017 г.
Итоги года. Двойная жизнь
1 ЯНВАРЯ 2017, АНТОН ОРЕХЪ

ТАСС

Начну издалека. Осенью еще 2015 года у меня дома сгорел старый телевизор. По некоторым причинам он был мне особенно дорог, хотя я смотрел по нему только спорт. Но после того как телек сгорел, я вдруг вздохнул с облегчением. Как будто отключил себя от какого-то нехорошего источника. И жил так некоторое время, пока коллеги из «Открытой России» не попросили меня раз в неделю посматривать на перлы нашей телепропаганды.

И я, перекрестившись, вооружившись оберегами и повязав на руку красную нить, начал раз в неделю смотреть Киселева, Соловьева, Пушкова, Зейналову… Уфф! Коллега Яковенко не даст соврать – за такую работенку надо молоко давать и печенье.

И вот весь год я смотрел то в телевизор, то в окно. И обнаружил некоторую проблему с подведением итогов года. А какие, собственно, это итоги? Ведь у тех, кто смотрит напропалую телевизор, и у тех, кто бежит от него, как от чумы, и итоги разные и год неодинаковый. И это важная примета нашего времени. Если прежде я был уверен в том, что имеющий глаза и хоть какие-то мозги человек не может, как баран, верить всему, что ему запихивают в башку – просто потому, что его глаза говорят ему другое, то теперь я знаю, что человеческие массы готовы верить пропаганде больше, чем самим себе.

Чем жили обычные россияне в этот год? Они жили Сирией! Они переживали за Алеппо, как в прошлом году переживали за Донбасс. С Сирии новости начинались, ею продолжались и часто ею же заканчивались. Про Сирию говорили в метро и в очередях. Заместительная терапия давала удивительные результаты. Люди перестали думать и говорить о собственной стране и ее проблемах. Перестали интересоваться своей жизнью и зажили жизнью какого-то далекого, непонятного народа.

В принципе нечто подобное было и прежде, когда мы лили слезы из-за ЛНР и ДНР. Но там-то хотя бы был «Русский мир», был Крым! А в Сирии мы переживали вообще непонятно за что и за кого. Ежедневно нам докладывали об уничтожении тысяч и тысяч боевиков-террористов, а война не кончалась, и ничего на этой войне особенно не менялось.

Дали концерт в Пальмире, и всех за концерт наградили как солдат, а потом Пальмиру спокойно отбили у нас обратно. Но мы готовили уже новый концерт – в Алеппо, который не состоялся по известным всем трагическим причинам. И наши потери на сирийской войне вообще-то уже довольно велики. И тяжелы морально. Потому что и гибель посла, и гибель ансамбля, и гибель Елизаветы Глинки – это больше, чем арифметические единицы смерти.

Другой большой темой года была Америка. И в этой теме вылезли все наши комплексы и страхи. Провозглашая себя державой не менее великой, мы с болезненным любопытством следили за выборами в Штатах, словно наша судьба зависела от них не меньше, чем судьба американцев. Да не просто не меньше, а словно бы даже больше! Мы уверовали в то, что на этих выборах есть плохой кандидат, точнее, кандидатка, и кандидат хороший — наш, Дональд. И когда он выиграл, стали так унизительно ликовать, что сразу стало понятно, какая держава сверх-, а какая так, промежду прочим. Маршрутки, на которых раньше рисовали обамачмо, стали бесплатно возить тех, кто с портретом Трампа.

Наши собственные выборы в нашу собственную Думу не удостоились и десятой доли того внимания, какое получили выборы в США. И когда после объявления их итогов на Первом канале устроили телемарафон, восемь, кажется, часов подряд обсуждая победу Трампа в прямом эфире, я ощутил себя гражданином банановой республики.

По итогам года народ уверен в том, что в мире все повернулось в нашу пользу. Что в Штатах победил друг Путина, что Европа дышит на ладан, что ближайшие выборы на континенте приведут к триумфу пророссийских лидеров, что санкции вот-вот отменят, что нефть обратно подорожает и все будет как прежде и даже лучше.

Про Украину при этом не то чтобы забыли, но говорили намного реже, чем раньше. Проект Донбасса потихоньку сворачивается, тем более что Сирия сейчас гораздо интереснее.

Вот примерно так россияне и провели этот год. Жили в России, а думали обо всем, кроме России.

Если же посмотреть на жизнь эту трезво, без помощи голубого экрана, то вспоминаются времена перед Болотной. Когда общественная жизнь утонула в какой-то рутине, апатии, унынии. Кажется, что за год вовсе не случилось ничего судьбоносного.

Невозможно сказать, по каким параметрам мы стали жить лучше или хотя бы веселее. Медицина, пенсии, культура, свобода прессы, просто свобода — везде становилось только мрачнее и удушливее. Побеждали даже не силы реакции, а какой-то абсурд во всем.

Еще больше лжи, еще больше воровства. Еще больше денег у тех, кто приближен к Телу, и еще меньше их у всех остальных.

Но чувства, что струна натянулась и вот-вот лопнет, не возникало. Народ наш терпелив сверх всякой меры. Готов смириться с бедностью, с бесправием, с тем, что ему заткнули рот – смириться вообще со всем. Мы можем затягивать пояса до тех, пока талия не исчезнет вовсе. Никакие испытания не покажутся нам тяжелыми и непреодолимыми.

Это что-то генетическое. Со времен Ивана Грозного, крепостничества, революции, Сталина. Стерпим все и еще похлопаем от радости. Неслучайно именно теперь расцвела вся эта ересь с памятниками Грозному и Сталину, с князем Владимиром и православными кликушами. Мазохизм торжествует в нас ежедневно, и я не вижу причин думать, что в 2017 году что-то изменится.

Хотя столетние параллели и напрашиваются. Но уж больно безрадостные это параллели, и перемены эти будут не из тех, которых ждешь с восторгом.












  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.