Итоги года
21 января 2018 г.
Спецслужбы: итоги 2016

ТАСС

Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании.

На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются.

Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.

С самого начала кремлевская концепция интернет-контроля больше опиралась на запугивание, чем на технологию. Кремль делал ставку на административное давление на такие компании как Google, Facebook, Twitter и Яндекс.

За последнее время появилось огромное количество репрессивных законов: о блокировках сайтов, о переносе серверов в Россию, об обязательной установке усовершенствованной системы перехвата СОРМ за счет компаний. Летом приняли самый громкий и абсурдный «закон Яровой», который требует от телекоммуникационных компаний хранить все, что мы пишем, говорим и выкладываем в интернете полгода. Цель этого бурного законотворчества была простой – заставить соцсети блокировать контент и выдавать персональные данные пользователей по первому требованию российских властей, а также гарантированная возможность для ФСБ перехватывать всю информацию, которую пользователи передают в мессенджерах и соцсетях.

Эта стратегия провалилась – никто, кроме китайских компаний и стремительно теряющего популярность Livejournal.com, серверы в Россию не перенес, Facebook и другие глобальные компании персональные данные пользователей российским властям практически не выдают, в отличие от “ВКонтакте”, которая после ухода из компании ее создателя Павла Дурова стала плотно сотрудничасть с государством.

Осознав, что построить стену на пути информации в Сети не удалось, Кремль развернулся в сторону Китая. В течение года кремлевские чиновники регулярно встречались с китайскими коллегами, пытаясь понять, как им построить такую же эффективную систему интернет-фильтрации, как Великий Китайский файрвол. В Москву приезжал глава киберадминистрации Китая Лу Вей и создатель Великого китайского файерволла Фан Биньсин, а русские чиновники ездили регулярно в Китай.

Летом Путин подписал с Китаем совместное заявление по информационной безопасности, которое отражает, насколько похожи стали взгляды Москвы и Пекина в отношении “угроз”, исходящих от Интернета.

Осенью 2015 года Кремль начал совершать резкие, зачастую хаотичные движения, призванные, видимо, отмобилизовать госаппарат и региональные элиты перед выборами. Разные способы пошли в ход – от адресных репрессий до отставок старых друзей президента из числа ветеранов КГБ.

В ФСБ заговорили о том, что грядет новая волна назначений сотрудников Лубянки на должности в госаппарате. Этого не случилось. На должности действительно стали назначать новых людей – технократов и офицеров из спецслужб, но не из ФСБ, а ФСО – службы личной охраны президента.

Сама же Федеральная служба безопасности вдруг получила несколько новых замов и руководителей ключевых подразделений со стороны. Весной 2015 года в замы пришли два варяга - статс-секретарем стал Дмитрий Шальков, выходец из Следственного Комитета, а контрразведывательный главк возглавил Владислав Меньщиков, бывший начальник Главного управления спецпрограмм президента. В декабре заместителем директора стал Игорь Сироткин, до этого курировавший экономическую безопасность в Санкт-Петебурге.

В результате в 2016 году спецслужба активизировала борьбу со шпионами и быстро перекрыла уровень шпиономании начала 2000-х, и одновременно была брошена на проведение адресных репрессий под флагом борьбы с коррупцией - сотрудники ФСБ участвовали во всех крупных расследованиях 2016 года, от задержания министра Улюкаева до арестов полицейских чинов.

В октябре 2016 года ФСБ получила еще одного нового заместителя, и снова человека внешнего – замдиректора стал Евгений Зиничев, сделавший карьеру среди путинских охранников – в ФСО и СБП.

Лубянка не только перестала поставлять кадры для госаппарата, но всякое значение потерял старый друг президента Виктор Иванов. Именно он отвечал за первую массовую волну назначений офицеров спецслужб в начале 2000-х,

будучи тогда замруководителя президентской администрации, курировавшим кадровую политику. Лишились должностей Владимир Якунин -- выходец из КГБ, претендовавший на роль разработчика национальной идеи, и Сергей Иванов – самый успешный офицер КГБ из путинских друзей, сохранивший авторитет на Лубянке.

Так окончательно оформилась новая модель взаимодействия Путина с силовиками: он отказался от схемы, которую пытался реализовывать с начала 2000-х, когда стал лепить из ФСБ “новое дворянство” - одновременно поставщик кадров и мозговой трест по разработке новой идеологии страны.

“Новое дворянство” было постмодернистским изобретением Путина и его друзей из КГБ, плохо понимавших, как работало советское государство, но веривших в мифологию о “лучших людях страны”, которая создавалась с помощью фильмов и книг под контролем Юрия Андропова в конце 70-х – начале 80-х.

Путину понадобилось 16 лет, чтобы разочароваться в своем изобретении. В 2016 году он решил вернуться к советскому опыту, когда главная спецслужба страны была прежде всего “передовым отрядом партии” - то есть действенным, но абсолютно подконтрольным инструментом по контролю за обществом в руках политического руководства страны. В советские времена этот контроль осуществлялся через шпиономанию – для запугивания населения, и адресные репрессии – чтобы держать элиты в узде. Вряд ли случайно, именно на эти два направления были брошены главные силы ФСБ в 2016 году.

Впрочем, за пределами страны российские спецслужбы прославились не этим.

Возможно, 2016 год и избирательная кампания в США войдет в историю как первый пример использования кибероружия для достижения политических целей.

Остается большим вопросом, какую именно роль сыграли действия российских хакеров в победе Дональда Трампа, однако кое-что понятно уже сегодня. Хакеры изменили правила игры, и теперь военным, дипломатам и политикам по всему миру придется полностью пересматривать стратегии ответа на кибервмешательство других стран в политические процессы.

В 2016 году российские спецслужбы точно попали в историю.



Фото: Россия. Белгород. 4 октября 2016. Приложение WhatsApp, Viber, Facebook Messenger, Telegram и Skype. Российские компании начали поиск способа доступа к переписке граждан в мессенджерах WhatsApp, Viber, Facebook Messenger, Telegram и Skype. Это необходимо для реализации "пакета Яровой", в рамках которого для борьбы с терроризмом власти намерены осуществлять перехват и полную дешифровку трафика. Антон Вергун/ТАСС














  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.