Что делать?
25 июля 2017 г.
Латвия: опыт противодействия коррупции при финансировании партий
13 МАРТА 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Любой россиянин понимает, что без внешнего финансирования перспективы партии на выборах сомнительны. Если правящие партии еще могут рассчитывать на административный ресурс, то независимые должны изыскивать источники для оплаты печати листовок, изготовления билбордов, командировок, аренды залов и офисов, радиоаппаратуры для митингов. Это требует немалых средств, но самим россиянам очень не нравится платить большие партийные взносы и делать пожертвования. Даже в кассу тех партий, чьи программы они разделяют. Этим пользуются олигархи, которые выделяют партиям крупные суммы за место в списке, дающее иммунитет от уголовного преследования. Финансовый патронаж партии позволяет им играть важную роль при принятии партией политических решений. Это искажает волю избирателей, профанирует саму идею народовластия. Но с этим мирятся даже в партиях либерального толка.

Нечто подобное происходило и в Латвии. В 1990-х при переходе Латвия к рынку некоторые бизнесмены, пользуясь связями и опираясь на государственные активы, правительственные контракты и возможность влиять на принимаемые властями решения в финансовой сфере, активно вытесняли своих конкурентов. Самыми заметными были три олигарха — Айварс Лембергс, Андрис Шкеле и Айнарс Шлесерс, — влиятельные фигуры в крупных политических партиях правого толка. До 2011 года как минимум одна из этих партий всегда входила в правящую коалицию в парламенте Латвии.

Олигархи умело конвертировали свои доходы в общественную поддержку, создали разветвленные сети влияния в правительстве, СМИ и бизнесе, запугивали чиновников и журналистов, заставляя закрывать глаза на их деяния. Всемирный банк, изучая экономические и политические проблемы Латвии, рекомендовал ей для противодействия «захвату государства» создать полномочный орган по борьбе с коррупцией по образцу Независимой антикоррупционной комиссии Гонконга.

К началу нового века политическая элита Латвии определилась с целью — вступлением в ЕС. Однако в Европейском союзе не было места государству, где сохраняются советские квазифеодальные номенклатурные традиции: извлечение коррупционной ренты из служебного положения, трепетное отношение к указаниям начальства, которые всеми, в том числе судом, ставятся выше закона. Впрочем, многие из власть имущих тех лет не хотели реального противодействия коррупции, не стремились к честной конкуренции в политике и экономике. Им, как это сегодня происходит в России, нужна была лишь их видимость. Естественно, они противились созданию влиятельного антикоррупционного ведомства.

И все же в 2002 году такое ведомство — Бюро по противодействию и борьбе с коррупцией (КНАВ) — было учреждено. Оно получило полномочия вести расследования, в том числе посредством работы агентов под прикрытием, проводить операции с «ловлей на живца», прослушивать телефонные переговоры и т.п. KNAB подчиняется премьер-министру Латвии. Кабинет министров имел право назначать и (при наличии юридически обоснованных причин) увольнять главу KNAB, но это требовало утверждения парламентом.

Одной из первых задач KNAB стала борьба с коррупцией в судах, где могущественным людям, уличенным в коррупционных деяниях, регулярно выносились мягкие приговоры. Бюро разоблачило случаи подкупа судей и прокуроров. Разразился скандал, виновные понесли наказание, а судьи по делам о коррупции стали выносить суровые приговоры.

Вскоре вокруг KNAB разгорелся политический кризис. Было предложено назначить директором опытного следователя Юту Стрике. Когда парламент отверг ее кандидатуру, премьер-министр Эйнарс Репше назначил Стрике и.о. директора. Это повлекло за собой падение правительства Репше. Последующие три премьер-министра Латвии были уже из партий, финансируемых олигархами. После отстранения Репше от власти партии, связанные с олигархами, укрепили свой контроль над политической жизнью Латвии, что поставило перед KNAB новые проблемы. Премьер Индулис Эмсис назначил директором KNAB правоведа Алексея Лоскутова. Лоскутов говорил: «Очевидно, советники [правящей коалиции] предложили меня как ученого-теоретика, которым более-менее легко управлять». Но Лоскутов проявил себя как сильная фигура: например, отказался отменить штраф, наложенный за нарушение закона на партию премьер-министра.

Под руководством Лоскутова KNAB в 2004-2007 годах провело ряд громких расследований, изобличив в коррупции трех вышеназванных влиятельных олигархов. Парламент, принимая закон о KNAB, наделил его уникальной обязанностью — проверять, соблюдаются ли финансовые ограничения в ходе избирательных кампаний. Это полномочие оказалось решающим в борьбе с коррупцией: бюро постаралось остановить денежные потоки, которые способствовали «захвату государства» влиятельными финансовыми группировками. В целом KNAB удалось преуспеть в предотвращении коррупции, особенно при проверках финансирования партий.

В 2007 году премьер-министр Айгарс Калвитис попытался ограничить деятельность KNAB и сместить Лоскутова. Но в связи с массовыми протестами ушло в отставку правительство самого Калвитиса.

В 2008 году в самом KNAB было выявлено хищение, что дало формальное основание сместить Лоскутова. Был назначен новый директор KNAB — Нормунд Вилнитис. Он вскоре обвинил заместителя директора Стрике и следователя Вилкса в нарушении субординации и некомпетентности. Однако ветераны бюро продолжали расследования втайне от директора. И в 2011 году KNAB провело обыски и аресты по так называемому делу олигархов. Ставшие известными факты вызвали гнев граждан. В итоге парламент уволил Вилнитиса. В том же году был сформирован новый состав парламента, ни одна из «партий олигархов» не вошла в правящую коалицию.

С этого времени у KNAB появилась возможность добиваться изменения законодательства. Самой смелой реформой стал закон, обязывающий всех резидентов Латвии декларировать имущество стоимостью более 18,5 тыс. долларов. Создание на основе таких деклараций исходной информационной базы активов граждан позволяет легко выявлять приросты активов, вызывающие подозрения в коррупционных доходах. 

Дайджест по материалам СМИ Латвии

Фото ТАСС/PHOTAS/DPA












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Как перешагнуть через пофигизм народа?
24 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Южная Италия — это кошмар: это мафия, это бандитские группировки, которые выдоят ваш бизнес. И полиция не поможет. Северная Италия своими нравами более благоприятна для предпринимателя. Но и там, когда приходят налоговые инспекторы, первое, о чем заходит речь — откат. Потом они будут решать, глубоко ли копать. Сами итальянские бизнесмены признаются, что ищут любую возможность не заплатить налоги или социалку. Платят откаты при заключении договоров по госзаказам на ремонт дорог, мостов, сооружений. Очень похоже на нынешнюю Россию, не правда ли? В нескольких сотнях километров от Милана — Германия. Еще дальше Англия. И там, и там бизнесмены пунктуально платят налоги, даже если правительство сформировано не «их» партией. У них другая мораль, иное отношение к власти и закону. Каковы последствия таких различий? 
Защита информантов: зарубежный опыт и ситуация в РФ
24 ИЮЛЯ 2017 // ЕВГЕНИЙ КУЗНЕЦОВ, АЛЕКСЕЙ ШЛЯПУЖНИКОВ
Вопрос об эффективной защите информантов в России давно назрел — с учетом экономической неэффективности и уровня распространения коррупции. Ведь именно фигура информанта (узнавшего об имеющих место нарушениях, а потому могущего «запустить» процесс расследования или хотя бы заострить внимание общества на имевших место нарушениях) является тем рычагом, который может хотя бы немного оздоровить российскую экономическую жизнь. И в государственном, и в частном секторе.
Китай: особенности развития
19 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
За время жизни одного поколения Поднебесная из нищей страны поднялась на уровень мировых экономических лидеров. Что лежит в основе столь впечатляющего прорыва? Этот вопрос не дает покоя специалистам и просто неравнодушным людям во многих странах – и богатых, и бедных. Чжан Вэйвэй, профессор Женевской школы дипломатии и международных отношений, профессор университетов Цинхуа и Фудань в Китае, который был переводчиком английского языка у Дэн Сяопина и других китайских лидеров, такие основы увидел в восьми «больших идеях». Интересно.
Не бутафория, как у нас!
17 ИЮЛЯ 2017 // Борис ВИШНЕВСКИЙ
В демократических странах политическая конкуренция обеспечивается сочетанием нескольких необходимых условий. Это реальная многопартийность (свобода создания и равные возможности для деятельности политических партий), свободные и честные выборы, свобода проведения публичных акций и политический плюрализм в СМИ. При этом важно отметить, что во всех странах, которые считаются демократическими, присутствуют все перечисленные условия.
Французы нашли баланс
10 ИЮЛЯ 2017 // БЕЛЛА ДЕНИСЕНКО
Идеальной системы здравоохранения нет ни в одной стране мира. Везде, даже в самых развитых странах,государственное здравоохранение недофинансируется. Это порождает «листы ожидания» на «бесплатное» медобслуживание. В ожидании некоторых специализированных видов лечения или доступа к передовым технологиям можно провести до полугода, а иногда и больше. На общем фоне выделяется Франция. По результатам большинства сравнительных исследований, французская система здравоохранения получает высший или один из высших баллов, а в рейтинге Всемирной организации здравоохранения она неоднократно занимала 1-е место.
«Капитализм для своих» в российской Амазонии
3 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Опросы общественного мнения показывают устойчивое неуважение россиян к Государственной думе, равно как и к Совету Федерации. На вопрос газеты «Новые известия» «Какой оценки заслуживает работа нынешнего состава Госдумы РФ?» 83% опрошенных ответили: «Неудовлетворительно». Не случайно Госдума за свои антинародные законы получила презрительное прозвище «взбесившийся принтер». Взять хотя бы «закон Димы Яковлева», обрекающий на жалкое существование или смерть тысячи наших маленьких сирот. Но парадокс в том, что эти депутаты избираются нашим народом.
Эффективно работающие рынки не возникают сами собой
26 ИЮНЯ 2017 // БОРИС ГРОЗОВСКИЙ
Каждому россиянину права прокурора!
19 ИЮНЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В странах с британскими правовыми традициями гражданин вправе самостоятельно, в порядке частного обвинения требовать в уголовном суде наказания преступника за совершенное преступление. Задумайтесь! Обвиняет не государственный прокурор, а гражданин или нанятый им адвокат! Здорово, да? Но ведь у гражданина нет следователей,  лабораторий и спецтехники, доказать факт преступления ему сложно. Поэтому общество воспринимает частное обвинение как вынужденную, крайнюю меру. Отстаивать  закон обязаны прокуроры, это их прямая обязанность, а гражданам просто надо  контролировать их работу с помощью честных выборов. Поэтому граждане пользуются правом частного обвинения нечасто. Так, в канадской провинции Альберта между 1993 и 2004 годами до стадии слушаний в суде дошло лишь 21 частное обвинение в сфере защиты окружающей среды, и только три закончились вынесением приговора. Это и понятно: прокурор, конкурируя с  гражданами, вынужден усердно исполнять свои обязанности, он главный защитник законности.
Поменять роль и место прокуратуры
12 ИЮНЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Изначально прокуратура в России создавалась как «око государево», как служба внутренней безопасности царя. В Австрии, Франции, Германии история создания прокуратуры была схожей. Но революции, разделение властей и торжество демократии в этих странах сделали прокуратуру более цивилизованной, стоящей, скорее, на страже закона, чем интересов исполнительной власти. Иное дело Россия. При коммунистах прокурор был проводником репрессивной политики КПСС. А сегодня, по мере формирования в России мафиозного авторитарного строя, прокуратура превратилась в стоящее над законом опричное сословие.
Как переустроить судебную власть
4 ИЮНЯ 2017 // Михаил КРАСНОВ
В странах, совершивших успешный рывок в своем развитии, уделяли огромное внимание судебной реформе (и реформе следствия, полиции, прокуратуры), она была в центре преобразований, обеспечивающих высокие темпы экономического развития. Так, в Сингапуре уволили весь судейский корпус, а новых судей назначили из числа лучших адвокатов, дали им огромные оклады, запретили брать кредиты и деньги в долг, поставили их контакты и переговоры под пристальный контроль Бюро по борьбе с коррупцией.