Что делать?
18 августа 2017 г.
Бюрократия как угроза
2 МАРТА 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

 

Бюрократия как социальная группа представляет угрозу интересам широких слоев населения. Если поинтересоваться у людей на улице: «В чем состоят интересы чиновника?», то они, скорее всего, ответят» «Урвать!» Многие (не все!) чиновники и наемные менеджеры не откажутся от взятки или отката, действуя в ущерб государству или фирме. Что-то улучшать, совершенствовать в производстве они будут, но лишь под давлением либо за хорошую премию.

У рабочих интерес другой – хотят, чтобы нормы выработки были ниже, а расценки как можно выше. Снижение себестоимости продукции и рост производительности труда их не волнуют.

Положение предпринимателей, ученых и изобретателей, по сравнению с другими социальными группами — уникальное. Предприниматель, если он не допущен к «распилу» бюджета, выжить в конкурентной борьбе может, лишь внедряя новые технологии, повышая качество продукции и производительность труда, создавая новые товары. Выходит, что он, наряду с ученым и изобретателем и есть двигатель прогресса. Причем его моральный облик, отношение к жене и детям — неважно. Предприниматели вместе с учеными и изобретателями обеспечивают экономический рост и повышение уровня жизни нам всем. Многим рабочим и служащим этот вывод не нравится, но такова правда жизни.

Предположим, что директору государственного предприятия поручено закупить новые станки. Одна фирма предлагает надежное оборудование, но платить директору откат наотрез отказывается. У другой станки похуже, но откат она готова дать. Какую фирму выберет директор? Обычно люди отвечают: все люди блюдут свой интерес, и если есть шанс, что об откате никто не узнает, то, скорее всего, директор выберет второй вариант.

В частной компании есть собственник, который заинтересован проконтролировать и при необходимости выгнать корыстного снабженца. А в государственной деньги ничейные, «принадлежат всему народу», в ней нет конкретного лица, который лишится денег лично. В рациональном расходовании государственных средств материально не заинтересованы ни директор предприятия, ни начальник департамента, ни министр. Государственная собственность беззащитна, это ее ахиллесова пята.

Поэтому воры и жулики «пилят» чаще всего казенные деньги. Конечно, воровство бывает и в частных компаниях. Экономисты употребляют термин «агентские потери», они связаны с тем, что управляет предприятием не сам собственник, а его агент — начальник производства или цеха. Однако воровства в частных фирмах намного меньше, ведь там ему противостоят интересы собственника.

У предпринимателя психология рисковая, авантюрная. Увидев возможность заработать, он вкладывает силы и деньги в бизнес, в проекты, но может и прогореть. Предприниматели — исключительно ценная категория людей. В любом обществе их мало, не более нескольких процентов. Нередко, даже став очень богатыми (хватит на многие поколения роскошной жизни), предприниматели не останавливаются, потому что им интересен сам процесс поиска новых бизнес-решений!

Подойдем с другой стороны. Науку развивают ученые, изобретатели, инженеры, технологи. Творить новое — их увлечение, их страсть. Но создать новое в лаборатории — мало, надо наладить его массовое производство. Это дело предпринимателей. Они — те же изобретатели, но работают не с железками, а с работниками, деньгами, технологиями. Самые предприимчивые из них без денег новое предприятие не построят, технологии не внедрят. А своих средств на это им чаще всего не хватает. Поэтому предприниматели вынуждены развивать бизнес на привлеченные или заемные средства, то есть за счет банковских кредитов или продажи акций и облигаций. Банки выдают кредиты из тех денег, которые граждане положили на депозиты. Получается, что значительная часть населения, простые граждане, в условиях капитализма тоже являются двигателями прогресса. В этом главное отличие капиталистического общества от феодального (в том числе его советской разновидности).

Предприниматели думают о том, что надо сделать, чтобы фирма приносила больше прибыли, как снизить затраты, произвести и продать больше товаров. Поиск ведут миллионы людей, и эффект этой предприимчивости потрясает. Именно предприимчивости бизнесменов европейские страны, США, Япония, а теперь и Китай обязаны резким ростом производства в последние столетия. Именно этим объясняется, почему производительность труда немца в три раза выше, чем у россиянина, а о качестве и говорить не приходится. Но задумаемся, а входит ли развитие конкуренции — экономической и политической — в круг интересов чиновников? Психология чиновника в корне отличается от психологии предпринимателя. Чиновник в идеале должен действовать по правилам, но фактически смотрит в рот начальству. Для него всякая конкуренция — зло. А связи, надежная «крыша» — вот истинная ценность!

Частная собственность на средства производства прокладывает дорогу к лучшей жизни не только предпринимателям и изобретателям. Своим желанием произвести больше товаров лучшего качества с меньшими затратами эти люди делают богаче жизнь всем нам. Обилие произведенных товаров ведет к снижению цен и росту покупательной способности. А работа на успешных предприятиях гарантирует людям наемного труда высокую зарплату.

300 лет назад сбережения можно было вложить только в недвижимость, золото, бриллианты. Банков и акционерных обществ не было, не было и денег на строительство предприятий. Разве что за счет царской казны, и то мало. Теперь каналы финансирования предпринимательства налажены. Все упирается в то, сколько свободного капитала в стране, каков уровень сбережений населения. Там, где он высокий (в Китае он достигает 50% доходов граждан), высок и уровень инвестиций. И все это благодаря простым гражданам. Они и есть по существу капиталисты, владельцы капитала. Впрочем, большинство мелких вкладчиков банков об этом даже не догадывается. Капиталистом назовут того, у кого на депозите миллион.

Когда в России большевики упразднили частную собственность, то они лживо продекларировали, что отныне землей и имуществом будет владеть все общество. Но в жизни вопрос стоит так: кто — свободный человек, царь, генсек или их чиновник будет решать, кому что положено, кто может есть хлеб, а кто ананасы, кто будет жить в роскошной «сталинке», а кто в бараке? Чиновники при любой форме «обобществления» и сегодня являются фактическими собственниками казны. Как признавал Ленин «государство — собственность бюрократии». Вывод: чем меньше государственной собственности, тем больше свободы, тем лучше условия для развития и конкуренции, тем выше жизненный уровень населения.

Во всем мире частные компании работают эффективнее государственных. И понятно почему — акционеры заинтересованы в приумножении капитала. Они контролируют и стимулируют менеджеров. В государственных компаниях (или компаниях, где государству принадлежит большой пакет акций) за менеджерами такого пригляда нет, там деньги государственные, значит — «ничьи». Никто не мешает управленцам разного уровня набивать свой карман. В госкомпаниях чаще имеет место коммерческий подкуп, там откаты, взятки, коррупция. Простые люди должны осознать, что экспансия государства, засилье бюрократии с ее невыполнимыми обещаниями касается их непосредственно — это удар по их заработкам, по их мечтам и желаниям.

Тогда возникает главный для России вопрос: кто сегодня определяет стратегию развития страны — предприниматели, ученые, простые граждане? Нет, ее определяют вороватые чиновники, «новые дворяне», имеющие доступ к бюджетным деньгам, к собранным с нас налогам. Живущие на распилы, откаты, взятки, использующие свое властное положение. Изменить это — задача россиян. Без этого мы не станем развитой страной.

Власть любого чиновника опасна. Хоть служащего муниципалитета, хоть министра. Людям свойственно стремление обогатиться и не всегда мораль и совесть этому в силах помешать. Власть людей развращает и поэтому ее надо контролировать, ограничивать и сдерживать любыми способами. Конституция, закон, разделение властей и независимый суд, право на частное обвинение и на защиту в суде общественных и групповых интересов — все это выражает глубокое недоверие людей к власть предержащим. На смену архаичной средневековой преданности царю, генсеку, президенту и его наместникам должно прийти устойчивое недоверие к власти. Это недоверие должно стать стержнем новой русской культуры. Только это даст нам шанс войти в число развитых стран.

Французский историк и социолог Ален Безансон отметил, что в российской  истории сменяются периоды, которые можно условно назвать «военным коммунизмом» и «НЭПом». В первый период бюрократия берет на себя тотальный контроль над всеми ресурсами и распределяет их в своих интересах. Увеличиваются расходы на госаппарат и армию, раздувается истерия «осажденной крепости», строится автаркическая военная мобилизационная экономика. Этим бюрократия истощает общество до предела, после чего происходит переключение в другой режим – «НЭПа».

Дается свобода общественной и частной инициативе, энергии общества. Появляются товары, начинается иная жизнь. Но никуда не исчезнувшая бюрократия со временем берет реванш, кладет конец свободам и начинает новый цикл огосударствления.

За этими периодами стоят разные типы элит и институтов. В первом — экспроприирующие и перераспределяющие, насаждающие соответствующую имперскую культуру. Во втором — институты рынка, предпринимательства, гражданского общества. За последнее столетие Россия пережила несколько таких циклов, и мы понимаем, в каком периоде сегодня живем. 

Аппетиты чиновников, отнимающих у людей в виде налогов ими заработанное, бьют по нашим интересам. Непомерные налоги не только лишают средств семьи простых людей, но и ограничивают возможности предпринимателей, работающих нам во благо. Надо помнить, что все, что делает государство — строительство мостов, субсидии библиотекам и музеям, пенсии — оно делает за счет взимаемых с нас налогов. Мы просто не видим, не осознаем, что из-за этого лишились не построенных нами квартир, не купленной нами одежды, не созданных предпринимателями новых рабочих мест. Деньги посредством налогов государство забрало у нас, потратило, а мы, скорее всего, использовали бы их лучше, чем государственные чиновники.

 Если бы налоги были еще больше, смогла бы частная компания построить тоннель под Ла-Машем? Смогла бы частная компания спроектировать и запустить космический корабль «Дракон»? А ведь себестоимость его производства в 100 раз ниже, чем у государственного космического агентства США!

В Норвегии нефть добывают частные компании, а продает лицензии, собирает плату за добычу и складывает ее в Фонд будущих поколений государственная компания Статойл. Но только продает лицензии и складывает деньги под контролем парламента! Добывать нефть норвежцы ей не доверили! 

*  *  *

Разумеется, есть сферы, где без чиновников не обойтись. Не обойтись и без сбора средств в складчину через налогообложение. Если надо построить новую дорогу, то неразумно жителям ждать, пока бизнесмены соберутся вложиться в платную дорогу. Проще построить ее за счет средств местного бюджета. Но и здесь — большая разница в подходах. Одно дело поручить строительство дороги муниципальному стройтресту, а другое — отобрать  по конкурсу частную компанию и поручить строительство ей. Построят дешевле и лучше.

Задача государства — защищать своих граждан от агрессоров и от тех, кто  ворует, мошенничает, не исполняет договор, насилует, грабит и убивает. Но если государство в лице чиновников и парламентариев берет на себя все новые функции, нарушая их интересы, права и свободы, то оно просто грабит людей. Под разными благовидными предлогами и программами чиновники и парламентарии увеличивают налоги. И хотя при этом говорится много красивых слов, подлинная цель, как правило, состоит в том, чтобы было легче «пилить» бюджет, обогащаться и кормить своих родственников и друзей.

Эта корыстная активность бюрократии по душе многим отсталым неквалифицированным, плохо образованным гражданам. Зависть склоняет таких людей поддерживать уравниловку, пусть формальную. Они предпочитают жить в нищете, но у всех зато поровну. Не только Россия, многие народы оказались в ловушке подобных архаических народных чаяний, в их государствах вводятся высокие налоги, в карманы лентяев и бездельников перераспределяются доходы предприимчивых и работящих. От этого «социализма» экономика хиреет, капитал утекает за рубеж, нищета становится нормой. 

Государство приносит ощутимую помощь людям, устанавливая законы и правила и наказывая за их неисполнение. Общество не может существовать без справедливости, что означает защиту прав на жизнь, свободу и собственность. Задача государства — обеспечить такую справедливость, то есть дать людям суд независимый и справедливый. Но все ли государства обеспечивают эту потребность?

 Государство играет исключительно ценную роль, развивая инфраструктуру или поддерживая науку. Но следует помнить, что чиновники любого уровня всегда готовы использовать власть в корыстных интересах, запустить руку в общую казну и обогатиться за счет простых граждан. Мы должны осознать: без бюрократии в современном мире не обойтись, но она крайне опасна. За ней нужен глаз да глаз!

 

 

 Фото: Вышинский Денис/ ITAR-TASS

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Болезни демократии
14 АВГУСТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Многие верят, что демократия способна изменить мир к лучшему. Даже не очень понимая, что это такое. Поясним: демократия — лишь форма организации политического процесса, который сам зависит отментальности народа, его обычаев, принятых правил поведения, отношения граждан к казнокрадству, к мошенничеству, к указаниям начальства и к нормам законодательства, независимости или сервильности суда, к честности выборов, к личной свободе и свободе слова, собраний, организаций, реальности гарантии собственности и многому другому. Но раз демократия — только форма проводимой политики, то вполне естественно, что во многих случаях она не приводит к решению стоящих перед страной проблем.
Судьба демократии в нашем веке
14 АВГУСТА 2017 // ФАРИД ЗАКАРИЯ
Что нужно сделать, чтобы модернизировать свою страну? Прежде всего надо создать сильную политическую партию. Проведение реформ невозможно без участия политических партий. Люди не особенно задумываются об этом, но политические партии — одно из величайших достижений современной политической системы. Они объединяют устремления, чувства и взгляды людей вокруг определенной программы модернизации. Они превращают требования толпы в институты демократического правления. Величайшей ошибкой Ельцина была неспособность создать и возглавить свою политическую партию. Он хотел стоять над политикой и быть своего рода монархом- президентом, но из-за этого российские реформаторы оказались расколоты, слабы, не имели необходимого влияния, чтобы выиграть политическое сражение. Коммунисты, объединенные в эффективную партию, всегда могли помешать им. 
Инновационный взлет Израиля: секреты экономического чуда
10 АВГУСТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Независимое государство Израиль было образовано 14 мая 1948 года в соответствии с принятым планом разделения Палестины. Его территория составляет менее 1% площади России, лишена сырьевых ресурсов и находится под постоянной угрозой войны. За несколько десятков лет Израиль стал инновационной супердержавой, превратился в мировой центр науки и высоких технологий. Страна лидирует в мире по числу ученых (145 на 10 тыс. населения), по затратам на научные исследования (4,5% ВНП), по количеству научных публикаций и зарегистрированных патентов. А по количеству высокотехнологичных компаний Израиль уступает только США, его называют второй Силиконовой долиной. На крупнейшей в мире фондовой бирже NASDAQ, специализирующейся на высоких технологиях, Израиль занимает 2-е место после США по количеству котирующихся компаний. Если 60 лет назад Израиль экспортировал в основном цитрусы, то сегодня на высокотехнологичную продукцию приходится 11% его ВВП и более 50% экспорта.
О «законе Додда-Франка» и финансовом доносительстве в США
31 ИЮЛЯ 2017 // Валентин КАТАСОНОВ
Последний финансовый кризис заставил власти США серьёзно задуматься над тем, как предупреждать подобного рода социально-экономические катаклизмы. В 2008-2010 гг. Белый дом и Конгресс США активно обсуждали различные законопроекты, направленные на совершенствование финансово-банковской системы. Кончилось это принятием акта, который называется Закон о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей (Wall Street Reform and Consumer Protection Act). Его принято называть короче: «закон Додда-Франка» (по именам инициаторов законопроекта). 21 июля 2010 г. он был подписан президентом Бараком Обамой, с 15 июля 2011 г. вступил в силу. Закон очень объёмный (около 2300 страниц), охватывающий самые разные аспекты финансовой деятельности и содержащий большой набор инструментов, призванных предотвращать возникновение новых финансовых кризисов.
Как вырастить «других русских»?
31 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Наша страна стремительно падает в пропасть нищеты. Неизбежно придет время новой «перестройки», и срочно потребуются телефильмы, учебники, книги с описанием опыта развитых стран и предложениями по сути назревших реформ в России. Они будут востребованы молодым поколением. Ведь людям, чтобы что-то изменить, надо понимать, что и как менять, в какой последовательности. Напомню: в начале 90-х даже у тех, кто принимал решения, был страшный дефицит информации. Не знали: как приватизировать, как создавать акционерные общества, как бороться со смычкой бюрократии и олигархов.
Как перешагнуть через пофигизм народа?
24 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Южная Италия — это кошмар: это мафия, это бандитские группировки, которые выдоят ваш бизнес. И полиция не поможет. Северная Италия своими нравами более благоприятна для предпринимателя. Но и там, когда приходят налоговые инспекторы, первое, о чем заходит речь — откат. Потом они будут решать, глубоко ли копать. Сами итальянские бизнесмены признаются, что ищут любую возможность не заплатить налоги или социалку. Платят откаты при заключении договоров по госзаказам на ремонт дорог, мостов, сооружений. Очень похоже на нынешнюю Россию, не правда ли? В нескольких сотнях километров от Милана — Германия. Еще дальше Англия. И там, и там бизнесмены пунктуально платят налоги, даже если правительство сформировано не «их» партией. У них другая мораль, иное отношение к власти и закону. Каковы последствия таких различий? 
Защита информантов: зарубежный опыт и ситуация в РФ
24 ИЮЛЯ 2017 // ЕВГЕНИЙ КУЗНЕЦОВ, АЛЕКСЕЙ ШЛЯПУЖНИКОВ
Вопрос об эффективной защите информантов в России давно назрел — с учетом экономической неэффективности и уровня распространения коррупции. Ведь именно фигура информанта (узнавшего об имеющих место нарушениях, а потому могущего «запустить» процесс расследования или хотя бы заострить внимание общества на имевших место нарушениях) является тем рычагом, который может хотя бы немного оздоровить российскую экономическую жизнь. И в государственном, и в частном секторе.
Китай: особенности развития
19 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
За время жизни одного поколения Поднебесная из нищей страны поднялась на уровень мировых экономических лидеров. Что лежит в основе столь впечатляющего прорыва? Этот вопрос не дает покоя специалистам и просто неравнодушным людям во многих странах – и богатых, и бедных. Чжан Вэйвэй, профессор Женевской школы дипломатии и международных отношений, профессор университетов Цинхуа и Фудань в Китае, который был переводчиком английского языка у Дэн Сяопина и других китайских лидеров, такие основы увидел в восьми «больших идеях». Интересно.
Не бутафория, как у нас!
17 ИЮЛЯ 2017 // Борис ВИШНЕВСКИЙ
В демократических странах политическая конкуренция обеспечивается сочетанием нескольких необходимых условий. Это реальная многопартийность (свобода создания и равные возможности для деятельности политических партий), свободные и честные выборы, свобода проведения публичных акций и политический плюрализм в СМИ. При этом важно отметить, что во всех странах, которые считаются демократическими, присутствуют все перечисленные условия.
Французы нашли баланс
10 ИЮЛЯ 2017 // БЕЛЛА ДЕНИСЕНКО
Идеальной системы здравоохранения нет ни в одной стране мира. Везде, даже в самых развитых странах,государственное здравоохранение недофинансируется. Это порождает «листы ожидания» на «бесплатное» медобслуживание. В ожидании некоторых специализированных видов лечения или доступа к передовым технологиям можно провести до полугода, а иногда и больше. На общем фоне выделяется Франция. По результатам большинства сравнительных исследований, французская система здравоохранения получает высший или один из высших баллов, а в рейтинге Всемирной организации здравоохранения она неоднократно занимала 1-е место.