Что делать?
26 июля 2017 г.
Как прийти к демократии

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее


– Если у значительной части россиян созреет понимание, что без настоящей демократизации нельзя, что из нищеты и беззакония без нее не выбраться, то, может быть, власть сама пойдет на реформы?

– Не стоит надеяться на то, что нынешняя правящая элита проведет демократизацию по собственной инициативе. Ей это не нужно, она хочет сохранить власть. Ее устраивает «суверенная демократия», которая уже есть, – с зачищенным политическим полем, фальсифицированными выборами, бутафорским парламентом и прочими прелестями авторитаризма. Эта группа не раз доказала свою сплоченность на базе общих материальных интересов, а значит, способность разрешать внутренние противоречия, не привлекая избирателей в качестве арбитра. Демократия для российской власти – такой системный риск, при котором любые ее позитивные эффекты теряют значение.

– Вы сказали, что действующая Конституция имеет серьезные недостатки и что для гарантий демократического развития ее надо менять. Немедленно?

– Конституция дает чрезмерные полномочия президенту, делает бесправным парламент и грозит затяжным кризисом по «веймарскому сценарию» (когда парламент не утверждает предложенного президентом премьера, тот распускает парламент и объявляет новые выборы, а новый парламент опять не утверждает и все начинается сначала).

Но менять Конституцию необязательно немедленно. Если у правящей партии не хватает голосов, чтобы контролировать парламент, то политическая жизнь довольно долго может не сходить с демократических рельсов. Ведь основные элементы российского авторитаризма в Конституции не прописаны, отчасти прямо ей противоречат и непосредственно из нее не следуют.

– Все знают, что ограничения на свободу собраний противоречат 31 статье Конституции…

– Также как и ограничения на свободу союзов, то есть возможность исполнительной власти не регистрировать новые партии или распустить действующие. Это и есть основа авторитаризма.

– И нечестные выборы…

–Стало быть, начинать надо не с изменения Конституции, а с исполнения на практике ее первой («Основы конституционного строя») и второй («Права и свободы человека и гражданина») глав. То есть переходить к заявительному порядку регистрации партий, возможно, по петициям определенного законом числа граждан. Второе важное условие – обеспечить честные выборы, отстранив от них губернаторов, перейти от их назначения к избранию региональными законодательными собраниями.Эти меры не требуют поправок в Конституцию.

– Сначала надо восстановить демократию, а затем проводить конституционную реформу?

– Совершенно верно. Ведь наша цель – долгосрочное демократическое развитие, с которым Конституция 1993 года не очень совместима. После избрания парламента в ходе честных выборов надо принять закон о Конституционном собрании. Сформировать его. Оно разработает и примет новую Конституцию. Если для ее принятия не наберется требуемые две трети голосов, то вынести проект Конституции на референдум.

– Как в 1993 году?

– Нет. Если Конституционное собрание не сможет принять новую Конституцию двумя третями голосов, то значит, в нем есть значительное меньшинство, выступающее с других позиций. Оно должно иметь право вынести на референдум свой, альтернативный вариант Конституции.

Итак, Конституцию придется менять, но только после того, как обеспечим свободу политических союзов, изменим порядок выборов губернаторов и проведем честные выборы. Не раньше.

–Принес ли что-нибудь полезное стране путинский авторитаризм?

– У путинского эпизода российской истории (затянувшегося эпизода, в отличие от эпохи Ельцина) позитивный итог есть: в стране не осталось заметных политиков, выступающих против демократии. Люди понимают, что не стоит бояться победы на выборах Зюганова или Лимонова. Бояться надо тех, кто уже у власти. Сегодня нарастает понимание, что будущее России – это демократическое государство, в котором в парламенте представлены и левые, и либералы, и умеренные националисты.

– На Болотной и Сахарова были представлены все цвета оппозиции. Среди них были люди, которых сторонниками демократии не назовешь. Не таит ли это угрозу будущей демократизации?

– Демократия – это та равнодействующая, где могут сойтись интересы различных политических сил, заинтересованных в изменении статус-кво. И чем разнообразнее состав этих сил, тем выше вероятность демократических преобразований. Устойчивая демократия побеждает там, где исход демократизации многомерен, где ни одна политическая сила не оказывается в полном выигрыше. Это гарантия того, что никто не сможет изменить правила игры в свою пользу, всегда будет вестись поиск приемлемой для всего общества политики.

–Есть мнение, что, если цены на нефть упадут, то наш авторитарный режим быстро развалится…

– Падение нефтяных доходов приведет к снижению уровня жизни населения, а это породит общественное беспокойство. Но не факт, что у этого беспокойства будет политическое измерение. Оно возникнет только в том случае, если найдутся политики, целенаправленно занимающиеся таким измерением, и граждане, способные его увидеть. Поэтому переход к демократии не произойдет, если не будет оппозиционных политиков, борющихся за демократию.

В истории не было ни одного случая, когда бы демократизация произошла без давления со стороны оппозиции. Даже если в окружении диктаторов заводятся реформаторы, то в диалоге с авторитарными партнерами у них может быть только один сильный аргумент: не сделаем сами, сделают другие и без нас. В этот момент другие должны быть на месте. Любой пример успешной демократизации – итог политической борьбы.

– Но чего могут добиться политики без общественной поддержки?

– Они могут рассчитывать на поддержку тех граждан, которые разделяют ценности свободы и национального достоинства. Но многие россияне дезориентированы годами антидемократической пропаганды, другие разуверились в том, что в нашей стране можно добиться позитивных изменений. И это основная проблема. Циничное общество, не верящее в возможность лучшей жизни, никогда ее не получит, потому что не заслуживает.

Процесс демократизации станет реальностью тогда, когда в России сложатся две составляющие: сильная оппозиция и ее общественная поддержка. Только тогда сможет реализоваться реформаторский потенциал групп, которые уже находятся у власти. Только тогда в авторитарном руководстве произойдет раскол, и часть его пойдет на диалог с оппозицией, как произошло в Египте, Тунисе и Чили. Она заключит с ней пакт о личных гарантиях, предоставляемых функционерам авторитарной власти после их ухода в отставку, и совместно с оппозицией сделает первые практические шаги к демократии. Это стандартный сценарий перехода к демократии.

– Хорошо бы, чтобы этот стандарт был применен и в России…



Автор: политолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге


Фото: Андрей Янгель














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Как перешагнуть через пофигизм народа?
24 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Южная Италия — это кошмар: это мафия, это бандитские группировки, которые выдоят ваш бизнес. И полиция не поможет. Северная Италия своими нравами более благоприятна для предпринимателя. Но и там, когда приходят налоговые инспекторы, первое, о чем заходит речь — откат. Потом они будут решать, глубоко ли копать. Сами итальянские бизнесмены признаются, что ищут любую возможность не заплатить налоги или социалку. Платят откаты при заключении договоров по госзаказам на ремонт дорог, мостов, сооружений. Очень похоже на нынешнюю Россию, не правда ли? В нескольких сотнях километров от Милана — Германия. Еще дальше Англия. И там, и там бизнесмены пунктуально платят налоги, даже если правительство сформировано не «их» партией. У них другая мораль, иное отношение к власти и закону. Каковы последствия таких различий? 
Защита информантов: зарубежный опыт и ситуация в РФ
24 ИЮЛЯ 2017 // ЕВГЕНИЙ КУЗНЕЦОВ, АЛЕКСЕЙ ШЛЯПУЖНИКОВ
Вопрос об эффективной защите информантов в России давно назрел — с учетом экономической неэффективности и уровня распространения коррупции. Ведь именно фигура информанта (узнавшего об имеющих место нарушениях, а потому могущего «запустить» процесс расследования или хотя бы заострить внимание общества на имевших место нарушениях) является тем рычагом, который может хотя бы немного оздоровить российскую экономическую жизнь. И в государственном, и в частном секторе.
Китай: особенности развития
19 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
За время жизни одного поколения Поднебесная из нищей страны поднялась на уровень мировых экономических лидеров. Что лежит в основе столь впечатляющего прорыва? Этот вопрос не дает покоя специалистам и просто неравнодушным людям во многих странах – и богатых, и бедных. Чжан Вэйвэй, профессор Женевской школы дипломатии и международных отношений, профессор университетов Цинхуа и Фудань в Китае, который был переводчиком английского языка у Дэн Сяопина и других китайских лидеров, такие основы увидел в восьми «больших идеях». Интересно.
Не бутафория, как у нас!
17 ИЮЛЯ 2017 // Борис ВИШНЕВСКИЙ
В демократических странах политическая конкуренция обеспечивается сочетанием нескольких необходимых условий. Это реальная многопартийность (свобода создания и равные возможности для деятельности политических партий), свободные и честные выборы, свобода проведения публичных акций и политический плюрализм в СМИ. При этом важно отметить, что во всех странах, которые считаются демократическими, присутствуют все перечисленные условия.
Французы нашли баланс
10 ИЮЛЯ 2017 // БЕЛЛА ДЕНИСЕНКО
Идеальной системы здравоохранения нет ни в одной стране мира. Везде, даже в самых развитых странах,государственное здравоохранение недофинансируется. Это порождает «листы ожидания» на «бесплатное» медобслуживание. В ожидании некоторых специализированных видов лечения или доступа к передовым технологиям можно провести до полугода, а иногда и больше. На общем фоне выделяется Франция. По результатам большинства сравнительных исследований, французская система здравоохранения получает высший или один из высших баллов, а в рейтинге Всемирной организации здравоохранения она неоднократно занимала 1-е место.
«Капитализм для своих» в российской Амазонии
3 ИЮЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Опросы общественного мнения показывают устойчивое неуважение россиян к Государственной думе, равно как и к Совету Федерации. На вопрос газеты «Новые известия» «Какой оценки заслуживает работа нынешнего состава Госдумы РФ?» 83% опрошенных ответили: «Неудовлетворительно». Не случайно Госдума за свои антинародные законы получила презрительное прозвище «взбесившийся принтер». Взять хотя бы «закон Димы Яковлева», обрекающий на жалкое существование или смерть тысячи наших маленьких сирот. Но парадокс в том, что эти депутаты избираются нашим народом.
Эффективно работающие рынки не возникают сами собой
26 ИЮНЯ 2017 // БОРИС ГРОЗОВСКИЙ
Каждому россиянину права прокурора!
19 ИЮНЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В странах с британскими правовыми традициями гражданин вправе самостоятельно, в порядке частного обвинения требовать в уголовном суде наказания преступника за совершенное преступление. Задумайтесь! Обвиняет не государственный прокурор, а гражданин или нанятый им адвокат! Здорово, да? Но ведь у гражданина нет следователей,  лабораторий и спецтехники, доказать факт преступления ему сложно. Поэтому общество воспринимает частное обвинение как вынужденную, крайнюю меру. Отстаивать  закон обязаны прокуроры, это их прямая обязанность, а гражданам просто надо  контролировать их работу с помощью честных выборов. Поэтому граждане пользуются правом частного обвинения нечасто. Так, в канадской провинции Альберта между 1993 и 2004 годами до стадии слушаний в суде дошло лишь 21 частное обвинение в сфере защиты окружающей среды, и только три закончились вынесением приговора. Это и понятно: прокурор, конкурируя с  гражданами, вынужден усердно исполнять свои обязанности, он главный защитник законности.
Поменять роль и место прокуратуры
12 ИЮНЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Изначально прокуратура в России создавалась как «око государево», как служба внутренней безопасности царя. В Австрии, Франции, Германии история создания прокуратуры была схожей. Но революции, разделение властей и торжество демократии в этих странах сделали прокуратуру более цивилизованной, стоящей, скорее, на страже закона, чем интересов исполнительной власти. Иное дело Россия. При коммунистах прокурор был проводником репрессивной политики КПСС. А сегодня, по мере формирования в России мафиозного авторитарного строя, прокуратура превратилась в стоящее над законом опричное сословие.
Как переустроить судебную власть
4 ИЮНЯ 2017 // Михаил КРАСНОВ
В странах, совершивших успешный рывок в своем развитии, уделяли огромное внимание судебной реформе (и реформе следствия, полиции, прокуратуры), она была в центре преобразований, обеспечивающих высокие темпы экономического развития. Так, в Сингапуре уволили весь судейский корпус, а новых судей назначили из числа лучших адвокатов, дали им огромные оклады, запретили брать кредиты и деньги в долг, поставили их контакты и переговоры под пристальный контроль Бюро по борьбе с коррупцией.