В оппозиции
22 июля 2018 г.
Навальному - 15 суток, Пушкину - полгода, а трансляции запретить
29 МАРТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Реакция властей на протестные акции 26.03.17 была многогранной, но предсказуемой. Одним из первых был наказан памятник Пушкину, который огородили забором и закрыли на полгода на реставрацию. Реставрационные работы планируются с апреля по сентябрь 2017 года. Вина памятника очевидна, поскольку именно вокруг него проходил наиболее массовый стихийный митинг, а его постамент превратился в импровизированную «доску позора», на которую протестующие прикрепляли плакаты, уличающие Дмитрия Медведева в коррупции и содержащие изображения наиболее экстремистских символов мартовского протеста: уточек и кроссовок красного цвета.

Неизбежность репрессии по отношению к памятнику Пушкину была очевидна для любого, кто давно участвует в протестном движении, поскольку желание первым делом наказать нехорошее место у российских властей возникало всегда. Одной из первых была наказана Манежная площадь, ставшая в 1990-1991 годах местом проведения самых массовых в новейшей истории России митингов протеста. Те люди, которые пришли к власти во многом благодаря этим митингам, после своего прихода к власти предусмотрительно застроили Манежку всевозможными торговыми центрами. В 2010-м была закрыта на реставрацию Триумфальная площадь. Таким способом власти Москвы боролись против акций, проходящих каждое 31-е число за свободу собраний. Так что Пушкин был далеко не первым.

Теперь о живых. Всего в Москве было задержано свыше тысячи человек. Многие из них провели в автозаках и отделениях полиции больше 48 часов без суда, что является нарушением закона. Характерно, что глава Совета по правам человека Федотов признал действия полиции правомерными, а единственным, кому главный государственный правозащитник выразил сочувствие, стал полицейский, получивший травму. Ему Федотов пообещал похлопотать о квартире.

В понедельник, 27.03, суды приговорили к аресту 27 участников акции. Во вторник, 28.03, в Тверском, Симоновском и Мещанском судах продолжали судить тех, кто был задержан более двух суток назад. Большинство приговоров — арест на сроки от 7 до 25 суток за сопротивление полиции. В абсолютном большинстве случаев протестующие никакого сопротивления не оказывали, о чем свидетельствуют многочисленные видеозаписи, которые адвокаты и родственники безрезультатно пытались предъявить суду. Типичный эпизод такого «правосудия» случился 28.03 в Тверском суде, где 20-летний Тимофей Медведев получил 12 суток ареста за сопротивление полиции. Есть видео, на котором видно, как молодой человек просто молча стоит, не проявляя никакой активности. Группа полицейских хватает его и тащит в автозак. При этом юноша не делает ни малейших попыток к сопротивлению. Единственным поводом к задержанию могли стать кроссовки, привязанные к рюкзаку молодого человека.

Целенаправленный удар был нанесен по штабу акции, который располагался в офисе ФБК. Сначала было объявлено, что в офисе заложена бомба, и всем сотрудникам было приказано покинуть помещение. Поскольку никакой бомбы, конечно, не было, что и подтвердилось впоследствии, организаторы акции уходить со своих рабочих мест отказались, в связи с чем им были предъявлены обвинения в сопротивлении полиции и 11 из них были приговорены к аресту. По 7 суток ареста получили 9 сотрудников Навального, один — 5 суток, а глава его предвыборного штаба Леонид Волков — 10 суток. Наибольший срок — 25 суток — получил глава московского отделения незарегистрированной Партии прогресса Николай Ляскин. Сам Навальный был приговорен к аресту на 15 суток и оштрафован на 20 тысяч рублей.

Возможно, наиболее важным из всех разноплановых видов реакции властей на протест 26.03 стало подписание Путиным закона об ограничении прав СМИ вести трансляцию из судов. Учитывая характер российского правосудия, обычные трансляции, без всяких комментариев, служили одним из лучших средств агитации против путинского режима и идеальной трибуной для изложения подсудимыми своей политической платформы. Новый закон, подписанный сразу после акций протеста, полностью запрещает любую трансляцию на стадии досудебного производства, то есть на момент избрания меры пресечения или ее продления. Разрешение на трансляцию теперь должно специально отмечаться в протоколе, в котором должны быть перечислены все СМИ, транслирующие процесс. При такой процедуре наиболее вероятным станет фактический запрет на трансляцию любого процесса, имеющего малейший запах политики. О том, что подписание этого закона стало реакцией на акции 26.03, свидетельствует тот факт, что сравнительно недавно, в декабре 2016-го, Путин заявлял, что трансляции судебных процессов необходимы, поскольку они «способствуют открытости правосудия».

Помимо неизбежного закручивания гаек столь же предсказуемой стала реакция в виде замалчивания и обливания грязью организаторов и участников протеста. Продолжением темы госдеповских печенек было заявление Дмитрия Пескова о том, что организаторы акции подкупали ее участников, обещая им за это деньги. То, что федеральные телеканалы полностью проигнорировали протест, Песков объяснил разумной редакционной политикой телеканалов, которые показывают лишь то, что считают важным и нужным. На телеканале «Россия 24» объяснили, почему они проигнорировали акции 26.03, так: «Государственный новостной телеканал всякий шлак не показывает», — но пообещали обязательно показать, когда будут «разгонять с применением спецсредств».

Реакция властей на мирный мартовский протест, в котором наиболее грозным оружием протестантов были уточки и кроссовки, весьма вероятно приведет к тому, что в следующий раз протестующие будут настроены не столь добродушно и на смену уточкам и кроссовкам придут иные предметы.

Фото: Россия. Москва. 27 марта 2017. Сотрудники полиции у здания Тверского суда, где должно пройти заседание суда об административном правонарушении в отношении оппозиционера Алексея Навального. Дмитрий Серебряков/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 

  • "Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.

  • Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Акция Pussy Riot – возвращение в реальность
16 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В начале второго тайма финала чемпионата мира по футболу, которым Владимир Путин одарил подведомственный ему народ, произошло вполне тривиальное по футбольным меркам событие. На газон стадиона выскочили несколько болельщиков, радостно по нему побегали с минуту, после чего были удалены с поля подоспевшими стюардами. Почитатели этой древней забавы прекрасно осведомлены, что время от времени такое случается в самых разных частях земного шара, а не только в тех странах, где правит безжалостная хунта. Поэтому нет ничего удивительного в том, что казус этот поначалу ничего, кроме досады и раздражения, не вызвал. 
Прямая речь
16 ИЮЛЯ 2018
Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 
В СМИ
16 ИЮЛЯ 2018
"Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.
В блогах
16 ИЮЛЯ 2018
Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 
Бабченко жил. Бабченко жив. Бабченко будет жить
31 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Опереточный исход мрачной трагедии всегда оставляет неприятное послевкусие. Но это уже, так сказать, вторая волна чувств. Сначала-то, конечно, захлестывает радость – человека, оказывается, не убили! Собирались, но из этой преступной затеи ничего не вышло – спецслужбы сработали профессионально и не просто спасли жизнь известному журналисту, но и изловили злодея. Злоумышленником оказался толстый дядька в белой рубашке, как следует из коротенького кино о его задержании, которое вечером вчерашнего дня обнародовала Служба безопасности Украины. Со слов представителя местных спецслужб мы знаем, что его обвиняют в подготовки нескольких терактов на территории Украины. 
Прямая речь
31 МАЯ 2018
Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.
В СМИ
31 МАЯ 2018
"Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.
В блогах
31 МАЯ 2018
Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 
Бабченко жив, и это главное
31 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Несколько часов назад стало известно, что Аркадий Бабченко жив, а информация о его убийстве была частью спецоперации СБУ. Для огромного количества нормальных людей во всем мире – это большая радость. И прежде всего для жены Аркадия, которая тоже, как и мы все, не была посвящена в операцию  СБУ. Бабченко жив, и это главное. Но остаются вопросы, на которые было бы неплохо получить ответы. Разумеется, не от Бабченко, к которому нет и не может быть никаких вопросов, кроме поздравлений, а от СБУ. Вопрос первый: насколько безальтернативным был именно такой способ спасения жизни Бабченко и обезвреживания убийц?
Бабченко убит за то, что был лучшим
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
UPD (16:12.30.2018): СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ...09:10. 30.05.2018.   Журналист Аркадий Бабченко убит 29 мая 2018 года в своей квартире в Киеве. Киллер ждал, когда он вернется из магазина — по словам жены, дома кончился хлеб и Аркадий пошел за ним в магазин, — и убил его тремя выстрелами в спину. Аркадий Бабченко много писал о смерти. В прошлом году он написал о ней так: «Умереть всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному… К сорока годам вообще становишься осторожнее. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть».