Хозяева страны
21 сентября 2017 г.
«…нет у реновации конца»



Пьяный воздух диктатуры сыграл с мэром Собяниным злую шутку. Весь богатый жизненный опыт Сергея Семеновича убедил его в том, что чтобы решить любой вопрос, надо сделать три вещи: найти правильных людей (лучше одного правильного человека), правильно зайти к этим людям (повторюсь, лучше к одному человеку) и назвать правильную цифру. Это работало в 1991-93 годах, когда Сергей Семенович служил мэром города Когалыма и смог найти правильный подход к руководству градообразующего предприятия «Когалымнефтегаз». Безошибочность этого метода подтвердили годы работы Сергея Семеновича губернатором Тюменской области, когда он смог найти правильные слова для хозяев «Лукойла» и других нефтяных компаний и они перевели свои налоги в Тюмень, в результате чего бюджет области за 5 лет вырос в 10 раз.

Семилетний опыт службы московским градоначальником убедил Сергея Семеновича в том, что и здесь этот стиль не дает осечек. Разница лишь в том, что теперь таким правильным человеком стал сам Собянин. И теперь, чтобы решать вопросы, правильные люди ищут к нему правильные подходы и пытаются угадать правильные цифры. Жизнь убедила Собянина, что 12 миллионов (или сколько там на самом деле в нерезиновой) подведомственной популяции ни в коем случае нельзя брать в расчет, поскольку они точно в круг правильных людей не входят. Надо было устроить «ночь длинных ковшей» — устроил. А все писки обладателей «бумажек о собственности» оказалось очень легко и просто не услышать. Надо было увеличить территорию Москвы в 2,4 раза – нет проблем. Никто вообще ни пикнул. Захотел превратить город в стройплощадку, на которой все дороги беспрерывно ремонтируют, а все тротуары находятся в процессе постоянного настилания плитки – да, пожалуйста. Любой каприз мэра исполняется в момент его артикуляции.

И вот очередной каприз. Реновация. Масштаб сталинский, деньги ротшильдовские. Депортировать полтора миллионов москвичей и заработать сразу миллиарды баксов. Казалось бы, прекрасная идея, кто может быть против. И вдруг что-то пошло не так. Я сейчас, разумеется, не об организации митинга 14.05 на Сахарова. Там среди организаторов были в основном правильные люди, поэтому всех неправильных к трибуне не пустили, а самого неправильного вообще с митинга выгнали. Но численность в 20 тысяч была, конечно, неправильной. И то, что с трибуны все время кричали «Собянина в отставку!», а митингующие орали: «В тундру!» и «Под суд!» — это тоже как-то не вполне правильно.

Митинг на Сахарова показал, что, во-первых, противников реновации много, а, во-вторых, некоторые из них настроены довольно решительно и вся эта история гарантировано приобретает характер политического протеста.

А тут еще московская прокуратура указала, что текст собянинского законопроекта «о дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав», который должен быть рассмотрен Мосгордумой 17.05.2017, нуждается в доработке, так как он, видите ли, «не оговаривает правовых последствий голосования собственников за исключение из программы реновации на собраниях многоквартирных домов». Совсем оборзели эти прокурорские, как будто не в России живут, а в Швеции какой-то, прости господи. Откуда они взяли в России собственников? Да еще какое-то голосование? В общем, что-то пошло не так.

Сейчас явно идет несколько параллельных процессов. Один, обычный, как положено, по которому все полтора миллиона должны быть депортированы в предусмотренные сроки. Проводится правильное голосование на правильных ресурсах. В первый же день на «Активном гражданине» и через МЦ «Мои документы» проголосовали десятки тысяч москвичей, и, как уже отчитались специально обученные чиновники мэрии, все до единого голосуют за то, чтобы их дома снесли, а их самих депортировали туда, куда захочет Собянин. Ни одного голоса против!  

Идея провести «голосование» по вопросу, инициированному мэрией, на ресурсах, организованных мэрией, без малейших инструментов контроля за этим «голосованием», выглядит довольно забавно. Особенно, если учесть, что все не принявшие участие в голосовании будут автоматически зачислены в сторонники собственной депортации. По поводу законности такого «голосования», а также по поводу того, что собственность человека может быть отчуждена по той причине, что за это проголосовали другие люди, есть, мягко говоря, большие сомнения у всех более-менее независимых юристов.

Заткнув по старой привычке все щели, через которые легально может вырваться протест и даже простое выражение мнения против депортации, Собянин уверенно ведет дело к социальному взрыву. Это не пара сотен владельцев павильонов, ставших жертвами «ночи длинных ковшей». И не раздражение москвичей, вынужденных обходить и объезжать места, перекопанные вечно роющими собянинскими кротами. Тут сотни тысяч москвичей буквально сживают со свету, сгоняют с насиженных мест. Лютая ненависть к тем, кто это устроил, по мере реализации замечательной идеи Собянина будет нарастать, как снежная лавина. И главный вопрос в том, кто и как сможет использовать ядерную энергию этой ненависти.

Правильным людям, специально обученным в Администрации президента, это сделать больше не удастся. На разводку с «деполитизацией» протеста москвичи больше не клюнут. Все следующие акции протеста будут политическими. На ближайшую, 28.05.2017, подали заявку в том числе представители «Яблока», ПАРНАСА и правозащитники. Среди заявителей Сергей Митрохин, Геннадий Гудков и Лев Пономарев. Буду очень удивлен, если мэрия согласует заявленную демонстрацию от Пушкинской до Сахарова. Поэтому важно, что будут делать организаторы акции в случае отказа. Давать публичные советы людям, которые взяли на себя ответственность за эту акцию, а в случае столкновений будут отвечать за поломанные судьбы, полагаю неприличным. Ясно одно: из дурацкого проекта реновации есть несколько выходов. Один из них – перерастание реновации в революцию против режима Путина, а не только Собянина. Потенциал протестной энергии в проекте реновации для этого  перерастания достаточен. По крайней мере, для начала такого перерастания. Дело за теми, кто сможет взять на себя смелость и публично сказать об этом людям. И соответственно, взять на себя риски ответственности за неудачу.

 





Фото: Василий Петров












  • Андрей Колесников: Происходящее не будет способствовать тому, чтобы Улюкаев не получил обвинительный приговор, но существенно портит кровь самому Сечину.

  • "Ведомости": Приватизация самой «Роснефти», признанная значительным государственным успехом, остается чрезвычайно непрозрачной.

  • Vladislav Kocherin: Он вероятно думал что Улюкаева можно закрыть "по тихому"? )

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Горячие новости из банки с тараканами
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Люди из спецслужб, как правило, объясняют свое нежелание высказываться публично секретностью. Я всегда подозревал, что это отмазка, чтобы скрыть собственную дурь и косноязычие, которые в пределе говорят о неспособности к системному мышлению. Эти мои подозрения блестящим образом подтвердил глава «Роснефти» Игорь Иванович Сечин. Еще недавно ему казалось, что, тряхнув стариной, он вновь участвует в тайной операции, целью которой является компрометация министра экономического развития Алексея Улюкаева. Сечин с энтузиазмом участвовал в провокации, писал заяву в ФСБ, заманивал Улюкаева в штаб-квартиру «Роснефти», цеплял на себя звукозаписывающую гарнитуру, пытался выманить из министра слова, которые можно было бы трактовать как признание.
Прямая речь
11 СЕНТЯБРЯ 2017
Андрей Колесников: Происходящее не будет способствовать тому, чтобы Улюкаев не получил обвинительный приговор, но существенно портит кровь самому Сечину.
В СМИ
11 СЕНТЯБРЯ 2017
"Ведомости": Приватизация самой «Роснефти», признанная значительным государственным успехом, остается чрезвычайно непрозрачной.
В блогах
11 СЕНТЯБРЯ 2017
Vladislav Kocherin: Он вероятно думал что Улюкаева можно закрыть "по тихому"? )
Корзинки, колбаски, конфетки, бараночки…
7 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
На последнем заседании суда по делу о взятке, которую якобы бывший министр  экономического развития Алексей Улюкаев получил от главного исполнительного директора компании «Роснефть» Игоря Сечина, прокуратура вытащила из рукава джокера. Вернее – сразу двух. Сначала представитель стороны обвинения зачитал заявление на имя директора ФСБ г-на Бортникова от самого Игоря Ивановича и руководителя службы безопасности «Роснефти» генерала Феоктистова о вымогательстве денежного вознаграждения со стороны главы Минэкономразвития за содействие в подготовке сделки по продаже Башнефти. То, что такая бумага существует, догадаться было не трудно.
Прямая речь
7 СЕНТЯБРЯ 2017
Дмитрий Орешкин: Вопрос всегда стоит так: отвечает либо бухгалтер, либо его начальник. Это яркий пример того, что называется «приватизация государства».
В СМИ
7 СЕНТЯБРЯ 2017
РБК: Процесс над бывшем министром экономического развития Алексеем Улюкаевым, которого обвиняют в получении взятки в $2 млн, является «политическим».
В блогах
7 СЕНТЯБРЯ 2017
Алена Солнцева: В этой ситуации репутация Сечина, считай, пропала, более нелепого поступка представить трудно. То есть, цель -- убрать Улюкаева - достигнута, но какой ценой.
Не все акции одинаково опасны
4 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье сотни (по некоторым оценкам – больше тысячи) граждан собрались на Большой Никитской улице в Москве под окнами посольства Мьянмы, чтобы выразить протест против геноцида народа рохинджа. По данным СМИ, уже с неделю, как обострился конфликт между правительственными силами правопорядка этой высокогорной страны и представителями данного этнического меньшинства. Журналисты сообщают, что число жертв среди мирного населения исчисляется чуть не тысячью человек, а общая ситуация в этой буддийской в целом  стране свидетельствует о том, что ее власти решили пойти на эскалацию конфликта с мусульманским меньшинством...
Прямая речь
4 СЕНТЯБРЯ 2017
Алексей Макаркин: Это политика Рамзана Кадырова, связанная с тем, что он позиционирует себя защитником мусульман, не только в России, но и в соседних странах.