Борьба с коррупцией
23 июня 2017 г.
Разбить зеркало

ТАСС

Это уже стало традицией: если Кремль задумал что-то особенно гадкое, в качестве передового отряда, который должен выявить потенциал общества к сопротивлению, посылают так называемых народных избранников. За примерами далеко ходить не надо: «законы Яровой», которые направлены на ограничение возможности россиян использовать Интернет для получения объективной информации, «закон подлецов», обрекший на мучительную смерть десятки детей, которых могли усыновить и вылечить американцы, законы о «нежелательных организациях» и «зарубежных агентах», фактически закрывшие финансирование и поддержку любой общественной деятельности, которая не нравится Кремлю.

И вот теперь власти всерьез решили взяться за тех, кто занимается российской коррупцией. Депутат Евгений Федоров, возглавляющий организацию, члены которой специализируются на одобренном властями хулиганстве, сообщил, что намерен объявить организацию Transparency International «нежелательной». Вице-спикер Госдумы Владимир Васильев заподозрил эту организацию в попытках шантажировать народных избранников и оказывать на них политическое давление. Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев инициирует проверку Transparency.

Скандал начала специалист по мироточению скульптур и соблюдению нравственности в кинематографе, а по совместительству глава комиссии Госдумы по контролю за достоверностью сведений о доходах и имуществе депутатов Наталья Поклонская. Будучи спрошенной, готова ли она рассматривать доказательства и аргументы о фактах коррупции, представляемые ФБК Навального и Transparency International, она сообщила, что скорее готова заняться самими этими организациями: «…Не мешало бы и их проверить на коррупцию. Потому что, как говорят, на воре и шапка горит. Может, они поэтому и громче всех кричат. Эти организации мне лично не мешают, они, скорее, судя по последним событиям, могут угрожать спокойствию и благополучию страны в целом. Нельзя будоражить общество, нельзя играть и использовать какую-то ситуацию — даже коррупционную — для своих нечистых целей».

На это отреагировал (на мой вкус, не слишком аккуратно) заместитель главы Transparency International Илья Шуманов на своей странице в Facebook: «Хотел немного отдохнуть, а вместо этого придется пилить расследование по мадам экс-прокурору». Это и вызвало возмущение думцев, пообещавших фактически закрыть самую серьезную общественную организацию, ставящую своей целью борьбу с коррупцией. Думцы при этом проигнорировали чрезвычайно взвешенный ответ вице-президента Transparency Елены Панфиловой, которая фактически уличила главную думскую антикоррупционершу (в прошлом прокуроршу) в глубокой юридической безграмотности: «Согласно федеральному закону РФ о противодействии коррупции, коррупцией является незаконное действие должностного лица, которое использует вот эти свои должностные полномочия в личных целях. Некоммерческая организация ни целиком, ни по отдельности не является должностным лицом. То есть нас можно заподозрить в чем угодно, но вот именно коррупцию как получение взятки к нам применить довольно сложно».

В том же духе, кстати, ответил и Фонд борьбы с коррупцией. «Поклонская, наверное, не в курсе, что ФБК регулярно проверяют и правоохранительные органы, и различные другие организации, — заявила Любовь Соболь, глава юридического отдела ФБК, в эфире радиостанции «Эхо Москвы». — У нас проводятся обыски, и всю нашу документацию неоднократно изымали. Мы предоставляем всю необходимую отчетность, которую требует Минюст. Наша деятельность настолько прозрачна, насколько вообще может быть прозрачна деятельность какой-либо организации в России».

Эти разумные аргументы никакого во власти, конечно, не интересуют. В Кремле, видно, совсем не знают, что делать с необходимостью бороться с коррупцией. Сие явление неискоренимо при существующей системе власти. Авторитарный режим, опирающийся на бюрократию, может функционировать только в условиях, когда взятки являются необходимой «смазкой госаппарата». С другой стороны, коррупция, помноженная на наглую демонстрацию роскоши и бесконтрольности со стороны «слуг народа», все больше раздражает подведомственное население. Демонстрации, инициированные Алексеем Навальным, это наглядно показали. Власти хотели бы погасить потенциальный протест с помощью выборочных репрессий: посадок губернаторов и министров, которых по разным причинам разлюбил Путин В. В. Но прежде следует избавиться от тех, кто представляет альтернативный подход, кто последовательно доказывает: мздоимство — это необходимый и неизбежный элемент существующего режима. Вот эти-то организации, в первую очередь ФБК и Transparency, следует запретить. Для этого годится любой предлог, достаточно двух строчек в Facebook.

Российским начальникам кажется: если разбить зеркало, никто не увидит их кувшинных рыл.


Фото: ТАСС














  • Алёна Солнцева: Благодаря своему особому положению «Седьмая студия» и напоролась на бюрократические грабли.

  • Газета.ру: Причина, по которой Серебренников обращает особое внимание на «Сон», проста: в формулировке обвинения... Алексея Малобродского... говорится, что постановка так и не была осуществлена.

  • Марина Давыдова: Спектакль «Сон в летнюю ночь» не просто был поставлен... Спектакль «Сон в летнюю ночь» идет ДО СИХ ПОР. Он не просто был, он есть! На него, черт побери, продаются билеты!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Сон следователя прокуратуры и судьи Пресненского суда
23 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В брежневские времена я преподавал философию в одном московском техническом вузе. В библиотеке будущим инженерам выдавали учебники по диамату и истмату, и они приходили на первое занятие с большим зарядом пролетарской ненависти к гаду-преподу, который собирается забивать им головы этой мурой. Читать лекции в такой атмосфере было неуютно, а кроме того, было желание показать, что содержание данных учебников никакого отношения к философии не имеет, поэтому каждое занятие я начинал с обязательной «философской разминки». В одном из «упражнений» студенты должны были предъявить доказательства собственного существования.
Прямая речь
23 ИЮНЯ 2017
Алёна Солнцева: Благодаря своему особому положению «Седьмая студия» и напоролась на бюрократические грабли.
В СМИ
23 ИЮНЯ 2017
Газета.ру: Причина, по которой Серебренников обращает особое внимание на «Сон», проста: в формулировке обвинения... Алексея Малобродского... говорится, что постановка так и не была осуществлена.
В блогах
23 ИЮНЯ 2017
Марина Давыдова: Спектакль «Сон в летнюю ночь» не просто был поставлен... Спектакль «Сон в летнюю ночь» идет ДО СИХ ПОР. Он не просто был, он есть! На него, черт побери, продаются билеты!
Прямая речь
22 МАЯ 2017
Леонид Гозман: Феодала оценивают не по тому, живёт ли он по тем законам, которые написал для вас, а по тому, выполняет ли он свои феодальные обязанности.
В СМИ
22 МАЯ 2017
Ведомости: Власть разрушается тогда, когда взяточник остается на высоком посту, а не тогда, когда об этом пишут в интернете.
В блогах
22 МАЯ 2017
Ремир За мир: давайте проверим на коррупию медведева и уманова? да ну нафиг, лучше фбк и трансперенси, и народ сразу забудет про чиновников
Кроссовки веселого цвета
3 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Навальный подтвердил свой статус лучшего журналиста-расследователя современной России. Его расследование о коррупционной империи Дмитрия Медведева — лучшее из всего, что он делал. До этого вершинами были «Чайка» и «летающие собаки Шувалова». Фильм «Он вам не Димон» и сопутствующий текст вполне могут служить студентам журфаков в качестве пособия для обучения расследовательской журналистике. Оттолкнувшись от покупок в интернет-магазине кроссовок веселого цвета и клетчатых рубашек, выйти на сеть «благотворительных и некоммерческих» контор, во главе которых стоят доверенные лица и родственники Медведева и в итоге раскрутить коррупционную империю второго человека в стране...
Прямая речь
3 МАРТА 2017
Кирилл Рогов: Мы не видим эффекта от этих расследований, потому что он невидим в реакции общества. До большинства людей эта информация вообще не доходит, или доходит в искажённом виде.
В СМИ
3 МАРТА 2017
Дождь: Расследование ФБК, по словам Навального, стало самым масштабным в истории фонда: в нем фигурируют более 20 различных компаний, 20 предпринимателей и порядка 10 объектов недвижимости.