Что делать?
21 октября 2017 г.
Как переустроить судебную власть

ТАСС

В странах, совершивших успешный рывок в своем развитии, уделяли огромное внимание судебной реформе (и реформе следствия, полиции, прокуратуры), она была в центре преобразований, обеспечивающих высокие темпы экономического развития.

Так, в Сингапуре уволили весь судейский корпус, а новых судей назначили из числа лучших адвокатов, дали им огромные оклады, запретили брать кредиты и деньги в долг, поставили их контакты и переговоры под пристальный контроль Бюро по борьбе с коррупцией.

В Германии после ее объединения уволили всех судей бывшей ГДР — как психологически неспособных противостоять исполнительной власти. По сути ввели запрет на профессию. Если в России адвокатам негласно перекрыли дорогу к карьере судьи, то в ряде стран, напротив, ввели запет на работу судьями бывших полицейских и прочих силовиков. Причина — обвинительный уклон, от которого эти люди не могут избавиться.

Несомненно, провести люстрацию судей предстоит и в России. Но важно помнить, что портит людей система, она должна способствовать независимости и справедливости суда. В частной жизни мы предполагаем, что человек, с которым мы общаемся, добропорядочен. Но в жизни публичной такое предположение опасно, ибо порождает крупных или мелких тиранов. Поэтому, отбрасывая презумпцию добропорядочности представителей власти, мы должны сосредоточиться на условиях их деятельности, которые способны помешать лжецу, корыстолюбцу, человеконенавистнику и проч. и проч. сколь-нибудь долго обладать высоким государственным статусом. Либо, как минимум, могут заставить его спрятать свои порочные склонности. Среди лиц, занимающих публичные должности, разумеется, окажутся и вполне добропорядочные люди. Но для них ограничители окажутся вполне обычными моральными требованиями.

Служить праву, а не начальству!

Таким образом, если мы обязаны повернуть наши суды к правосудию, необходимо изменить условия, в которых пребывают современные российские судьи. Эти условия таковы, что они формируют или укрепляют мотивслужения не ПРАВУ, аНАЧАЛЬСТВУ. Судьи должны перестать бояться начальства, они должны бояться потерять репутацию честного и беспристрастного судьи.

Предлагаемые меры, возможно, не изменят вмиг судейский корпус. Но они хотя бы положат конец процессу формирования судей, перед которыми стоит подлая дилемма: угодить, выполнить заказ или, пусть и с гордо поднятой головой, быть вышвырнутыми из системы. Итак, предстоит ликвидировать «внешнюю» зависимость судей от политического руководства, а от него — его администрации, прокуратуре, другим органам государственного принуждения. Для этого необходимо:

Изъять из законодательства нормы о том, что президент представляет кандидатуры председателей высших судов — Конституционного и Верховного — для назначения их на должности Советом Федерации. Тем более что это неконституционное полномочие, т.к., по Конституции РФ, президент представляет Совету Федерации кандидатуры лишь судей высших судов, без указания их руководящих должностей. Ликвидация права представлять кандидатуры председателей высших судов тем более важна, что они становятся полностью зависимы от президента, поскольку назначаются на руководящие должности только на 6 лет с правом их переназначения.

Изъять из законодательства нормы о том, что президент должен учитывать мнение председателя Верховного суда о кандидатурах, представляемых для назначения на должности судей этого суда, представлять президенту кандидатуры своих заместителей, а также кандидатуры председателей и их заместителей всех нижестоящих федеральных судов. Тем самым «административная» роль председателей высших судов становится непомерной, а будучи сами зависимы от политического руководства, они ретранслируют эту зависимость на все этажи судебной системы и председателей нижестоящих судов.

Изъять из законодательства нормы о том, что президент назначает на должности председателей и заместителей председателей нижестоящих федеральных судов. Это тем более опасно для независимости судей, что президент назначает их также на 6 лет с возможностью переназначения. Председателей должны избирать сами судьи из своего состава на 2-3 года. После этого избирается другой судья, и так по кругу.

Располагать суды общей юрисдикции по судебным округам с тем, чтобы их границы не совпадали с границами субъектов РФ и административно-территориальных единиц.

Строжайшим образом следить за тем, чтобы региональные и местные власти не смели ничего «подбрасывать» федеральным судам. Этим властям законодательно запрещено финансировать федеральные суды. Но они находят возможности «помогать» им. Этого не должно быть! За этим должны строго следить федеральные структуры на местах.

Мировые судьи должны избираться населением непосредственно. Сегодня это законом допускается, но только наряду с избранием их законодательными органами субъектов РФ. И все субъекты РФ выбрали именно такой способ. Нужно законодательно ликвидировать подобную возможность. Только прямые выборы населением!

Прекратить практику награждения судей государственными орденами и медалями, присвоения им почетных званий. Это — рычаг «позитивного» воздействия на судейский корпус (их «прикармливания»). Тем более что представления на награждаемых направляют те же председатели судов.

Запретить председателям судов, в том числе высших, восседать в президиумах во время официальных мероприятий (например, коллегий) органов прокуратуры, полиции, ФСБ и др. Больше того, с судьями не должен официально встречаться и президент страны. Беспристрастность судей должна всячески подчеркиваться даже символически.



Необходимо сломать судейскую административную иерархию

В судебной системе должна быть только одна «вертикаль» (иерархия) — процессуальная. У судей не должно быть начальников. Судья — полный хозяин в деле, которое он рассматривает. Другими словами, прежде всего следует ликвидировать «внутреннюю» зависимость судей от собственного судейского начальства, которое напрямую зависит от политического руководства. Для этого необходимо изъять у председателей всех судов полномочия или неофициальные возможности:

- распределять дела среди судей (это весьма эффективная конструкция оказания воздействия на исход дела);

- не соглашаться с решением о рекомендации кандидата на должность судьи;

- возбуждать дисциплинарное производство в отношении судей;

- быть определяющим лицом в карьерном росте судей;

- быть определяющим лицом в материально-бытовом обеспечении судей.

Все эти полномочия и возможности делают председателей судов фактически директорами учреждений, где судьи являются их подчиненными. В таких условиях правосудие невозможно, даже если где-то председатели не особенно вмешиваются в ход судебного процесса. Председатели судов или должны избираться самими судьями, к тому же на короткие сроки, или исполнять обязанности председателя по очереди. При этом председатели судов должны иметь лишь процессуальные полномочия. Что же касается «административных» полномочий, то они должны ограничиваться обеспечением общего порядка работы данного суда и общего руководства аппаратом суда.

Упразднить квалификационные коллегии судей. Дисциплинарные дела судей должно рассматривать только уже существующее Дисциплинарное судебное присутствие. Но его нужно вывести из-под подчинения Верховного суда РФ. Обращаться в Дисциплинарное судебной присутствие должны иметь право общественные объединения и журналисты.

Изъять из законодательства нормы о том, что в экзаменационных комиссиях по приему квалификационных экзаменов большинство составляют судьи. Квалификационные экзамены должны принимать экзаменационные комиссии, составленные только из известных специалистов в области права и опытных адвокатов.

Коренным образом пересмотреть основания, по которым судья может быть лишен должности. Сейчас они настолько размыты, что любого строптивого судью можно отправить в отставку, а то и просто уволить с должности, т.е. оставить без судейской пенсии.

Отмена решений судьи вышестоящей судебной инстанцией (апелляционной или кассационной) должна перестать считаться браком в его работе.



Сделать судебную практику гуманной

Для этого придется с участием адвокатов, НКО, пострадавших от произвола граждан провести тщательную проверку фактов, ставших достоянием гласности, дающих основания подозревать, что конкретные судьи выполняли заказ, т.е. выносили заведомо неправосудные решения. Если эти факты подтвердятся, в отношении таких судей должны быть возбуждены уголовные дела. Судьи должны бояться не начальства, а уголовного наказания за неправосудные решения, раз уж они не боятся суда Божьего.

Существенно расширить перечень дел, по которым возможны суды присяжных, если того требуют подсудимые.

Прекратить практику рекрутирования судей из отставных прокурорских, полицейских и других правоохранительных служащих. Они невольно вносят в суды репрессивную стилистику.

Это только часть мер назревшей судебной реформы в России. Широкая дискуссия экспертов и проевропейски настроенных политиков, несомненно, добавит в этот перечень новые положения. Важно, чтобы молодые люди, вставшие в оппозицию к мафиозной власти, не ограничивались общими лозунгами, а продумывали подробную программу реформирования нашей жизни.


Фото: ТАСС/ Юрий Машков














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.