Что делать?
19 июня 2018 г.
Не бутафория, как у нас!

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Политическая конкуренция: опыт демократических государств 

В демократических странах политическая конкуренция обеспечивается сочетанием нескольких необходимых условий. Это реальная многопартийность (свобода создания и равные возможности для деятельности политических партий), свободные и честные выборы, свобода проведения публичных акций и политический плюрализм в СМИ. При этом важно отметить, что во всех странах, которые считаются демократическими, присутствуют все перечисленные условия.

Партийная вольница

Если говорить о многопартийности и свободе создания политических партий, то стоит отметить, что лишь в нескольких странах развитой демократии установлены требования к минимальной численности политических партий – как правило, считается, что существенным является не численность партии, а ее влиятельность, то есть – число избирателей, которое ее поддерживает.

Так, в Швеции, Финляндии, Польше, Латвии, Литве, Эстонии, Венгрии законодательно установлена минимально необходимая численность политической партии – но нигде она не превышает 1.5 тысячи человек. В Латвии и Литве это соответственно 200 и 400 членов партии, в Эстонии – 1000 членов партии (и даже в Белоруссии достаточно иметь не менее 500 членов партии). В то же время в Великобритании закон устанавливает минимальную численность партии в… два человека, в Сингапуре – 10 человек. В США, Канаде, Японии, Франции, Германии, Италии, Греции, Швейцарии, Нидерландах, Норвегии, Португалии, Бельгии, Испании закон не устанавливает минимально необходимой численности партий. При этом в Германии, Греции, Швейцарии, Дании и Нидерландах политические партии даже не обязаны регистрироваться, а в Ирландии регистрация необходима только для того, чтобы партия могла указать свое название рядом с фамилиями своих кандидатов. Правда, закон может устанавливать требование собрать определенное количество подписей в поддержку партии при ее создании – такие требования существуют в Австрии, Испании, Норвегии, Португалии и Уругвае, при этом нигде не требуется собрать более 5000 подписей для создания партии (что не означает, что эти люди впоследствии должны стать членами этой партии). В Израиле создание партии предельно упрощено – ее может создать даже отдельный депутат Кнессета.

Отметим также, что, согласно Конституции Германии, «мнoгoпaртийнaя cиcтeмa являeтcя нeoтъeмлeмoй cocтaвляющeй cвoбoднoгo дeмoкрaтичecкoгo прaвoпoрядкa». В Греции Конституция требует, чтобы партийная система и деятельность партий способствовали свободному функционированию демократического строя, однако не предусмотрено никаких санкций в случае несоответствия этому требованию. В Австрии законодательство не предусматривает возможность запрещения или роспуска политических партий, однако, содержит запрет на возрождение национал-социалистической партии и любых ее организаций.

В России создать и зарегистрировать партию крайне трудно. Приходится преодолевать множество бюрократических барьеров. Закон предписывает набрать минимум 500 членов, причем не менее чем в половине субъектов Российской Федерации. Как показывает практика, органы регистрации всегда могут заблокировать создание неугодной правительству партии, не признав, например, подлинность подписей ее членов.

                                                                                                                     

Если поддержит один из тысячи

Участие партий в выборах в развитых демократиях является свободным и, как правило, не сопровождается никакими существенными и труднопреодолимыми ограничениями.

В Швеции для того, чтобы партия могла участвовать в выборах в Риксдаг, она должна представить не менее 2000 подписей, после чего ее список регистрируется избирательной комиссией. В Германии, Италии, Скандинавии в выборах участвуют только кандидаты от политических партий, при этом в Германии при выборах в бундестаг в одномандатных избирательных округах партийные кандидаты должны представить не менее чем 200 подписей избирателей округа (что составляет около 0.1% от их общего числа). При выдвижении партийного списка на выборах в бундестаг в каждой федеральной земле необходима поддержка 0.1% от числа всех жителей данной земли, которые владели избирательным правом на последних выборах в бундестаг, но не более 2000 человек. Во Франции кандидаты на выборах всех уровней, выдвигаемые политическими партиями, регистрируются автоматически, а при самовыдвижении они должны представить достаточно незначительное (также на уровне 0.1% от числа избирателей) количество подписей в свою поддержку. В Португалии, Финляндии, Испании, Италии, Израиле кандидаты в парламент выдвигаются только партиями, и регистрируются автоматически.

Избирательные комиссии (в России являющиеся одним из главных элементов «административного ресурса) в развитых демократических странах играют исключительно техническую роль, при этом они формируются только по предложениям политических партий.

Наконец, отметим, что ни в одной из развитых демократических стран давно уже не наблюдается таких привычных для России явлений, как административное давление на избирателей (принуждение их к тому или иному голосованию), подкуп избирателей, мобилизация государственных служащих для агитации в пользу правящей партии. Немыслимо там избирательное поведение правоохранительных органов и судов в случае выявления нарушений законодательства о выборах.

В России основным инструментом для получения нужных власти результатов выборов стала фальсификация их результатов. Это сделать относительно легко, так как избирательные комиссии формируются не из представителей партий, а из бюджетников (чаще всего учителей), покорно исполняющих требования администрации.

                                                                    

Свобода без санкций

Свобода публичных акций в развитых демократиях гарантируется в обязательном порядке, при этом никаких согласований и разрешений не требуется. В Конституции Германии (статья 8) прямо записано, что все граждане страны имеют право собираться мирно и без оружия, без всякого разрешения. Та же норма содержится в Конституциях Ирландии, Испании, Италии, Бельгии и многих других государств Западной Европы.

В Великобритании и во Франции единственной обязанностью организаторов публичной акции является информирование полиции за шесть дней до проведения акции. В Германии организаторы публичной акции должны лишь подать заявку с указанием времени, места, маршрута ее проведения, дабы заранее исключить возможность возникновения давки или пробок, но власти не имеют права им ее запретить, потребовать сменить место или время акции. В США вообще не существует общих (федеральных) правил проведения массовых акций – этот вопрос отнесен к компетенции штатов. При этом во многих штатах нет формальных правил проведения митингов, а действуют лишь обычаи, предписывающие организаторам оплачивать труд полицейских, обеспечивающих безопасность при проведении мероприятия, а также мусорщиков, которые убирают за манифестантами. Аналогичный порядок действует в Великобритании.

Свобода слова и собраний, митингов и демонстраций — неотъемлемое право народа, действительно формирующего и контролирующего органы власти. Так как этого в России пока нет, то приходится признать, что большинству россиян, чувствующих себя в душе холопами, традиционное бесправие  милее. Остается надежда только на молодых и смелых!

                                                                                                     

Четвертая власть священна

Политический плюрализм в СМИ — важнейшее условие существования политической конкуренции — в развитых демократиях обеспечивается отсутствием монополизма в сфере СМИ, в частности – отсутствием (в США и Западной Европе) государственных средств массовой информации. Печатные СМИ в этих странах – либо частные, либо принадлежащие политическим партиям. Впрочем, в странах Скандинавии существует традиция государственной поддержки печатных СМИ – для того, чтобы гарантировать политический плюрализм.

Что касается электронных СМИ, то в США они исключительно частные (как и печать). В странах Западной Европы наиболее распространены «общественные» (публично-правовые) электронные СМИ, финансируемые за счет абонентской платы (либо специального налога) и контролируемые общественностью. Так, в Германии в наблюдательные советы соответствующих телекомпаний и радиостанций входят представители всех значимых социальных групп и общественных организаций. Причем, их больше, чем представителей политических партий. Наблюдательные советы, помимо прочего, должны заботиться о партийно-политическом нейтралитете при назначениях на должности в телекомпаниях и при составлении программ.

В Западной Европе большинство электронных СМИ изначально являлись общественной собственностью и пользовались, как правило, строгими юридическими гарантиями независимости от правительства. Вопросы доступа к СМИ разных политических сил с целью пропаганды своих взглядов в развитых демократиях решаются по-разному. В США доступ партий к СМИ обеспечивается только за счет платной рекламы, а, например, в Германии, Великобритании и Дании платная политическая реклама запрещена: вместо этого во время выборов организуется система бесплатных передач, где слово предоставляется всем партиям, участвующим в выборах.

В России основной источник информации для населения — государственные телеканалы, которые находятся под полным контролем правительства и администрации президента. Впрочем, и частные каналы контролируются олигархами. Говорить о плюрализме и честных политических дискуссиях в таких условиях не приходится. Пока телевидение в России не станет свободным, надеяться на реальную политическую борьбу оппозиции за власть, за смену институтов и пути развития страны наивно. Говорят, «каков народ, такова и власть», поэтому пока народ не проснулся, не понял преимуществ свободы, конкуренции, реального контроля за деяниями власти, власть будет принадлежать ханам, царям, генсекам, мафии, а люди будут прозябать в нищете.

                                                                   

 

 Фото:BarcroftMedia/TASS

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Чем нам грозит пенсионная реформа?
18 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозит нежелание человека идти в поликлинику при явных симптомах опасного заболевания? Летальным исходом. Чем грозит нежелание правительства проводить назревшие экономические и политические реформы, отсутствие стремления бороться с тотальной коррупцией и казнокрадством? Да еще в сочетании с попытками взять с подданных как можно больше? Тем, что общество может войти в тупик, из которого ему мирно не выбраться. Именно это мы и наблюдаем сегодня в связи с намеченной правительством пенсионной реформой.
У большинства собственного мнения нет
13 ИЮНЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Зависимость россиян от телевизионной пропаганды   очень высока. ТВ —  главный конструктор реальности и самый авторитетный источник. Потому что информация  подается от имени государства, власти. Способность кремлевских пропагандистов навязать свое толкование событий держится на определенной тактике: перед этим создается атмосфера неопределенности и тревоги, дискредитируются все другие позиции, а лишь затем предлагается своя интерпретация. Причем она строится как единственно возможная. Нынешний режим присвоил себе роль арбитра, который трактует события с точки зрения «интересов большинства».
Иерархия — в наших генах
11 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
У историков и этологов противоположное восприятие автократических и тоталитарных государств. Для историка эти многоступенчатые иерархические образования — достижение разума, блестящей организации гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организациями прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка. Для этолога — это примитивные, основанные на инстинктах самообразующиеся структуры, разросшиеся до гигантских размеров. И построили их не гении, а паханы.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
4 ИЮНЯ 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.
Дефицит гражданского
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Гражданское общество — это такое общество, где граждане способны объединяться для защиты самых разных своих интересов (от интересов жителей дома, квартала, города, региона, страны до интересов представителя пола, профессии, социальной группы, меньшинства и т.д.). Гражданское общество автономно даже от «государства открытого доступа к разного рода занятиям», то есть демократического государства без «крыш» и обязательной дани чиновникам. Государства, где представители власти не жулики, воры и взяточники, а подконтрольные обществу менеджеры. С таким государством гражданское общество самым тесным образом взаимодействует.
Проповедь об ответственности за себя
28 МАЯ 2018 // И. ХАРИЧЕВ, П. ФИЛИППОВ
Что значит нести ответственность за себя? Это сознание того, что напрасно перекладывать на чиновников заботу о себе и своей семье. Что личный успех и благополучие связаны с результатами именно твоего труда и творчества! Однако нежелание проявлять самостоятельность – ярко выраженная черта современных россиян. Она порождает социальный инфантилизм: мол «мы люди маленькие, пусть решает начальство». Вспомните картину: Иван Грозный сидит на троне, а у его ног распластались подданные. Там выражена вся суть сохранившегося до наших дней российского, советского и нынешнего «служилого государства», подданные которого и сегодня в большинстве своем считают наилучшей армейскую организацию государства. Жалование, койка в казарме, накормят, оденут, думать ни о чем не надо.
Взгляд на Россию со стороны
24 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Зарубежные политологи называют «русской институциональной, или московитской системой (матрицей)» традиционное российское самовластие императора, генсека или несменяемого президента. Как показали результаты недавних выборов президента, восприятие такого самовластия стало частью российской политической культуры. Социальный капитал россиян соответствует этой авторитарной форме правления. Не обладая навыками самоуправления, они вручают себя и свою жизнь «верховному правителю» или его назначенцам.
Почему одни страны богатые, а другие бедные?
21 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня. В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.
Наша худшая система управления
16 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Авторитарная вертикаль власти всегда работает с искажениями – при любом, самом квалифицированном президенте. Хотя вера в «доброго царя, который все решит», по-прежнему доминирует в ментальности россиян, но понятно, что один человек, даже с самыми благими намерениями, не может контролировать полтора миллиона российских вороватых и коррумпированных чиновников. А посланные президентом контролеры нередко входят с казнокрадами в долю. Яркий пример беспомощности властной вертикали с президентом во главе – строительство петербургской «Зенит-Арены», которое контролировал лично президент Путин.
Причина нищеты — наше холопство
8 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Камчатке Законодательное собрание увеличило пенсии чиновников и депутатов в 2,5 раза. Остальных граждан повышение не коснулось. Почему? Потому что на всех денег в казне не хватит. А чиновникам и депутатам заботиться надо о себе, а не о бедняках всяких. Когда совести нет, работает хватательный инстинкт.