Что делать?
21 сентября 2020 г.
«Капитализм для своих» в российской Амазонии
3 ИЮЛЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

Опросы общественного мнения показывают устойчивое неуважение россиян к Государственной думе, равно как и к Совету Федерации. На вопрос газеты «Новые известия» «Какой оценки заслуживает работа нынешнего состава Госдумы РФ?» 83% опрошенных ответили: «Неудовлетворительно». i

Не случайно Госдума за свои антинародные законы получила презрительное прозвище «взбесившийся принтер». Взять хотя бы «закон Димы Яковлева», обрекающий на жалкое существование или смерть тысячи наших маленьких сирот. Но парадокс в том, что эти депутаты избираются нашим народом. И даже на выборах во второй половине 1990-х годов, когда в России имела место политическая конкуренция, а не нынешняя декорация, народ относился к выборам депутатов разного уровня как к странной блажи, от которой лучше уклониться. А если и голосовать, то за какого-нибудь клоуна вроде Жириновского. Вникать в программы партий, а тем более самим участвовать в политических сходках и митингах — нет уж, увольте! Вот выборы президента, который в представлении большинства россиян нечто вроде царя-благодетеля, это другое дело. Все-таки владыка, верховный начальник, пожалуешься — и унитаз тебе наладят…

Почему мы ведем себя не как шведы, французы или англичане? Почему для них важно, кто заседает в парламенте, какие законы это собрание народных представителей принимает, какие политические и экономические программы реализует? А нам парламент «до лампочки». Воспринимать депутатов, мэров, губернаторов и президента как слуг, как нанятого нами в складчину охранника или управдома мы органически не в состоянии. Начальник не может быть слугой. Власть россияне воспринимают скорее как оккупационную, или как мафию, которой вынуждены платить дань в форме налогов.

Действительно, отношение россиян к власти трудно назвать разумным и последовательным. Как показывают опросы, большинство поддерживает власть, нарушившую в ходе аннексии Крыма нормы международного права и взятые Россией на себя обязательства. С другой стороны — люди стараются разными способами увильнуть от уплаты налогов. Казалось бы, раз поддерживаешь власть, поддержи ее рублем! Нет, и на случаи откровенного казнокрадства реагируем вяло. Подумаешь, по смете питерский стадион должен был стоить 7 млрд, а обошелся свыше 40. Ну и что? А ведь даже среди бандитов, живущих «по понятиям», тем, кто крысятничает и крадет деньги из общака, гарантирована смерть!

Демократия (народовластие) предполагает реализацию органами принуждения решений общего собрания граждан города-государства (аналога нынешнего ТСЖ или садоводства) либо собрания народных представителей. А как быть, если граждане не хотят участвовать в собраниях и выборах? Надеются, что как-нибудь без них все образуется, что к рулю встанет добрый князь (председатель ТСЖ или президент), который воровать из общей казны будет в меру и «всем нам сделает хорошо».

В основе таких архаических надежд на «доброго царя» лежит, как утверждают этологи, закрепленная в генах программа поведения. Стада наших первобытных предков подчинялись самым сильным альфа-самцам. В стычках с другими племенами лучшей стратегией выживания оказалось не нарушать пирамиду власти, во всем подчиняться «национальному лидеру». Естественный отбор закрепил эту стратегию в генах. Как сказал поэт: «Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит!».

Может, россияне политической культурой не вышли? Трудно представить себе, что племена в джунглях Амазонки проводят предвыборные собрания и дискутируют о степени свободы в интернете или необходимости узаконить иски в защиту общественных интересов. Не доросли! Как, впрочем, не доросли до этого и туркмены в песках Кара-Кумов, и таджики в горах Памиро-Алая. А мы разве доросли?

Разделение властей, независимый суд, контроль народных представителей за действиями чиновников — это достижения современной европейской культуры, культуры гражданского участия. В наших генах такие порядки не прописаны. Реально они есть в двух десятках развитых государств, где власть действительно служит народу, а налоги — скорее взносы в общак, чем дань власть имущим. Остальные страны до такого уровня культуры еще не доросли, там «естественные государства», в основе которых сбор с населения дани, откатов, ренты, «распил» казны власть имущими. Общественный строй в таких странах — «капитализм для своих» или власть мафии. Такой строй установился сегодня и в России.

Есть и другая причина мрачной российской действительности. Это уровень знаний простого народа. Можно ли посредством демократических процедур голосами больных избирать главного врача больницы? Нельзя. А избирать министра финансов можно? Но ведь простые люди ничего не смыслят в налоговой и бюджетной политике! А нужно ли гражданам избирать президента? Смогут ли граждане, ничего не разумеющие в макроэкономике, отличить популиста-демагога от здравомыслящего кандидата? Вряд ли.

В нашей стране на образование выделяется 2% ВВП, а в Южной Корее — 27% ВВП. Тогда вам должно быть понятно, почему нарождаются конкурентоспособные южнокорейские товары — гаджеты, автомашины, растет уровень жизни народа. А куда идут наши деньги? На сверхдоходы чиновников, на распил казны, на дворцы знати? А мы считаем, что так есть и так всегда будет. Зря надеемся, будет много хуже. Страны, похожие на нас по своему общественному устройству в Африке и в Азии, за последние полвека снизили доходы населения вдвое, миллионы мрут от голода и болезней. Зато их мафиозная элита строит новые дворцы и яхты. Мы не одни такие. Жители Зимбабве, Конго, Съерра-Леоне — наши братья по духу и холопству. Мы не понимаем, что только в странах, где и местная и верховная власть контролируется населением через эффективные институты участия, имеет место рост жизненного уровня населения. Так что в том, что немцы, финны, шведы имеют зарплату в десять раз большую, чем россияне (при тех же ценах в магазинах), виноваты не Обама или Трамп, а мы сами, это следствие нашей подданической монархической культуры.

Нынешняя российская элита — это мафиозная бюрократическая вертикаль, охраняемая опричниками в шлемах. Не ученые, не специалисты, не профессиональные политики, юристы и экономисты, определяют судьбу страны, а чиновники. Они понимают природу власти как право повелевать «терпилами» и не зависеть от них. Чиновники получили власть от верховного правителя, а как того занесло на самый верх — по наследству или в результате псевдовыборов, — не важно. Будешь в его милости — станешь частью властной пирамиды, разбогатеешь.Этим людям, как и значительной части россиян, идейно близок сталинизм. Они считают авторитарную бюрократическую вертикаль наилучшей формой организации государства, настороженно относятся к бизнесу и частной собственности на средства производства, допускают существование только своих, ими назначенных «предпринимателей». Но хотят ездить на дорогих импортных автомашинах, пользоваться изобретенными на Западе гаджетами, иметь недвижимость и банковские вклады в Европе.

Да, мы «терпилы». Возьмем для примера Объединенную авиастроительную корпорацию. От кого зависит качество разработок новой техники, внедрение перспективных технологий? От конструкторов и технологов. Но они получают зарплату 13-15 тыс. рублей. А чиновники, возглавляющие корпорацию, — 250-280 тыс. ежемесячно. Они не рискуют своим капиталом, они распоряжаются казенными, т.е. «ничейными» деньгами и погоняют «терпил», не способных даже организовать профсоюз.

За последние 15 лет при молчаливом согласии народа реанимированы все существовавшие при советской власти институты, такие как всесильное КГБ-ФСБ, карманные суды, прокуратура. Выборы как волеизъявление народа умело профанировали, политическую конкуренцию свели на нет, реальную оппозицию задавили.

Тот факт, что Россия, Украина, Белоруссия пришли к авторитаризму более или менее демократическим путем, свидетельствует об архаичной подданнической культуре наших народов и объективном раскладе предпочтений граждан. В постсоветских республиках (за исключение Прибалтики) не была проведена люстрация (очищение власти). Она и не могла произойти при отсутствии массовых оппозиционных политических партий или стоящей в оппозиции к власти церкви. Куда могла деться в ходе рыночных реформ многомиллионная армия коммунистической номенклатуры, привыкшая получать блага от властной иерархии, имеющая самые тесные связи с репрессивным аппаратом, владеющая навыками манипулирования массами, жаждущими «старых песен о главном»? Так что появление во главе бюрократической вертикали Путина — явление закономерное. Вряд ли власть Лужкова–Примакова или Зюганова–Макашова была бы лучше. А иных, имеющих шансы быть избранными, на рубеже 2000-х годов не просматривалось.

Владимир Путин понял, что нашему народу нужна имперская риторика, региональным начальникам — возможность «доить» подконтрольные территории, а силовикам — крышевать бизнес. Сам же российский (как и украинский, и армянский и т.д.) бизнес — не сторонник честной конкуренции, готов платить за «крышу», за то, чтобы не отняли бизнес, не сажали и не убивали. В итоге получилось, что самые жирные куски достались близким президенту людям, была налажена система коррупционной скупки лояльности на местах, а финансовые потоки, прокуратура, суд и другие государственные институты взяты под жесткий контроль силовиков. Эта властная вертикаль ушла корнями в союз аморального и трусливого российского бизнеса и корыстной коррумпированной бюрократии. Питательной почвой для нее служат природные ресурсы страны и народ с его подданнической холопской культурой. Сможем ли мы выбраться из этой колеи?

____________________________________

i Новые Известия 18.09.15 №169

Фото: Григорий Сысоев/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.