Медиафрения
21 ноября 2017 г.
Медиафрения. Русское народное двоемыслие в условиях путинизма

На минувшей неделе самое яркое и значимое медийное событие вновь было в жанре интервью. До этого российский официоз и «примкнувший к нему Кашин» восхищались большой «журналистской удачей» провокатора, который пытался взять интервью у Светланы Алексиевич и после того, как Нобелевский лауреат, прервав беседу, запретила его печатать, опубликовал интервью вопреки воле собеседницы в агентстве «Регнум», да еще и «отредактировал» ее ответы.

В отличие от провокации в «Регнуме», которой так восхищались федеральные телеканалы, «Новая газета» силами своего спецкора Павла Каныгина сделала очень важную журналистскую работу, опубликовав интервью со Светланой Агеевой, матерью ефрейтора Агеева, попавшего в плен в Луганской области. Я не случайно, и не только для контраста, поставил рядом эти два медийных события: «интервью», которое провокатор взял у Светланы Алексиевич, и интервью, которое Павел Каныгин взял у Светланы Агеевой. На мой взгляд, то, что сделал Павел Каныгин, по своей глубине и пронзительности напоминает произведения Светланы Алексиевич в миниатюре. Не спешите возмущаться и протестовать. Речь не о сопоставлении масштабов двух авторов и не о сопоставлении героинь Алексиевич и Каныгина. Тут явно нет почвы для сравнения. Речь о жанре и о той истине, которая открывается через голоса живых людей, что ставит документальную прозу вровень с художественной, а то и выше.

Реакция на это интервью со стороны представителей прогрессивной общественности содержала в основном обсценную или заменяющую ее лексику в адрес матери пленного российского ефрейтора, захваченного на месте преступления в чужой стране. Если подобная реакция украинцев, потерявших 10 тысяч жизней по вине, в том числе, таких преступников, как сын Светланы Агеевой, была понятна, естественна и не обсуждаема, то возмущение российских либералов тем, что жительница села Топчиха Алтайской губернии смотрит телевизор и верит ему, а не сидит в интернете в поисках истины, представляется не вполне адекватным.

В действительности, Павел Каныгин своим интервью создал портрет современного варианта русского народного двоемыслия. Оно, это народное двоемыслие времен путинизма, во многом скроено по лекалам Джорджа Оруэлла, открывшего это явление, хотя кое в чем имеет отличия. Светлана Агеева строго по Оруэллу «способна держаться одновременно двух противоречащих друг другу убеждений, говорить заведомую ложь и одновременно в нее верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобится». Конец оруэлловской цитаты.

Светлана Викторовна знает со слов сына, что он служил по контракту, он ей присылал скан приказа о присвоении звания ефрейтора, фотографии, где он с однополчанами на фоне знамени части российской армии. Сын у нее хороший, «в армию пошел по призванию», «отдал долг Родине», «много тренировался, держал себя в форме». Информацию о том, что сын в плену на территории Украины, Светлане Агеевой сообщил журналист ВВС…

Павел Каныгин задает вопрос о том, что ей известно о событиях на востоке Украины. Лицо Светланы Викторовны мгновенно меняется, из него уходит живое выражение. Теперь перед нами не мать — зритель федеральных телеканалов. «Я очень политикой увлекаюсь. Всегда смотрю наших знаменитых Соловьева, Киселева, “60 минут” нравится. Хотя вот Киселева как-то так не очень, а вот Соловьев нравится. В общем, немножко разбираюсь… Украина не хочет федерацию, не хочет отпускать Донецк и Луганск, а те не хотят быть в составе Украины, от этого конфликт…». На вопрос Каныгина, присутствует ли Россия в этом конфликте, Светлана Викторовна после небольшой заминки снова включает телезрителя: «Официальная версия, что нас там нет, иначе было бы вмешательство». Журналист «Новой»: «Вы доверяете этой версии?» Агеева: «Ну, хотелось бы так думать…» И тут же, отбросив сомнения: «Я думаю, что нас там нет».

Вот этот фрагмент интервью вызвал особо бурную реакцию прогрессивной российской общественности. У нее сын-контрактник в плену в Украине — живое свидетельство российской агрессии, а она соловьевское «ихтамнет» включает! Отрицает существование собственного сына!

Все так. Можно еще попенять Светлане Агеевой, что в своем селе Топчиха она не организовала акцию протеста против аннексии Крыма и массового убийства сирийцев российскими ВКС, а также до сих пор не стоит у здания местной администрации в бессрочном пикете протеста против коррупции. Мать пленного российского контрактника Агеева страдает двоемыслием, подобно абсолютному большинству россиян, в том числе и некоторым из тех представителей прогрессивной общественности, которые наперебой обливают ее презрением. В ее двоемыслии есть еще одно важное измерение, которого не было ни у Оруэлла, ни в двоемыслии советской эпохи. Когда в ее дом пришла беда и ее сын оказался в плену, она стала стучаться во все двери. Дверей Путина и Шойгу в селе Топчиха не оказалось. И она стала писать и обращаться в прессу и общественные организации. Из всех российских СМИ она выбрала «Новую газету», а не «Комсомолку», не «Россию 1» с соловьевым-киселевым, из общественных деятелей — местного правозащитника Александра Гончаренко, а из партийцев — яблочника Бориса Вишневского. Никого из раскрученных по ТВ единороссов и общественных палаточников типичная «ватница» не позвала на помощь. В трудную для себя минуту обратилась к той самой «пятой колонне», о предательской сущности которой ей годами твердил любимый ею Соловьев. По мне, так в этом варианте двоемыслия есть какой-то тоненький лучик надежды в отличие от оруэлловского безнадежного мрака. Она, эта надежда, в том, что «трудная минута» для многих россиян не за горами, и тогда у какой-то части из них на смену двоемыслию придет сначала сомнение, а потом прозрение.

Перед первым свиданием

Путин наконец дождался своей очереди. Трамп пообещал с ним встретиться на саммите G20. То есть президент США как минимум не отвернется и не заложит руки за спину, когда увидит президента России. Возможно, они даже присядут где-нибудь в углу. Понятно, что весь российский МИД и все телеканалы будут с секундомером следить за продолжительностью встречи. Поскольку международный престиж России зависит от того, сможет ли Трамп продержаться с Путиным хотя бы на минуту дольше, чем длился их разговор с Порошенко. Настоящий триумф будет, если они уединятся где-нибудь за фикусом. Тогда получится, что Трамп говорил с Путиным наедине, а не в компании с советниками, как это было с Порошенко.

Одним словом, Россия взволнована, как юная девушка перед первым свиданием. И, как это бывает у девушек, волнение скрывается за маской безразличия и даже цинизма. За безразличие отвечает МИД, за цинизм телевизор. Хотя разделить эти два института все труднее.

В «Воскресном вечере» у Соловьева предстоящую встречу обсуждали с выражением брезгливого скептицизма. Все были уверены, что Трамп с Путиным ни о чем не договорятся. С этим прогнозом трудно спорить, поскольку он самосбывающийся. Трудно спорить с человеком, который обещает не договориться: ему легко сдержать обещание, а у того, кто настроен на договоренности, в этом случае нет шансов их достичь. Телевизор не формирует внешнюю политику России, но создает такой антиамериканский настрой, что любые договоренности с США будут выглядеть предательством.

Тон антиамериканской истерии задал член Совета Федерации Андрей Клишас, который сообщил, что они в Совете Федерации очень встревожены американским вмешательством в дела России. Только я стал оглядываться и искать в доступной моим органам чувств части России присутствие США, как Соловьев все объяснил, сказав, что 30% российских СМИ финансируются США.

То, что Соловьев живет в какой-то другой стране, которая почему-то тоже называется «Россия», было ясно давно. Поскольку в той стране, в которой живу я, из нескольких десятков тысяч СМИ США финансируют «Радио Свободу» и «Голос Америки», то есть тысячные доли процента…

Соловьев в поисках того, в чем бы еще обвинить США и Запад в целом, обратился к юстиции и понял, что она в России не идеальна. Исток порочности российского правосудия был найден мгновенно: это Страсбургский суд по правам человека. «Никогда наши суды не станут лучше, если люди смогут куда-то бежать жаловаться!» — воскликнул Соловьев. И тут же обрушился на Клишаса: «Вы нам придумали Конституцию 1993 года, вы нам внесли пункт о приоритете международного права!». Андрей Клишас, которому в момент принятия Конституции 1993 года только что стукнул 21 годик и он был студентом Уральского университета, растерянно хлопал глазами, не зная, что ответить на такое страшное обвинение. А Соловьев тем временем продолжал бушевать: «В Тамбове суд создадим!» — пригрозил коварным американцам и лицемерным европейцам грозный телеведущий.

В целом «эксперты» сошлись на том, что договоренности между Трампом и Путиным ждать не стоит. И ее не будет, естественно, только по вине США. «Трамп пытается что-то делать, но мы не знаем, что у него в голове», — пожаловался политолог Сергей Михеев. И уточнил: «У него не хватит ума провести эту встречу так, чтобы добиться договоренностей».

Американский политолог Злобин попытался очень робко вступиться за своих. «По-вашему, все зло идет из-за океана, если ума у кого-то не хватает, это у Трампа», — с плаксивыми интонациями заканючил американец. И попытался перейти в наступление: «А с чем едет Путин? Что он скажет?». Позволить какому-то американцу трепать имя Путина Соловьев, естественно, не смог. Его ответ был сокрушителен: «Сейчас в России пришли люди, которые знают, что делать. Вы (обращаясь к Злобину и в его лице ко всем США) считаетесь, только когда вам дадут по сопатке!». Каким образом можно выполнить данную угрозу в отношении политолога Злобина, более-менее ясно, хотя профит от этого мероприятия мне представляется сомнительным. Как Соловьев собирается «дать по сопатке» Соединенным Штатам Америки, понять несколько сложнее. В любом случае, если телевизор хоть в какой-то мере выражает настроение главы государства, ехать на первое свидание с таким настроем явно не стоит. Лучше бы его вообще отменить.

«После рекламы — любимая забава нашего “Вечера” — Украина»

Такой задорной репризой анонсировал Соловьев вторую часть «Воскресного вечера», в которой речь должна была идти о ситуации в стране, где по вине, в том числе и Соловьева, убито 10 тысяч граждан. Дело вкуса, конечно, но, по мне, так вот этот соловьевский юморной анонс еще отвратительнее, чем киселевский «радиоактивный пепел».

Свою любимую «забаву» соловьевские «эксперты» начали с обсуждения того отношения к Украине, которое в данный момент характерно для «ДНР» и «ЛНР». Представитель «ДНР» Денис Пушилин был сдержан и сказал, что «расстояние между нами («ДНР». — И.Я.) и Украиной увеличивается с каждым месяцем. Бывший украинский депутат Игорь Марков, скрывающийся в России от уголовного преследования со стороны украинской прокуратуры, высказался более определенно. «Если в Донецке сказать, что Донецк — это Украина, тебе набьют рожу», — сообщил беглый украинский политик. Впрочем, вполне вероятно, что Марков просто экстраполировал свой буйный нрав на всех жителей Донецка. Поскольку в ходе дискуссии постоянно хамил любому, кто проявлял недостаточную злобность по отношению к Украине, и явно был готов пустить в ход кулаки.

Так получилось, что в эти же дни украинские СМИ сообщили о том, что российский певец Митя Фомин, выступая на джазовом фестивале во Львове, который считается бастионом украинского национализма, публично заявил по ТВ, что «Крым — это российская территория». Потом он еще много говорил про то, что он «голубь мира» и летает, где хочет, не зная границ, а также про то, что «было ваше — стало наше». После чего, уже вернувшись в Москву, этот Митя Фомин ответил на вопросы «Комсомолки» о своем героическом поведении в логове бандеровцев. Как выяснилось, ничего плохого с ним не случилось, все по-прежнему были с ним доброжелательны, проводили до границы и помахали на прощанье. Хотя в социальных сетях возмущенные реплики в адрес певца, естественно, попадались. Мне эти два эпизода показались неплохой иллюстрацией к различиям в тональности, которые существуют в политике российских телеканалов по отношению к Украине и украинских каналов по отношению к России.

В социальных сетях можно, конечно, встретить все что угодно. Но вот такой риторики, как у Ж. или «востоковеда» Багдасарова, который постоянно требует использовать в отношении Украины методы сталинского диверсанта и ликвидатора Судоплатова, на украинских телеканалах слышать не приходилось. В этот раз Багдасаров опять требовал объединить «ДНР» и «ЛНР» в единую «Украинскую народную республику» и немедленно признать ее государственный суверенитет. Что касается нынешних властей Украины, то Багдасаров, как истинный фанат террориста Судоплатова, заявил, что «если сами не уйдут, их надо уничтожить».

После этого остается лишь удивляться терпению украинских властей, которые так долго тянули с запретом вещания российских СМИ, разжигающих к Украине ненависть, приправленную ложью, в режиме нон-стоп 24 часа в сутки.


Фото: "Новая газета"














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.