Что делать?
20 ноября 2017 г.
Как очистить культуру общества от коррупции
7 АВГУСТА 2017, СЕРГЕЙ ЦЫПЛЯЕВ

Обсуждаем программу Алексея Навального


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Коррупция — официально и публично осуждаемое явление общественной жизни. Везде декларируется борьба с коррупцией. В одних странах она идет весьма эффективно, в других — практически без видимых последствий. Почему так происходит?

Культурные корни коррупции

Главная причина — это степень проникновения коррупционного поведения в культуру общества.

Общества условно можно разделить на два типа:

  1. Здоровое общество с паразитирующей коррупцией

  2. Больное общество с коррупционным фундаментом

Тип 1. В этих обществах коррупция рассматривается как отклонение от общепринятых норм жизни и ведения бизнеса. Такие общества характеризуются важными условиями: это системы свободной политической конкуренции, информационной открытости, верховенства права и свободы СМИ. Помимо этого в них морально неприемлемы воровство и коррупция. 

Примеры коррупции дают военные закупки в США и Европе, истории с тайным финансированием политических партий, но публичное вскрытие этих фактов не остается для фигурантов без последствий, либо правовых (уголовная ответственность), либо политических (проигрыш на выборах). «Иммунная система общества» — мораль и традиции поведения — справляется с обезвреживанием постоянно возникающих «раковых клеток» коррупции.

Тип 2. В этих обществах коррупционное поведение является нормой, коррупция служит регулирующим и мотивирующим средством в общественном организме. Возникает «общество сбора дани». Например:

  • нельзя стать чиновником, не заплатив тем, кто подписывает приказ о назначении;

  • нельзя сдать зачет, не заплатив дань, даже если ты правильно ответил на все вопросы; 

  • нельзя вывезти грузовик фруктов, не заплатив дань таможенникам;

  • за возможность вести выгодный бизнес надо обязательно платить, таков порядок. 

Примеры подобного сорта можно приводить бесконечно.

Дань с подданных собирается не только в виде «коррупционного налога», но и путем расхищения собранных в казну официальных налогов. Расхищают бюджет разными способами: предоставляя «своим бизнесменам» вне конкурса сверхприбыльные госзаказы, давая подряды фиктивным фирмам, переплачивая из бюджета «своим» за акции и другие активы, назначая миллионные оклады и премии чиновникам, менеджерам государственных компаний и государственных корпораций.

В этих условиях «иммунная система» не справляется и работает в другую сторону: честное, законопослушное поведение становится эволюционно невыгодным, честные предприниматели и политики просто не выживают и уходят из профессии. Борьба с коррупцией носит характер кратковременных кампаний и часто используется как средство подавления конкурентов.

В жизни все многообразие общественных устройств и культур располагается на отрезке между двумя описанными выше крайними точками.



О чем говорит история

Считается, что в России первое упоминание взятки в письменном документе содержится в Псковской Судной грамоте 1397 года, «а тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику», что означает запрет на получение взяток при отправлении правосудия. Проблема быстро становилась беспокоящей, так что Иван Грозный уже ввел смертную казнь за чрезмерность во взятках. 25 мая 1648 года состоялось единственное в отечественной истории крупное восстание против взяточников. Глава Земского приказа превратил суд в средство вымогательства, а глава Пушкарского приказа месяцами не выплачивал жалование стрельцам, оружейникам, прочим подчиненным и присваивал эти деньги. Разъяренный народ вышел на улицы, требуя выдачи и казни коррумпированных «министров». В итоге бунта часть Москвы сгорела, погибли жители, царь был вынужден отдать преступников на растерзание народу.

Особая глава развития коррупции и борьбы с нею связана с временем Петра Первого. Герцен считал, что именно реформы Петра привели к созданию ненасытного бюрократического класса. «Один из самых печальных результатов петровского переворота — это развитие чиновнического сословия. Класс искусственный, необразованный, голодный, не умеющий ничего делать, кроме «служения», ничего не знающий, кроме канцелярских форм, он составляет какое-то гражданское духовенство, священнодействующее в судах и полициях и сосущее кровь народа тысячами ртов, жадных и нечистых». При Петре Первом расцветали как коррупция, так и борьба с ней. Сначала после многолетнего следствия в назидание всем публично повешен Сибирский губернатор князь М. Гагарин. Вслед за ним четвертовали за взяточничество обер-фискала А. Нестерова, который ранее изобличил Гагарина. Как рассказывают историки, от отчаяния царь Петр решил издать указ с драконовской нормой: «кто украдет у казны лишь столько, чтобы купить веревку, будет на ней повешен». Указ не вышел, поскольку генерал-прокурор П. Ягужинский справедливо заметил, что исполнение указа может оставить царя вообще без служивых людей. Петр последовательно ужесточал регулирование — от запретов до смертной казни. Однако ничего не помогало, взяточниками были люди, составлявшие ближайшее окружение Петра.

Расцвету и укоренению коррупции сильно способствует создание жестких, неработоспособных общественных систем, подавляющих естественные экономические, рыночные механизмы. Ярким примером стала административно-командная система управления народным хозяйством в Советском Союзе. Возглавляемая Госпланом и Госснабом всеобъемлющая вертикальная система планирования, распределения и ценообразования была не в состоянии учитывать все многообразие условий и обстоятельств и выдавать адекватные управляющие команды. Как известно, «работа по правилам — это итальянская забастовка». Дабы избежать паралича экономики, возникали неформальные механизмы торга, перераспределения ресурсов, компенсирующие дефекты централизованного управления. Для выживания любого предприятия требовались неформальные связи (горизонтальные и вертикальные), сопровождавшиеся обменом услугами и подношениями. В условиях командной экономики практически любые рыночные отношения квалифицировались как преступные. Коррупция становилась компенсаторным механизмом, смазкой, спасающей экономический мотор от заклинивания. С переходом к законодательному оформлению рыночных отношений эти глубоко укоренившиеся практики не исчезли, частично перешли в легальную сферу, а частично усложнились, стали масштабнее и разнообразнее, не теряя своего противозаконного и коррупционного характера. Одно из последних дел в России — это арест заместителя министра культуры России, работников министерства и целого ряда бизнесменов, связанных с петербургской компанией «Балтстрой». Речь идет об устойчивой системе «выигрывания» государственных контрактов на реставрацию важнейших памятников архитектуры по всей стране, выполнения работ с крайне низким качеством и по завышенной цене, расхищении бюджетных средств. 

Уже царем Петром и демократическим публицистом А. И. Герценом были сформулированы две основные стратегии борьбы с коррупцией: стратегия войны (повешения и четвертования) и системная стратегия, направленная на устранение причин коррупции. «Против него два средства: гласность и совершенно другая организация всей машины, введение снова народных начал третейского суда, изустного процесса, целовальников и всего того, что так ненавидит петербургское правительство», — писал Герцен, дав широчайшую палитру воровства, грабежа и самоуправства российских чиновников. «Гласность и демократия» — повторит те же рецепты генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, запуская программу перестройки политической и экономической систем Советского Союза. 



Стратегии борьбы с коррупцией

Стратегия войны предполагает борьбу с проявлениями коррупции методом наказания коррупционеров. Мотивировка этой стратегии — очищение власти от негодных людей и назидание всем остальным. Классические истории использования стратегии войны дают Китай и Италия (операция «Чистые руки»).

Китай провел две крупных антикоррупционных кампании (1951 и 1982 гг.), в настоящее время разворачивается третья. Так, в 2013 г. наказаны 182 тысячи чиновников, приблизительно на 50 тысяч больше среднего за предыдущие годы. В целом за 30 лет к уголовной ответственности за взяточничество привлечено около миллиона (!) сотрудников партийно-государственного аппарата Китая.

В Италии расследование затронуло более 20 тыс. человек, около 500 политиков получили тюремные сроки, в том числе премьер-министр Италии.

Стратегия войны быстро дает видимые результаты, поэтому она неизменно находит поддержку граждан и востребована политическими лидерами. По итогам кампании в Милане километр метрополитена «подешевел» на 57%, а строительство нового международного аэропорта потребовало на 59% меньших расходов по сравнению с исходной сметой. Деятельность муниципальных компаний перестала быть убыточной, что позволило снизить муниципальные налоги. Жестокие наказания за масштабные преступления удовлетворяют жажду мести и стремление к справедливости граждан.

Проблема стратегии войны — неустойчивость результата. Кампания заканчивается, так как систему невозможно долговременно удерживать в состоянии парализующего страха. Если параллельно не удается провести системные изменения, то обычаи начинают снова генерировать коррупционное поведение. При этом коррупционная система вырабатывает механизмы сопротивления, невосприимчивости к ранее использованным лекарствам. Сеть становится более эшелонированной, защищенной. Вырабатываются более сложные и скрытые схемы. Антикоррупционная сеть вылавливает в основном самых беспечных и глупых. Коррупция совершенствуется в результате такого естественного отбора, уходит вглубь и становится для общества еще дороже.

Системная стратегия делает основной акцент на устранении причин, порождающих коррупцию, Основные контуры системной стратегии ясно изложены в единой многоцелевой стратегии борьбы с коррупцией, разработанной Всемирным банком.

  1. Институциональные основы:

  • создание независимой и эффективной судебной власти;

  • расширение сферы действия парламентского контроля;

  • обеспечение независимости правоохранительных органов.

  1. Политическая ответственность:

  • политическая конкуренция, заслуживающие доверия политические партии;

  • прозрачность финансирования партий;

  • прозрачность процедуры голосования для избирателей;

  • обязанность госслужащих декларировать имущество, правила, регулирующие конфликты интересов.

  1. Расширение возможностей участия гражданского общества:

  • гарантирование свободы информации;

  • усиление роли СМИ.

  1. Конкурентный частный сектор:

  • реструктуризация монополий с целью усиления конкурентных начал;

  • снижение барьеров входа на рынок, связанных с необходимостью получения различных разрешений;

  • прозрачность корпоративного менеджмента;

  • увеличение прав деловых ассоциаций.

  1. Управление государственным сектором:

  • найм на государственную службу на основе заслуги, достойная оплата труда государственных служащих;

  • децентрализация власти;

  • повышение прозрачности бюджетного процесса для контролирующих органов;

  • повышение прозрачности в налоговой администрации, лишение налоговых служащих возможности произвольно предоставлять налоговые льготы, упрощение налоговой администрации.



Дальнейшее развитие этой программы привело к добавлению таких мер, как создание специализированного антикоррупционного ведомства, принятие этических кодексов, необходимость отдельных программ по борьбе с коррупцией при государственных закупках, мобилизация поддержки проведения реформ как со стороны гражданского общества, так и со стороны политических лидеров. 

Эта стратегия требует долгосрочного подхода, упорства и выдержки. Ожидание существенных результатов часто выходит за пределы срока полномочий политиков. 

Открытость информации, свободная пресса, наличие политической конкуренции отсекают наиболее наглые и откровенные коррупционные практики, но реализация программы встречает мощное сопротивление и саботаж со стороны бюрократического класса. 

Ключевым фактором, играющим центральную роль в процессе очищения государственного и муниципального аппарата, является общественное мнение, отвергающее коррумпированных политиков и наказывающее их на очередных выборах за неподобающее поведение. Политические конкуренты вскроют коррупционные факты, журналисты сделают их достоянием гласности. Дальше можно надеяться на неподкупных судей, но неподкупный суд в коррумпированной стране найти нелегко. И здесь нужен глас народа, осознающего пагубность коррупция для развития страны и не готового прощать шалости чиновникам. Раньше в России очень часто можно было услышать рассуждения, по существу оправдывающие коррупцию: «выберем новых, а они еще «голодные», начнут брать, присваивать, Пусть уж лучше старые сидят, эти уже наелись, им хватит». Общество крайне снисходительно относится к фактам коррупции, если политик вызывает симпатию. Более того, избиратель охотно включается в коррупционные отношения на выборах, ожидая преференций своей группе, либо принимая прямые подачки от кандидатов. Культура низовой мелкой коррупции санкционирует масштабную коррупцию во властных структурах, чаще всего даже неосознанно.

Примером комплексной стратегии может служить программа обуздания коррупции в Сингапуре под руководством Ли Кван Ю. Она включала в себя и кнут и пряник для чиновников, и системные решения, уменьшающие степени свободы бюрократии.

Лидеры Сингапура осознали необходимость побороть коррупцию и произвол чиновничества, без решения этой задачи у страны не было достойного будущего. За этим последовала система строгих и последовательных мер. Действия чиновников подверглись регламентации, были упрощены бюрократические процедуры, обеспечен строгий надзор за соблюдением этических стандартов. Одновременно были ужесточены меры уголовной ответственности за коррупционные деяния, повышена независимость судебной системы, обеспечен привилегированный статус судей, в том числе путем радикального увеличения вознаграждения — до нескольких сотен тысяч долларов в год, а позже — свыше одного миллиона долларов. Введены чувствительные экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Параллельно проводилось уменьшение вмешательства государства в экономику, проводилась работа по улучшению кадрового состава на государственной службе. Это включало в себя подготовку квалифицированных административных кадров, существенное повышение зарплат чиновников (вплоть до наивысшего уровня в мире), уровень зарплаты для занимающих ответственные посты чиновников стал сравним с топ-менеджерами в частных компаниях. Во многих государственных структурах проводилась серьезная кадровая чистка, например, в таможенном ведомстве были уволены все сотрудники.

Существенными элементами антикоррупционной стратегии стали создание специализированного Бюро по расследованию случаев коррупции и, самое главное, стремление политических лидеров стать образцом поведения для чиновников, открыв для публики все данные о своем состоянии, доходах, коммерческих интересах и финансовых операциях.

Сингапур совершил невероятный рывок в экономическом и социальном развитии, Главный вопрос, на который ответ даст будущее, — стала ли антикоррупционная культура, насаждаемая жесткими авторитарными методами, частью народной традиции и понимания жизни или уход из жизни реформаторов повлечет медленное возвращение общества к привычному порядку вещей.



Шанс для России

Коррупция в России расширяет свое влияние. Все признанные в мире рейтинги констатируют негативную динамику. Извлечение административной ренты становится основным побудительным мотивом для значительной части чиновничества. Громкие коррупционные дела на уровне министерств и глав регионов, история панамских офшоров показывают, что низовая коррупция сопровождается беловоротничковой, включающей в себя расхищение бюджетных средств, обеспечение монопольного положения на рынке компаний «своих людей». Все это свидетельства кланового характера российского капитализма. Задача очищения общества представляется исключительно трудной. Для ее решения должно произойти крайне маловероятное совпадение нескольких условий.

Во-первых, в один прекрасный момент в обществе, прежде всего в управляющем классе, должно возникнуть ощущение, что «так дальше жить нельзя». Чаще всего в истории России это происходило, когда наступало осознание, что мы сильно отстаем от ведущих держав мира. Потребуется серьезный общественный разговор о моральных принципах: «что такое хорошо и что такое плохо», что помогает стране развиваться, а что мешает, может ли считаться патриотом человек, ворующий у страны и народа.

Во-вторых, к руководству страной должна прийти элита, которая не будет ставить своей задачей не только незаконное, но даже законное обогащение во время своего пребывания у власти. Это не означает, что управлением могут заниматься лишь состоятельные люди. Политические лидеры, независимо от их имущественного положения, в состоянии ставить перед собой задачи гораздо более высокого стратегического порядка, связанные с достижением выдающихся результатов в развитии страны, считать это своим призванием и высшим моральным удовлетворением.

В качестве первых шагов, свидетельствующих о серьезности намерений, надо сделать следующее:

  • ратификация статьи 20 Конвенции ООН против коррупции от 31 декабря 2003 г. Конвенция ратифицирована Российской Федерацией в 2006 году за исключением статьи 20 «Незаконное обогащение». Эта статья предусматривает признание в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение, т. е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом объяснить; 

  • создание специализированного органа по борьбе с коррупцией в соответствии со статьей 36 «Специализированные органы» Конвенции ООН.

Задача невероятной сложности, но шансы на успех пока еще сохраняются. Конечно, Россия — богатая страна и еще долго можно жить за счет природных ресурсов, отбирая их у следующих поколений. Но если мы ничего не сделаем, как мы посмотрим в глаза потомкам и что они скажут о нас?

Автор — декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГС при Президенте Российской Федерации


Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В ловушке локального максимума
20 НОЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ МОВЧАН
Миллионы пенсионеров в основном состоят из тех, кому на рубеже 90-х было 35 – 45 лет. Это были состоявшиеся в советской системе люди, уже не готовые в силу возраста менять парадигмы и профессии. Именно их в массе 90-е оставили на овсяной каше и воде на несколько лет, отобрали даже те малые доходы, которые они имели при социализме, заставили резко снизить свой социальный статус, унизили их, заставив все время чувствовать свою вину за то, как они жили до 1991 года. В нынешней системе они видят возврат к «разумному социализму», который оправдывает их прошлое и, одновременно, защиту от неопределенности и унижения 90-х годов.
Гражданский долг россиян сегодня
13 НОЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
В чем состоит гражданский долг россиян сегодня? В том, чтобы спасти «русский мир» от перспективы отсталости, нищеты и вырождения, преодолеть традиционное холопское сознание, надежду на доброго царя-президента, сделать народ хозяином своей жизни. Подобно тому, как стали хозяевами на своей земле шведы и финны, научившиеся на деле контролировать свою бюрократию. Надо самим отвечать за то, что происходит вокруг. А для этого изменить свой менталитет, политическую систему, правоприменительную практику, заставить чиновников служить, не наживаясь. Отсюда следует практическое понимание гражданского долга – мирными средствами добиваться таких реформ, которые создадут условия для притока иностранных инвестиций и связанных с ними высоких технологий. Уйти от самоизоляции России.
Вера в «доброго царя» или президента: истоки
5 НОЯБРЯ 2017 // РУСТЕМ НУРЕЕВ
Российское общество и в наши дни по традиции остается не эмансипированным от власти. Монархическая традиция, наивная русская вера в «доброго царя», ожидание Вождя, Хозяина, Лидера во многом преобладают в сознании народных масс вплоть до наших дней. Точка опоры у большинства россиян вынесена вовне, связана с верховной государственной властью. В России в отличие от стран Запада исторически сложился тип общественной системы, для которого характерны «перевернутые» отношения собственности и власти: в его основе лежит эффективность власти, а не эффективность собственности. Почему?
Ты гражданином быть обязан!
30 ОКТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
Большинство россиян хотят быть подальше от политики. Мол, мы люди маленькие, меньше возникаешь – дольше проживешь. Жили бы они в древних Афинах, их бы точно наказали атимией – публичным бесславием, бесчестием, презрением, лишением прав гражданского состояния. Человек, подвергшийся атимии, не имел права выступать в Народном собрании, занимать должности, служить в армии, участвовать в Олимпийских играх. Столь суровой была кара за неучастие в политике. Закон требовал, чтобы во время волнений и междоусобиц граждане примыкали к одной из борющихся партий.
Ценности, менталитет финнов и благоприятный фон реформ школьного образования
23 ОКТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВСКАЯ
Демократическое государство всеобщего благосостояния. Всеобщее благосостояние стало главным принципом финского государства. Государство всеобщего благосостояния было создано в относительно короткий период. Перед Второй мировой войной в Финляндии было много бедных. Сегодня дифференциация по уровню доходов населения в Финляндии одна из самых низких в мире. По данным ОЭСР, Всемирного банка 2009–2012 годов, соотношение доходов 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных граждан по странам, в разах: Дания – 5,3, Финляндия – 5,4, Швейцария – 6,0, Норвегия – 6,1, США и Канада – 8,9, Великобритания – 10,0, Южная Корея – 10,7, Россия – 16,4, Китай – 17,6.
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.