Медиафрения
20 ноября 2017 г.
Медиафрения. Бесполезные идиоты
22 АВГУСТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Хорошая новость. Прекратил вещание телеканал «Лайф». Без малого четыре года это детище Габрелянова отравляло своим содержимым мозги и души россиян. 18.08.2017 телеканал «Лайф» сделал соотечественникам последнюю инъекцию и помер. Осталась память. О том, как собственный корреспондент телеканала Юлия Иванова предлагала врачу деньги за то, чтобы он ей первой позвонил, как только умрет Эльдар Рязанов. О том, что телеканал «Лайф» был одним из главных орудий в войне с Украиной и с российской оппозицией. Арам Ашотыч отличался от всех других руководителей путинских СМИ прямодушием и искренностью. Он никогда не скрывал, что все, кто приходит к нему на службу, должны оставить за порогом мозг и совесть. Почему-то считалось, что то, что делает Габрелянов, называется таблоидами. Это явное недоразумение. Поскольку таблоиды — это то, что делал, например, Руперт Мёрдок. Таже The Sun, или почившая в бозе News of the World. Мёрдоку тоже было наплевать на мораль. Разница в том, что Мёрдок не был холуем, у него были политические пристрастия, которые могли влиять на контент его изданий, а Арам Ашотыч всегда готов облизывать любую власть, невзирая на ее устремления.

Телеканал «Лайф» стал не нужен власти, поскольку тот уровень нравственного идиотизма, который изначально был его конкурентным преимуществом, давно достигли и даже превзошли НТВ, «Звезда», «Россия 1», РЕН ТВ и Первый канал. К уровню «Лайфа» в данный момент начал движение телеканал РБК. После того как Михаил Прохоров продал холдинг Григорию Березкину, к руководству телеканалом пришла специфическая команда. В частности, аналитический отдел телеканала РБК возглавил Алексей Штейнбух, ранее работавший военным корреспондентом на ВГТРК, где вел программу «Совбез». В прошлом сотрудник спецслужб. Как сообщил телеканал «Дождь» со ссылкой на свой источник в РБК, Штейнбух провел «инвентаризацию экспертов» и ввел на РБК стоп-листы. Те эксперты, которые разрешены к употреблению, помечаются бирками «очень хорошо» или «можно, но аккуратно». Например, на кремлевском политологе Алексее Чеснакове висит бирка «очень хороший», а на Константине Эггерте, наоборот, написано «осторожно». Ну и зачем, спрашивается, Кремлю телеканал «Лайф», когда появляется вот такой РБК?

Значимые точки зрения

А.А. Венедиктов совершенно не похож на А.А. Габрелянова. Алексей Алексеич ходит в усах и бороде и посылает своих слушателей в аптеку, а Арам Ашотыч просто редко и неаккуратно бреется, а сотрудников своих наставляет в основном по-матерному. Арам Ашотыч своих оппонентов чуть что бьет кулаком в морду, а Алексей Алексеич предпочитает со своими недругами расправляться словесно в твиттере и в своем эфире. Оба любят Путина, но по-разному. Арам Ашотыч любит Путина прямо, непосредственно и грубо, а Алексей Алексеич застенчиво, исподволь и нежно. Оба имеют медаль ордена «За заслуги перед Отечеством», но у Арам Ашотыча она первой степени, а у Алексей Алексеича — второй. Зато у Алексей Алексеича есть французский орден Почетного легиона, а Арам Ашотыч — патриот.

Вся штука в том, что они такие разные, а делают одно дело. В последние годы «Эхо» усилиями ААВ проделало большой путь. В августе 1991 года «Эхо» было единственным федеральным СМИ, которое стало рупором противников ГКЧП. Прошло 26 лет, и «Эхо» обслуживает власть тех, кто продолжает дело ГКЧП. В начале 90-х на «Эхе» был невозможен, такой, например, эпизод, который произошел 15.08.2017 в программе «Один». Ведущий программы Алексей Нарышкин обратился к своей аудитории со следующим предложением: «Звоните в прямой эфир “Эха Москвы”. Если вы дебил по каким-то причинам, можете не звонить». Что-то очень существенное должно было произойти в этом медиа, чтобы из «свободного радио для свободных людей» (слоган Сергея Корзуна, главреда «Эха» в 1990-1996 годах) оно превратилось в пристанище вот таких нарышкиных.

«Эхо Москвы» Венедиктова отличается от «Эха Москвы» Корзуна тем, что через 26 лет после ГКЧП обнаружилось, что ГКЧП победил и число свободных людей в стране заметно уменьшилось. Поэтому путеводной звездой ААВ стала идея, что на «Эхе» должны быть все «значимые точки зрения». Причем, какие точки зрения значимые, а какие не значимые, ААВ определяет исключительно на глаз. Собственный. Вот, например, точка зрения Максима Шевченко очень значима для Алексея Венедиктова. Поэтому 20.08.17 на сайте «Эха» появляется текст Шевченко «”Теракт в Барселоне” — кому это нужно?». Значимая точка зрения Шевченко состоит в том, что «несусветную чушь» про то, что это теракт, распространяют «разные пропагандоны типа Яковенко», которым к тому же не нравится, что Путин «поддерживает ХАМАС и “Хезболлу”». В то время как эти «единственные демократические организации в исламском мире» хотят только одного: «превращения Израиля из идеологически неонацистского в демократическое нормальное государство, не угрожающее народам региона». Понятно, что сионистский «пропагандон Яковенко» получает там зарплату.

Значимая точка зрения Шевченко состоит в том, что теракты — это «не война исламизма против цивилизации, а наступление демократов и их лакеев по всему миру — против Трампа». Весь этот теракт, оказывается, «постановка», разыгранная исключительно для того, чтобы вынудить Трампа «нести всякую язычески-магическую хрень в стиле туземных шаманов про пули, испачканные в свиной крови, которых, якобы, до колик боятся исламисты». Что же до радикального исламизма, то он «берет свое начало в романе КСА, ОАЭ и им подобных с Израилем, под руководством, естественно, американских республиканцев».

Итак, значимая точка зрения Шевченко на барселонскую трагедию состоит в том, что, во-первых, это не теракт, а постановка демократов с целью вынудить Трампа нести хрень про свиные пули. Во-вторых, радикальный исламизм породил Израиль под руководством республиканцев. В-третьих, «Хезболла» и ХАМАС — демократические организации, желающие Израилю перестать быть неонацистским государством, а кто думает иначе, тот сионистский пропагандон и несет несусветную чушь за кровавые израильские шекели.

Возможно, эта точка зрения значима для лечащего врача Максима Шевченко. Возможно, для Алексея Венедиктова значима точка зрения про то, что евреи приготовляют мацу на крови христианских младенцев, а Холокоста никакого не было. Возможно, эти и им подобные точки зрения значимы. Просто они довольно широко представлены в других медиа, и не вполне понятно, зачем Венедиктову понадобилось превращать «Эхо» в сточную канаву.

Идиоты полезные и бесполезные

Самой значимой точкой зрения на «Эхе» считается взгляд на мир Юлии Латыниной — «Код доступа» возглавляет семерку самых топовых передач на «Эхе». Сильная сторона Латыниной — последовательность. Если Латынина вцепилась в какую-то тему, то нипочем не отпустит, пока данная тема либо не исчезнет, либо не исчезнут все оппоненты Латыниной. В последнее время Латынина озабочена защитой двух слабых мира сего: Трампа и Собянина. Злые люди нападают на этих трогательно беззащитных мужчин, и некому за них заступиться, кроме Юлии Леонидовны. В «Коде доступа» от 19.08.17 Латынина дала решительный бой их обидчикам. Проще всего было защищать Собянина. Поскольку московский градоначальник все делает молча, а значит, не произносит столько глупостей, сколько произносит другой, заокеанский подзащитный Латыниной. Поэтому Латыниной остается просто курить Собянину фимиам, не тратя силы на доказательства. «С Собяниным общественное пространство вернулось», — сообщает Латынина. Видимо, Латынина полагает, что «Эхо Москвы» слушают все, кроме москвичей. Или: что те москвичи, которые слушают «Эхо», никогда не выходят из дома и не вынуждены пробираться через вечно перекопанные улицы и тротуары своего города, в котором перекладывание плитки и прочий ремонт стали не средством, а конечной целью.

«Началось возрождение общественного пространства. Город опять пошел», — декламирует Латынина, забыв уточнить направление, куда именно «опять пошел» город. Защита Собянина у Латыниной строится на противопоставлении хорошего Собянина плохому Лужкову. Защита вороватого, переполненного дурацкими идеями типа поворота сибирских рек Лужкова относится к числу дел, которыми мне не хотелось бы заниматься ни при каких обстоятельствах. Для москвичей они «оба хуже», а Собянин, в отличие от Лужкова, еще затеял аферу с реновацией, которую даже Латынина не знает, как защищать, и поэтому произносит набор бессвязностей вроде того, что затея, конечно, плохая, но делать-то что-то надо… Для Путина Лужков был плох потому, что Лужков родом из 90-х и оттуда его немалый политический вес, приобретенный независимо от Путина. А Собянин без Путина — ноль. Поэтому, защищая Собянина, Латынина вольно или невольно защищает путинскую систему расстановки политических нулей на ключевые посты в государстве.

Защита Трампа требует от Латыниной намного больше сил. В США многих возмутило то, что в своей оценке событий в Шарлотсвилле, где нацист на автомобиле целенаправленно убил женщину и многих покалечил, Трамп возложил равную ответственность на нацистов из Ку-клукс-клана, национал-социалистического движения и Лиги Юга, с одной стороны, и их антифашистов, с другой. Латынина по этому случаю вспомнила столкновение коммунистов и фашистов в Испании. «Обе стороны были хороши. Коммунисты первыми начали», — вспоминает Латынина. Тут у Латыниной явно что-то с исторической памятью. Сигнал к нацистскому мятежу «Над всей Испанией безоблачное небо», возможно, и не звучал, но то, что мятеж начали фашисты, доказывается простым фактом, что их противники были в тот момент у власти, а значит, им не было никакой нужды учинять мятеж.

«Мировая либеральная общественность рассказывала, какие ужасные фашисты (видимо, по Латыниной, на самом деле фашисты не такие уж ужасные?), что они подняли мятеж против левых, против законного правительства (то есть республиканское правительство не было законным?). И все замечательные люди, которые считали себя неравнодушными людьми, а по сути, были полезными идиотами для Сталина, на самом деле, как Эрнест Хемингуэй, рассказывавший о том, как важно теперь сражаться за идеалы добра. А на самом деле эти ребята сражались не за идеалы добра, а были полезными идиотами для Сталина. И вот, Эрнест Хемингуэй так и остался полезным идиотом для Сталина и написал книгу “По ком звонит колокол”». Конец цитаты.

Заклеймив сталинского полезного идиота Хемингуэя, который написал неправильную книгу «По ком звонит колокол», Латынина ставит ему в пример Джорджа Оруэлла, который написал книгу правильную, а именно «1984». Не ставя перед собой невыполнимую для меня, в отличие от Латыниной, задачу сравнивать художественные достоинства книг Хемингуэя и Оруэлла, хочу лишь восстановить историческую несправедливость, допущенную Латыниной в отношении Оруэлла. Он был точно таким же полезным идиотом, как и Хемингуэй, поскольку воевал против фашистов на стороне республиканцев и был ранен, так что Латынина вправе считать Оруэлла вдвойне идиотом. Там вообще была масса полезных идиотов, вроде Антуана де Сент-Экзюпери и Дос Пассоса, которые думали, что сражаются против фашистов, а на самом деле, как теперь выяснила Латынина, проливали кровь за Сталина. До кучи к полезным сталинским идиотам надо причислить и Пабло Пикассо с Ортегой-и-Гассетом, которые почему-то не захотели жить в Испании после победы Франко и уехали, тем самым они явно лили воду на сталинскую мельницу. Остается выяснить, считает ли Латынина полезными идиотами Рузвельта с Черчиллем, которые тоже, видимо, думали, что воюют с Гитлером, а в реальности ведь помогали Сталину. Ну чем не полезные идиоты?

Весь этот «исторический» экскурс, обрушенный на головы слушателей «Эха», понадобился Латыниной для того, чтобы доказать, что между фашистами и их противниками нет разницы. Для этого Латынина производит довольно примитивную подмену. Надевает на американских левых маску Сталина. То есть американские левые, все эти либералы, борцы за права человека, противники рабства, защитники геев — это все Сталин. Сталин же коммунист? Ведь так? Коммунисты же левые, спорить не будете? И либералы тоже левые, все эти обамы с клинтонами. Значит, Обама и Клинтонша — это Сталин, а все, кто против Трампа, — полезные идиоты. Как Хемингуэй и Экзюпери. «Сорок и сорок — рупь сорок. Сигареты не брали? — С вас два восемьдесят. Мужчина, проходите, за вами очередь».

В системе информационных войск Путина «Эхо» играет особую и весьма ответственную роль. Если путинский телевизор зомбирует в основном пенсионеров, домохозяек и условный «уралвагонзавод», то группенфюреру Венедиктову доверена особо ответственная миссия: набивать ватой головы людей образованных. На этот участок какого-нибудь Габрелянова не поставишь. Поэтому ААВ будет во главе «Эха», пока в Кремле сидит ВВП. А потом, вполне возможно, возглавит борьбу за путинизацию России. Рука об руку с Владимиром Соловьевым.


Фото: kremlin.ru, wikipedia.com












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.