Что делать?
26 марта 2019 г.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Из диалога автора с молодым шведом…

— Олаф, почему ты занимаешься бизнесом, а не политикой?
— В этом нет необходимости. Правительство и чиновники деньги не ворует. Налоги — разумные. Коррупции практически нет. Условия для малого бизнеса — благоприятные. Поэтому я занят своим бизнесом. Но на выборы хожу, голосую за социал-демократов.

Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания. Социал-демократы продемонстрировали широкие и надежные обязательства в социальной сфере.

При этом шведскому обществу удалось решить проблему сочетания равномерного распределения материальных благ с высокой экономической эффективностью, что соответствует интересам как личности, так и экономики в целом. Удалось достичь исторического компромисса между трудом и капиталом, обеспечить победу парламентской демократии над диктатурой.

Предпосылки становления шведской социал-демократии

В качестве влиятельной политической силы социал-демократы заявили о себе на парламентских выборах 1911 г., заняв 3-е место с 28,5 % голосов после либералов — 40% и консерваторов — 31% голосов. Однако становлению СДРПШ предшествовал чрезвычайно важный период развития рабочих движений, сформировавший в массовых слоях общества культурные предпосылки и демократические, конституционные идеалы.

Рабочее движение не возникло в Швеции само по себе. Оно появилось органически как часть целой волны народных движений. Помимо рабочего, наиболее значительными были движение евангелических церквей и движение борьбы за трезвость. Борьба за трезвость находилась в центре спектра рабочих движений. В свою очередь ее активисты пришли из евангелических организаций и снабдили рабочее движение многими кадрами профсоюзных организаторов. Вплоть до Первой мировой войны движение за трезвость было крупнейшим народным движением.

Немало членов движения за трезвость находилось и среди депутатов риксдага. Так среди избранных в 1911 и 1917 гг. в риксдаг членов второй палаты 64% входили в движение за трезвость; в 1949 г. этот показатель составлял 41%. Социал-демократические члены риксдага почти сплошь были организованными трезвенниками.

Социал-демократическое рабочее движение быстро стало ядром народных движений. Народные движения имели ряд общих черт, оказавших мощное воздействие на шведскую политику в целом и народную классовую политику в частности. Все народные движения стремились пробудить, организовать, обучить и преобразить людей, изменить их жизнь. Поэтому «движение» обретает значение коллективной, тесно спаянной организации. Народные движения отличала самоорганизованная, коллективная образовательная деятельность в особых учебных кружках, которые получили широкое распространение. Рабочий просветительный союз стал классическим образцом этих учебных кружков. Традиция народных движений сформировала реформаторское, воспитательное направление политики, придала ей организованную форму. В 1930-х годах шведская традиция организованных народных движений получила важное усиление. Крестьяне и сельская молодежь создали свое собственное народное движение.

Анализируя широту и устойчивость народных движений, шведские аналитики указывают на распространение этих традиций в обширной сельской местности. Лишь после 1957 г. городское население превысило половину населения страны. Однако еще большее значение имеют уходящее в далекое прошлое традиции независимости и самоорганизации шведского села. Это находило отражение в «уважаемом крестьянском сословии», состоящем из крестьян-собственников (1), с его воинами, церковными старостами, членами уездного суда, депутатами риксдага от крестьянского сословия и сельской общиной. Активный рост рабочего и аграрного движений наблюдался и после 1930 г.

Традиции народных движений связывают классовую политику социал-демократии с корнями, глубоко уходящими в историю шведского народа. Эта традиция объясняет такие особенности шведской политики, как минимум стихийности и воинственности в словах и поступках, но зато умелая организация, тщательная подготовка, осмотрительность, готовность к переговорам и компромиссам.

Отказ от революционности — политика компромисса

Социал-демократия формировала политическую повестку, охватывающую экономические и социально-политические проблемы производства и распределения, а также осуществления власти. Такой набор проблем объединяет рабочий класс и близкие к нему социальные слои, что в условиях демократической системы позволяет массовым слоям использовать свою численность в борьбе за парламентское представительство и отражение своих интересов в законодательстве.

В начале ХХ в. шведской социал-демократии предстоял трудный выбор. Весной 1917 г. и поздней осенью 1918 г. среди значительной части рабочего класса и солдат Швеции преобладали революционные настроения. Звучали жесткие требования немедленной демократизации. Власть имущие были обеспокоены и готовились к революции. В руководстве СДРПШ возникли разногласия. Молодые лидеры, во главе с Пером Альбин Хансоном, выступали за радикальные действия. Однако более опытные руководители, во главе с лидером партии Яльмаром Брантингом, настаивали на том, чтобы не предъявлялось никаких ультиматумов. Руководство СДРПШ и профсоюзов не противостояло волнам демонстраций и выступлений, а присоединилось к ним с целью придать им нереволюционное направление, избежать насилия.

Когда революционная волна весны 1918 г. спала, правое правительство осталось у власти до выборов (состоявшихся осенью того же года), по результатам которых социал-демократы вошли в правительство. Однако противодействие правых в риксдаге продолжало блокировать процессы демократизации. Но после революции в Берлине (1918 г.) правые в риксдаге в конце того же года капитулировали. Под мощным демократическим давлением, но без революционных потрясений, Швеция стала демократической страной. В декабре 1918 г. чрезвычайная сессия парламента приняла правительственный законопроект о демократизации избирательного права. Этим же законом с 1921 г. вводилось всеобщее равное избирательное право, допустившее к выборам женщин.

Движущей силой демократизации были социал-демократы, но к этим процессам присоединилось большинство шведского общества, за исключением помещиков и консервативной интеллигенции. В результате СДРПШ была признана в качестве легитимной правительственной партии. В 1920 г. успех социал-демократов на парламентских выборах позволил им сформировать уже однопартийное правительство.

Сильной стороной СДРПШ было ее стремление сотрудничать со всеми политическими силами, действовавшими в рамках Конституции и закона — так называемое «демократическое сотрудничество» (2). Его отражением стал выдвинутый социал-демократами лозунг «Швеция — дом народа». Характерно положение предвыборной кампании социал-демократов 1934 г.: «На призывы правых к разделению нации мы отвечаем нашим призывом к сотрудничеству между всеми демократическими силами. В то время как правые и большевики спекулируют на различиях, мы сосредотачиваем свое внимание на общем и объединяющем». По сути, это не что иное, как принципиальный отказ от одиозной концепции классовой борьбы.

Фактор компетентности

Одна из значимых причин успеха социал-демократов — компетенция. Победив в разгар экономического кризиса на выборах 1930 г., СДРПШ провела неотложные социально-экономические реформы, организовав общественные работы с заработной платой не ниже оплаты неквалифицированного рабочего; повышение базовых пенсий по старости. Эта политика была продолжена в рамках антикризисной программы СДРПШ «Кризисная помощь рабочим и крестьянам» (1932). Стержнем политики социал-демократов в тот период была в целом успешная политика выравнивания доходов.

В этом же году орган Шведского объединения предпринимателей «Индустриа» констатировал: «Наиболее выдающееся качество нового (социал-демократического. — С.М.) правительства — его жизнеспособность… Показатель интеллектуальной одаренности находится на высоком уровне»(3).

Шведские аналитики особо выделяют два аспекта стратегии социал-демократов: политика полной занятости и социальной защищенности. «Работа. Защищенность. Развитие» стали основой стратегии СДРПШ, принятой чрезвычайным съездом партии 1966 г.

Компетенцию лидеров социал-демократов признавали и их оппоненты. Так в 1987 г. 150 биржевых экспертов назвали министра финансов социал-демократа Челля-Улофа Фельдта лучшим министром финансов. А годом позже один из лидеров СДРПШ премьер-министр Игнвар Карлссон занял второе место в номинации «лучший премьер-министр».

При этом весьма показательно: три классических премьер-министра Швеции, социал-демократы Эрнст Вигфорс, Пер Эдвин Шельд и Гуннар Стрэнг — были экономическими самоучками и искушенными политиками, тесно связанными с рабочим движением. Это свидетельствует о том, что образование, полученное в рамках народных движений, обеспечивало раскрытие и реализацию талантов.

Создание социал-демократического государства благосостояния

Общепризнано: создание государства благосостояния — самое яркое достижение шведской социал-демократии ХХ в. Именно социал-демократы руководили разработкой знаменитого «Среднего пути», и формирование государства благосостояния совпало с 50-ю годами практически непрерывного правления СДРПШ. Однако корни этого государства идут от исторических условий, предшествовавших рождению рабочей социал-демократии, — широких народных просветительских гуманистических движений XXI в.

Социал-демократическая стратегия постоянно сталкивалась с проблемой, как сочетать парламентские формы борьбы за власть, стремление к справедливому равенству и необходимость экономической эффективности.

По мнению экспертов, набор социальных программ Швеции или объем расходов на их реализацию не являются чем-то уникальным. Уникальна структура шведской модели благосостояния. Она налагает тяжелое бремя на налогоплательщиков, но это — политическое решение большинства шведского общества. И именно на него опирается государство благосостояния, построенное на тщательно уравновешенных принципах: равенства; универсализма (доступности для всех социальных гражданских прав) и эффективности. При практической реализации таких принципов в богатом обществе с растущим средним классом государство не может избежать обременительных расходов, связанных с гарантированием высоких стандартов социальных услуг и льгот.

Государство благосостояния, по мнению шведских аналитиков, должно удовлетворять не только базисные потребности; его услуги должны соответствовать вкусам рабочего класса, который становится все более состоятельным, а также разборчивого среднего класса. Швеция достигла столь высокого жизненного уровня, что лишь немногие готовы довольствоваться базисными, тем более минимальными нормами социального обеспечения.

Структура издержек государства благосостояния отражает его приоритеты. Для шведской модели характерна производительная превентивная социальная политика. На пособия по безработице идет относительно небольшая доля социальных расходов. Гораздо больше средств инвестируется в обеспечение занятости: переподготовку и мобильность рабочей силы; образование взрослых; профилактику болезней, несчастных случаев; пособия семьям. Государство благосостояния создается с целью минимизации бремени социальной нужды и повышения до максимума занятости. Философия такой политики в том, что потраченные на эти цели средства создают более значительные эффекты на других направлениях.

«Производительная» социальная политика стоит дорого, однако издержки на непроизводительные расходы остаются низкими. Поэтому рациональная структура затрат шведского государства благосостояния сокращает бремя расходов там, где у других они растут. Создание новых рабочих мест увеличивает число налогоплательщиков, в то время как в других странах оно сокращается. Поэтому в Швеции значительные издержки на благосостояние, по сути, являются инвестициями в экономический рост.

Впечатляют и распределительные эффекты: бедность и экономическая необеспеченность в значительной степени ликвидированы. Швеция — неоспоримый лидер по равному распределению доходов и уровню жизни. Но наиболее впечатляющие результаты находятся за пределами обычных показателей благосостояния. В экономике удается поддерживать полную занятость; значительно уменьшены классовые различия; удалось создать мощный консенсус по поводу существования государства благосостояния — согласия общества на высокие налоги и их распределение на превентивную социальную политику. В этом смысле социальные расходы — один из доминирующих принципов шведской социал-демократии.

В государстве благосостояния реализовано большинство основополагающих принципов рабочего движения. Но многие из этих принципов с самого начала имели широкую народную поддержку.

Ранние социалистические движения предполагали достичь равенства путем национализации, по крайней мере, «командных высот» экономики. Но шведская социал-демократия довольно рано отбросила эту догму. Вместо нереализуемой концепции равного распределения общественного богатства она стремилась к более практичному идеалу социальной справедливости путем демократизации жизненных возможностей, ресурсов и участия в управлении производством. Это поставило на первый план борьбу за социальное гражданство по сравнению с огосударствлением собственности.

Теоретики шведского социализма изменили представление об исторической миссии рабочего класса. По их мнению, оно заключалось в том, чтобы надежно провести шведское общество через последовательные стадии политической и социальной демократии во имя достижения демократии экономической. Первоочередным принципом заявлена ликвидация бедности, сокращение классовых различий и достижение справедливого распределения жизненных благ. Общество в лице государства предоставляет гарантии нормальной заработной платы, согласно коллективным договорам профсоюзов.

При этом равенство не стало препятствием для достижения эффективности. Успехи шведской социал-демократии во многом обусловлены ее интеллектуальной способностью сочетать эти противоречивые цели. Равенство (4) рассматривалось как предпосылка достижения оптимальной эффективности: более равномерное распределение покупательной способности — значимый фактор успешной макроэкономической политики; поддержка семьи — вклад в будущий человеческий капитал; справедливое обеспечение доступа к здравоохранению и образованию — основа для высокой производительности труда; солидарная политика в области заработной платы и активные программы в сфере занятости — условия модернизации промышленности; обеспеченность доходами позволяет преодолеть сопротивление рабочих рационализации; упреждающая социальная политика ориентирована, скорее, на создание рабочих мест, чем на денежные пособия, что сокращает потери человеческих ресурсов и экономические издержки.

От корпоративной к национальной солидарности

В ходе созидания справедливого государства благосостояния, шведской социал-демократии, во многом, удалось решить проблему национальной солидарности. На пути к политической организации и единству рабочие движения всегда сталкиваются с двумя препятствиями — рынком и ограниченной солидарностью. Как участники рынка люди конкурируют друг с другом, подвергаясь социальной стратификации. От докапиталистического рынка в наследство досталась узкая гильдейская и фрагментированная корпоративная солидарность, местный патриотизм и патернализм. Поэтому социал-демократии было необходимо преодолеть эти препятствия с тем, чтобы заменить их всеобщей национальной солидарностью.

Решение указанной проблемы, во многом, связано с реализацией концепции «дома народа», выдвинутой СДРПШ в ходе избирательной кампании 1928 г. В соответствии с этой концепцией рождающееся социал-демократическое государство должно стать единым домом для всех шведов, где солидарность и взаимопомощь являются естественными. Понятие «дома народа» несет образ общенациональной солидарности, в отличие от классового антагонизма и пресловутого «обострения классовой борьбы».

Такое видение национальной исторической перспективы, в сочетании с отказом от революционализма, выдвигало на авансцену парламентские методы завоевания власти. Уже к 1920 г. шведские социал-демократы отчетливо осознали: узко-пролетарская партия не сможет завоевать парламентское большинство. И потому необходимы широкие политические коалиции. Воплощением этой идеи стало сближение в 1930-х гг. СДРПШ с Крестьянским союзом, что стало решающим условием прорыва социал-демократии к власти. Коалиция с организацией крестьян-собственников, вместо большевистской политики раскулачивания и коллективизации, стал важнейшим политическим условием успеха СДРПШ.

Исторические и социокультурные предпосылки становления социал-демократии в Швеции коренным образом отличаются от российских условий. Однако изучение богатого и успешного опыта СДРПШ дает обширный материал для осмысления причин неудачи попыток создать в России на рубеже 1990-х годов по европейским лекалам современную социал-демократическую партию.

1. В Швеции (как и в Норвегии), как известно, крепостное право в развитом виде не сложилось.

2. Это радикально отличается от большевистской теории и репрессивной практики «классовой борьбы».

3. При этом следует отметить: существенную роль в преодолении кризиса сыграла проведенная в 1931г. — предыдущим правительством — девальвация. Она обеспечила шведской экспортной промышленности такие преимущества, что у капитала не было каких-либо серьезных дополнительных требований.

4. Равенство — как более равномерное в обществе распределение доходов

Фото: ТАСС/PA Photos












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.
РФ как вертикаль власти плюс коррупция всей страны; есть ли выход?
24 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЧУБАЙС
Между рецензией и листовкой (Письмо из Москвы)        Вводя в тему. Читать ученые книги, да еще не из своей области исследований – занятие любимое не всеми. Но иногда чтение экономических трудов оказывается действительно полезным и не экономистам. К тому же в данном случае один из авторов новой, коллективной работы – «Экономика России: что происходит и что делать» – всячески рекомендовал мне свое исследование. И этого автора я знаю как самого лучшего специалиста по налоговой системе и ее реформированию. Сразу уточню, речь в книге идет не столько о налогах, сколько в целом об экономической политике и экономической ситуации в нашей стране.
Горизонтальная Россия. Германия как воплощение русской мечты
18 МАРТА 2019 // ДМИТРИЙ ГУБИН
Германия вообще очень похожа на воплощение русской мечты о справедливой жизни. Достаток, социальные гарантии, добротность быта без особых ухищрений: в биргартенах все сидят на общих скамьях за общими столами, хотя кое у кого есть лошади или самолет. Но главное — обилие горизонтальных общественных связей. Основа немецкой жизни — Verein, ферайн: общество, кружок, союз. Ферайны здесь всюду. Вот во дворике играет оркестр почтовых рожков: ферайн, никаких сомнений. Есть ферайны рыболовов и охотников, кукольных мастеров и меломанов, а я на днях получил приглашение прогуляться по ночному лесу при свете факелов (устраивает лесолюбный ферайн).
В российском государстве не должно быть самодержавия!
13 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россия — государство авторитарное, самодержавное, с монопольной властью президента. Президент у нас мало чем отличается от царя. Но для большей части россиян авторитаризм, монархизм, диктатура, «карманный» суд и произвол власти — явления привычные, корнями уходящие в историю народа. Теплится у людей только надежда на чудо, на доброго царя-президента, который будет подписывать указы и законы не ради выгоды своих друзей и опричников, а для пользы простого народа. Но скромные авторитарные правители, думающие прежде всего о своем народе, как ЛИ Куань Ю, к сожалению, встречаются крайне редко.
Гражданский долг по нашему и по европейски
13 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено. Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.
Тернистая дорога к справедливому суду
12 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как показывают исследования Левада-Центра, большинство россиян предпочитает иметь во главе страны правителя «от Бога» (не важно, как его называть — фараоном, царем или несменяемым президентом), не подчиненного ни парламенту, ни результатам выборов. Мы до сих пор не ушли от средневекового и советского сознания, живем в условиях «силовой цивилизации», где закон, «что дышло», а указание начальства важнее  закона. На страже авторитарного правления стоят многочисленные  «опричники» и суд, лояльный президенту.
Чему учить? Кому учить? Как учить?
4 МАРТА 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из  учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть IV (дайджест)
4 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
  Инклюзивные политические и экономические институты не появляются из ниоткуда. Часто они возникают на фоне серьёзного конфликта тех, кто поддерживает экономический рост, и тех, кто на тот момент обладает политической властью. Инклюзивные институты зарождаются при наступлении исторических точек перелома, таких как Славная революция в Англии — то есть тогда, когда определённые факторы приводят к ослаблению правящих кругов и усилению оппозиции и в результате возникают стимулы для построения более плюралистического общества.
Что творят наши правители?
1 МАРТА 2019 // ВАЛЕРИЙ СОЛОВЕЙ
«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной. Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.