Что делать?
20 сентября 2019 г.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017, ЛЕОНИД ГОЗМАН

ТАСС

Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.
Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм. Именно поэтому мне кажется столь важным объяснять, что на самом деле Россия, несмотря ни на какие зигзаги, будет развиваться в том же направлении, что и весь мир, а значит, авторитарная власть — не более чем неприятный временный эксцесс.

Во-вторых, стратегическая задача – консолидация сторонников свободы, правового характера государства и народовластия. Здесь есть важная развилка. Мы пока не знаем, будет ли в ближайшие годы в нашей стране открыта возможность для политического представительства демократической части общества, т.е. будет ли возможность выигрывать выборы? Если все останется так, как есть, то, по-моему, на выборах нас в Думу не пропустят. И дело не в том, что они нас так уж сильно не любят. Более важно, что они себя объявляют сторонниками рынка и демократии. Поэтому коммунисты их в качестве оппозиции устраивают и даже очень полезны, а мы – ни в коем случае.

Разумеется, мы не можем просто ждать и ничего не делать. Надеяться надо на лучшее, а готовиться к худшему. Поэтому я предлагаю рассмотреть возможные направления деятельности наших сторонников в условиях мягкого авторитаризма – когда в парламент не пускают, но на гражданском уровне кое-что делать все-таки можно. 
Цели

Не претендую на полноту, но главным считаю сохранение либерального слоя российского общества. Под сохранением имею в виду не столько физическую безопасность — до этих угроз, надеюсь, не дойдет — сколько сохранение этого слоя в активной позиции, традиционно характерной для русской интеллигенции, т.е. сохранение стремления влиять на ситуацию, веры в конечную победу и т.д. Понимаю, что право покинуть страну есть у каждого, но очень не хотелось бы, чтобы им воспользовалась лучшая часть наших сограждан.

Вторая цель, связанная с первой – обеспечение готовности к возвращению на демократический путь. В момент, когда демократия вновь окажется востребованной, в стране должно быть достаточное число ответственных граждан и демократически функционирующих организаций, способных эффективно использовать новые возможности.

Не останавливаюсь здесь на целях абсолютно очевидных, таких, например, как защита демократических институтов там, где они еще функционируют, обеспечение прав человека в той степени, в которой это возможно при нынешнем режиме и т.д.
Направления действий

Но самый важный вопрос – это возможные и целесообразные направления практической деятельности. Разногласия по целям носят во многом теоретический и даже вкусовой характер, а вот конкретные действия, требующие человеческих и финансовых ресурсов, должны быть по возможности консенсусными. Именно их и следует, по-моему, обсуждать в первую очередь. Хочу предложить свое видение того, что может или должна делать партия реформ – семь приоритетных направлений практической работы.

1. Обеспечение постоянных коммуникаций внутри либерального слоя общества. Это необходимо потому, что сегодня многие демократически настроенные граждане, особенно, в провинции, чувствуют себя крайне одинокими или даже изгоями. Их взгляды и ценности, а значит и они сами, объявлены маргинальными, не имеющими в стране ни настоящего, ни будущего. Их контакты между собой позволят им преодолевать это навязываемое им ощущение, сохранять оптимизм, жить более полной жизнью. Мы обязаны организовать и поддерживать для этих людей коммуникационную сеть. Причем, речь должна идти не только об Интернете – во-первых, не все имеют возможности и навыки его использования, во-вторых, Интернет не заменяет собственно человеческого общения. Поэтому в дополнение к Интернет-сетям – специальным порталам и форумам – мы должны организовать сеть либеральных клубов (возможно, в штабах партий), куда могут приходить люди демократических убеждений, вне зависимости, разумеется, от формальной принадлежности к партии, и встречаться там со своими единомышленниками. Там должны устраиваться встречи с интересными для участников собраний людьми (это, кстати, великолепное поле для деятельности московских и петербургских интеллигентов), демонстрироваться фильмы, читаться лекции, предлагаться литература и организовываться ее обсуждение и т.д. Крайне важно привлечь к работе этих клубов знаковых для конкретного региона людей.

2. Просветительская работа. В сознании значительной части наших сограждан сегодня царит хаос. Распространены самые дикие представления о собственной стране, о ее истории, в том числе и новейшей. Именно к этим представлениям апеллирует власть, доказывая необходимость подавления инакомыслия и свободы и неизбежность авторитаризма. Во многом это наша вина – наш интеллектуальный потенциал, опыт преподавания, полемические навыки позволяли нам активнее противостоять мракобесию. Но если говорить о будущем, а не об упущенных в прошлом возможностях, то мы должны заниматься просвещением максимально активно. Во-первых, речь идет об организации летних и зимних школ для студентов, преподавателей ВУЗов, школьных учителей и журналистов. Во-вторых, о создании и распространении, как минимум через Интернет, альтернативных учебников и учебных пособий, предназначенных, прежде всего, для учителей и преподавателей – многие из них хотели бы давать своим ученикам другую историю, другое обществоведение, и мы должны им помочь. В-третьих, это постоянно действующая «справочная» в Интернете для преподавателей, учителей, студентов и, может быть, учащихся старших классов. «Справочная» должна предоставлять информацию, альтернативную официальной, а также снабжать желающих аргументами для дискуссий. В-четвертых, это создание и поддержание детских и юношеских организаций, функционирующих на иных, по сравнению с НОД, «Нашими», «Молодой гвардией» и прочими, принципах. Речь идет, например, о скаутском движении.
3. Правозащитная и гражданская деятельность. Вряд ли надо обосновывать необходимость работы на этом направлении. Фактическое игнорирование правозащитной и гражданской деятельности было одним из самых слабых мест Союза правых сил. Понятно, что речь должна идти не только о защите политических прав, но и о правах имущественных, обо всем комплексе правонарушений, связанных с армией, о правах родителей на нормальное образование их детей и на ограждение детей от политического давления и т.д.

4. Создание средства массовой информации, способного консолидировать демократическую часть общества. Речь идет не просто об еще одном СМИ демократической направленности и не об официальном органе партии. Необходимо издание, с которым демократически ориентированные граждане смогут идентифицироваться, раз уж идентификация с партией будет в ближайшее время весьма сложной. Сообщество читателей этого издания должно стать чем-то вроде «протопартии». История, кстати, дает много примеров такого рода изданий. С учетом сегодняшних реалий это издание осуществимо, прежде всего, в Интернете. Кадры для него есть – не все политические журналисты готовы переключиться на гламур.

5. Публичный мониторинг. Мы должны в регулярном режиме – не реже, чем раз в месяц, а также по конкретным поводам – давать свою оценку происходящего. Речь идет о разоблачении официальной лжи, об экспертной оценке принятых законов и постановлений, об анализе последствий конкретных действий, таких, например, как утверждение в качестве официального учебного пособия скандального учебника истории Филиппова, об альтернативной оценке ситуации в стране, успехов и неудач действующей власти. Крайне важно при этом сохранять объективность и обоснованность, не впадать истерику, не объявлять ошибочным все, что делает власть просто потому, что мы находимся к ней в оппозиции. Взвешенный серьезный анализ, во-первых, необходим обществу, во-вторых, даст нам серьезные политические дивиденды. Не стоит забывать, что большинство наших сторонников вовсе не стремится на баррикады.

6. Предложение альтернатив. Мы должны создать структуру, которая будет не просто осуществлять мониторинг, но и предлагать альтернативы. Имеются в виду иные законопроекты, иные управленческие решения. В некоторых странах это называется теневым правительством, у нас желательно избежать использования этого термина. Мы не имеем права ограничиваться отрицанием – это и недостойно нас, и просто неправильно. Например, мы критикуем монополизацию. Но это значит, что мы должны представить свой проект реформирования Газпрома, Роснефти и других корпораций такого рода – проект обоснованный, просчитанный, с графиком реализации. И нет ничего страшного в том, что власть воспользуется какими-то из наших предложений, забыв, по обыкновению, указать подлинное авторство, как это произошло со многими аспектами предлагавшейся нами военной реформы. Важно, что мы не дадим им жить в спокойном безальтернативном болоте, а общество получит понимание того, что сегодняшний курс – отнюдь не единственно возможный. Потенциал для такой работы у нас есть – мы ведь предполагали быть самой активной и продуктивной фракцией в Государственной думе.
7. Участие в выборах там, где это возможно. На сегодняшний день мы понимаем «закрытость» выборов в Думу и в законодательные собрания субъектов федерации. Но, например, на муниципальном уровне, где есть шанс дойти до каждого избирателя и где труднее фальсифицировать подсчет, такой ясности нет. Поэтому мы должны в них участвовать, причем, системно. Очень важно при этом, чтобы кандидаты не прятали свою принадлежность к СПС, а наоборот, подчеркивали ее. Только тогда их победа будет победой партии.

Преобразование политического поля

Правое (демократическое) политическое поле должно преобразовываться не под какую-то идеальную модель, а под конкретные задачи.  Совершенно очевидно, что в случае возвращения выборов необходимо создание принципиально новой демократической партии, способной консолидировать не только сторонников нескольких политиков, но и значимую, и, что важно – внутренне неоднородную часть общества.

Не думаю, что эффективными могут быть действия по изменению названия или символики партии. Не говорю о ценности существующего бренда – для тех, кто активно участвовал в последней кампании, это простреленное в бою знамя, но не все обязаны разделять это отношение. Более важно другое. Умный избиратель не станет голосовать за нас из-за изменения картинки. Преобразования внутри партии должны быть куда более серьезными.

Но это тема отдельного разговора. Я же считаю самым важным обсудить те конкретные направления деятельности, которые отвечали бы и интересам страны, и запросам наших сторонников. Все изложенные здесь предложения предполагают определенный сдвиг с собственно политической на гражданско-просветительскую работу и, главное, ориентируются на «игру в долгую». Мы добились очень многого в ходе революции начала девяностых, но многовековые антидемократические традиции, к сожалению, устояли. Значит, надо переходить к длительной осаде.


Фото: 07.11.2011. Россия. Москва. 7 ноября. Сопредседатель партии "Правое дело" Леонид Гозман во время презентации книги Анатолия Чубайса и Егора Гайдара "Развилки новейшей истории России" в Библиотеке иностранной литературы. Митя Алешковский/ТАСС.












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 1
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.
Демократия по-литовски
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // МИХАИЛ САРИН
Демократия, возникшая в древних Афинах и существующая во многих странах сейчас, всегда имеет два признака – свободу собраний и честные выборы. Третий признак, который является гарантом существования демократии, это реальная политическая конкуренция. Все остальное (разделение властей, независимый суд, свободная пресса) – это фактически результат наличия демократии. Если нет перечисленных признаков, невозможно достичь результатов ни по отдельности, ни вместе. Как обстоит с этим в России, судить российскому читателю. Я же хочу рассказать, как обстоит дело в Литве.
Несостоявшиеся государства. Чем им помочь?
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ЛАНКО
Среди разнообразных предложений по ускорению модернизации в России, обсуждаемых «узким и страшно далеким от народа» кругом российских интеллектуалов, пожалуй, наиболее радикальным является так называемый «японский сценарий». Приверженцы этого сценария развития утверждают, что, поскольку противодействие модернизации заложено в российской «культурной матрице», то и ускорение модернизации возможно исключительно путем «культурного шока», включая ядерную бомбардировку страны и последующую иностранную военную оккупацию. В приведенных ниже тезисах я попытаюсь объяснить, почему этот сценарий неприемлем не только с морально-этической, но и с практической точки зрения, несмотря на то, что современная Япония демонстрирует нам множество примеров, которые могли бы быть использованы и в России.
Капитализм для всех или только для своих?
28 АВГУСТА 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В России есть множество политиков и журналистов, которые из кожи вон лезут, доказывая, что государство эффективнее рынка, а любой чиновник умнее предпринимателя. Им вторят пожилые люди, вздыхающие о временах Сталина, Брежнева, о всеобъемлющем заботливом государстве. Ни советская нищета и дефицит, ни гибель миллионов репрессированных ничему их не научили. Надежду на прогресс внушают только молодые поколения, воспринимающие мир совсем иначе и принявшие рынок как должное. Полезно дать им аргументы для спора со стариками.  
Реальное народовластие. Пример Швеции
13 АВГУСТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Известно, что в мире из двухсот с лишним стран — лишь два десятка демократических, где налицо  верховенство права, где власть имущие не могут урвать себе кусок пожирнее, а вынуждены реализовывать интересы народа, повышать его благосостояние. Я был потрясен, когда узнал, что премьер-министр Канады, лишившись своего поста, вернулся из служебной квартиры в свою двухкомнатную. Особняк он не прикупил — зарплаты не хватило. А воровать чиновникам в Канаде не дают. Для россиян это фантастика. Цель наших властей разного уровня  — обогатиться, накопить миллиарды, построить себе в Европе роскошные дворцы, оставить миллиарды детям. А соотечественники-простолюдины пусть хоть сдохнут. Их могут заменить выходцы  из Средней Азии. И на митинги они вряд ли собираться  посмеют.
Выборы в России – туфта. Сравните со шведскими
5 АВГУСТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На выборах в Московскую городскую Думу кандидаты от «Единой России» скрывают свою принадлежность к «партии власти», идут как самовыдвиженцы. Избирательные комиссии закрывают глаза на нарушения с их стороны, зато придираются к  подписным листам  независимых оппозиционных кандидатов. Если те реально собирали подписи  на   самых проходных местах, ходили по квартирам, то провластные кандидаты этим себя не утруждали.
Социализм – мечта, ведущая в тупик
30 ИЮЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Многие пожилые люди сожалеют об ушедшем социализме. Особенно жители Москвы и Петербурга. Им есть, о чем тосковать. В 1970-е годы при зарплате 120-150 рублей можно было кое-что отложить на отпуск. Работа была гарантирована, как и бесплатное образование и здравоохранение. А теперь пожилому человеку на работу не устроиться, пенсии мизерные, тарифы на коммунальные услуги поднимают 2 раза в год. За лечение плати, за учебу внука в вузе — плати. Реальный уровень жизни падает... Но самое печальное, что, наслушавшись пенсионеров, о социализме мечтают и молодые. Им кажется, что они уж точно смогли бы построить «социализм с человеческим лицом»...